Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Мне надоело везде и перед всеми извиняться за глупость своего правительства.
Оливер Стоун, американский кинорежиссёр, сценарист, продюсер
Latviannews
English version

«Люди нужны друг другу, особенно в это темное время»

Поделиться:
Чулпан Хаматова и Кристине Крузе-Хермане в спектакле "Страна глухонемых". Фото Яниса Дейнатса.
Чулпан Хаматова в спектакле "Страна глухонемых". Фото Яниса Дейнатса.
Чуть больше года назад, на встрече в смарт-клубе «Открытого города», а это было накануне премьеры Post Scriptum в Новом Рижском театре, актриса Чулпан Хаматова призналась, что у нее в голове еще не все «склеилось» в отношении роли, но она полностью доверяет Алвису Херманису, его режиссерскому чутью и таланту. Тогда он бросил ее одну в пучину «Бесов» и заставил играть пять ролей сразу. И она с этим прекрасно справилась.

В новом спектакле Kurlmēmo zeme (Страна глухонемых) у Чулпан три роли одновременно: две на сцене и одна на экране. Здесь она уже не одна, а в хорошей компании -- с актерами Кристине Крузе-Хермане, Гундарсом Аболиньшем и Томом Харьо. Но впервые играет на латышском. И ее снова можно поздравить.
Гундарс Аболиньш и Чулпан Хаматова в спектакле "Страна глухонемых". Фото Яниса Дейнатса.
Кристине Крузе-Хермане и Чулпан Хаматова в спектакле "Страна глухонемых". Фото Яниса Дейнатса.
Кристине Крузе-Хермане и Чулпан Хаматова в спектакле "Страна глухонемых". Фото Яниса Дейнатса.

Три роли Чулпан


В фильме Валерия Тодоровского «Страна глухих», кадры которого Херманис активно использует в спектакле, Чулпан играет юную Риту, открытую и доверчивую, готовую на все ради любимого Алеши. Он, игрок и бродяга, ее предает, но она продолжает верить в счастливое будущее, там у нее впереди целая жизнь.

На сцене мы видим другую Риту, спокойную, мудрую, повзрослевшую. Она тоже любой ценой пытается спасти Алешу, но тут она ему скорее не возлюбленная, а доктор Лиза. И когда ее жертву не принимают: «Меня не надо спасать, я живу, как хочу, мне нравится моя жизнь...» – кричит ей с экрана Алеша, она понимает, что настало время спасать саму себя.

Именно так поступила сама Чулпан, когда осудила войну и полтора года назад приехала в Ригу. В спектакле Kurlmēmo zeme она еще играет саму себя. Режиссер даже ее сценический костюм взял из реальной жизни актрисы -- пиджак-платье, пиджак-пальто, черная битловка. Именно такой я помню Чулпан на нашем смарт-клубе. Кокон, в котором она прячет свое хрупкое тело и душу.

Она, актриса Чулпан Хаматова, признается, как часто в этой жизни ее постигает отчаяние и как она старается не ожесточиться, не впустить в себя зло. А спасают ее люди вокруг. Новые друзья. Старые. «Люди нужны друг другу, особенно в это темное время», -- говорит Чулпан.

В спектакле Чулпан комментирует кадры прославившего ее фильма и рассказывает историю из своей жизни: как они были близки с актрисой Диной Корзун, играющей у Тодоровского глухую Яю, даже вместе создавали Фонд «Подари жизнь», а сейчас разошлись и перестали слышать друг друга. Актриса с грустью смотрит на кадры той, свободной Москвы ее юности, и словно прощается с ней.

На протяжении спектакля она то и дело присаживается к пианино и, как тапер в немом кино, наигрывает ностальгические мелодии…

Так вот и с этими тремя ролями Чулпан Хаматова успешно справилась. А еще – блестяще сдала экзамен по латышскому языку перед огромной аудиторией. Ее правильный латышский язык поражает. Иногда кажется, что она несет слова как хрустальную вазу… Нигде не уронила, не споткнулась, ничего не растеряла, все естественно и органично.

Медийное кровосмешение


Теперь про саму постановку. Мало кто понял: зачем в спектакле так много кино? Почему основное действие отдано экрану, а на сцене его сопровождают лишь отдельные флешмобы?

Вспоминаю, как пару лет назад у нас с Алвисом состоялся любопытный диалог. Он тогда похвалил мою книгу о Юрисе Подниексе, и я осмелилась спросить: не стоит ли историю режиссера-документалиста перенести на сцену? Он подумал и ответил: это будет тяжело, слишком велико медийное несоответствие театра и кино.

Но вот прошло время, и Херманис отважился на это жанровое кровосмешение. Более того, кадров фильма Тодоровского ему показалось мало, он дополнил видеоряд специально снятыми крупными планами (автор монтажа актер Том Харьо, который здесь раскрылся полнее, чем в роли…) женских пальцев, ладоней, кожи… Пытаясь средствами кино передать чувственность, тактильность, человеческое тепло, которого так не хватает и героям, и зрителям. В общем, театральный режиссер Херманис пошел на сделку с кино.

А там, на экране, все по-настоящему. Настоящая стрельба, кровь, любовь, бандиты 90-х, эмоции глаза в глаза… Тот самый обещанный Херманисом романтический триллер. Актерам на сцене остается лишь дублировать отдельные эпизоды. Вот Рита встречается с Яей, вот они надевают красные лабутены и отправляются «на дело», вот главарь мафии глухонемых соблазняет Риту, а вот вернувшийся Алеша соблазняет Яю…

Но в театре все условно, все как бы. Как бы интим, как бы раздевание, как бы насилие… Да еще в рамках скромной сценографии – излюбленная Херманисом квартира со скупыми атрибутами: диван, стол, дверь, грязные обои…

Да, благодаря этой условности в спектакле есть очень сильные сцены. Когда в гремучем ворохе газет, которыми устлан продавленный диван, Рита как бы уступает грубой мужской силе, и в ее криках и стонах отражается вся несправедливость этого мира… Или красивая сцена близости Риты и Яи: скрещенья рук, скрещенья ног-лабутенов, судьбы скрещенье… Чудесные ноги у обеих актрис, залюбуешься!

Очень убедительно перевоплощается в глухонемую Яю актриса Кристине Крузе-Хермане. Поразительная работа с голосом, интонациями, жестами… Интересно следить за главарем мафии глухонемых Гундарсом Аболиньшем...

И тем не менее, кино в этой схватке искусств теснит театр… Иногда кажется, что актерам на сцене нечего играть, им не хватает мяса роли.

Из страны глухих в страну немых


Некоторые рецензенты недоумевают: зачем Херманис вообще взялся за этот материал? Да еще пообещал автору повести Ренате Литвиновой «Обладать и принадлежать», по которой поставлены фильм и спектакль, совершенно другую трактовку…

А я его понимаю… Ну, как было не ухватиться в наше апокалиптическое время за такой универсальный образ – глухонемых, которые правят миром!? Kurmēmo zeme! Какой простор для ассоциаций! Какой соблазн это разыграть! Тут тебе и глухая Россия, и немая Латвия, и Чулпан в чужой стране, и все мы, беспомощные и безголосые свидетели войны…

А заодно хороший способ поддержать Чулпан во время ее премьеры на латышском языке: все-таки знакомый для нее материал, не так страшно, да и память о первом успехе окрыляет, дает веру в себя!

И вообще Херманис любит знаковые фигуры. Модная Рената Литвинова прилетела на премьеру из Парижа, режиссер с мировым именем Валерий Тодоровский благословляет постановку из Лос-Анджелеса…

В принципе в Kurmēmo zeme каждый получил свой бонус. Чулпан в большой, многословной роли показала, чего она достигла в изучении латышского. Актриса Кристине Крузе-Хермане сыграла сложную роль глухонемой Яи и продемонстрировала великолепную способность перевоплощаться. Камерная повесть Литвиновой «Обладать и принадлежать» о взаимоотношениях двух девушек в мире насилия и грубой мужской силы обрела политическую актуальность. А фильм Тодоровского – новое звучание. Думаю, было и будет немало желающих перечитать повесть и пересмотреть фильм.

Сам режиссер признается, что «Страна глухонемых» для него -- это метафора. Да, одни увидят в ней сегодняшнюю Россию, соглашается он, другие – экзистенциальный символ одиночества. А для него самого важен латвийский контекст.

«Я по-прежнему не могу понять – почему люди в Латвии всегда молчат? Даже если все идет очень плохо, наперекосяк, неправильно, они предпочитают не говорить про это, -- пишет он в программке к спектаклю. -- Для меня это неразрешимая загадка». Недаром даже своих любимых актеров Кристину Крузе-Хермане, Гундарса Аболиньша он заставляет мычать, с трудом выдавливать из себя звуки.

Чтобы понять своих соотечественников, режиссер предлагает провести опрос: почему вы так часто предпочитаете молчать? Собственно, этот опрос, хоть и негласный, и происходит в зрительном зале. Ради него он нас и собрал.

Экзамен для релокантов


В конце спектакля Чулпан произносит монолог о возможности каждого изменить свою судьбу. В руках у нее лезвие бритвы… Так и слышится Арсений Тарковский: «когда судьба по следу шла за нами, как сумасшедший с бритвою в руке…» Да, иногда линию судьбу можно изменить только с помощью бритвы, по живому, говорит Рита…

Именно так поступила сама Чулпан, добровольно сменившая Олимп в Стране глухих, где за ней носили шлейф, на передник Золушки, которой еще только предстоит попасть на бал... И дала надежду релокантам, осмелившимся бросить вызов судьбе.

В спектакле Херманиса Чулпан не просто сдала экзамен по латышскому. Она показала, что можно стать частью другого мира. Где ты не всегда будешь первым, где придется уступать, идти на компромиссы, где будет другой зритель, и вообще все будет по-другому, не так как прежде… Но, чтобы жить дальше, это надо принять. Чулпан показала, что она готова меняться. Готовы ли другие?

Татьяна Фаст,

«Открытый город»

 
19-11-2023
Поделиться:
Журнал
<<Открытый Город>>
Архив журнала "Открытый город" «Открытый Город»
  • Журнал "Открытый город" теперь выходит только в электронном формате на портале www.freecity.lv 
  • Заходите на нашу страницу в Facebook (fb.com/freecity.latvia)
  • Также подписывайтесь на наш Telegram-канал "Открытый город Рига онлайн-журнал" (t.me/freecity_lv)
  • Ищите нас в Instagram (instagram.com/freecity.lv)
  • Ежедневно и бесплатно мы продолжаем Вас информировать о самом главном в Латвии и мире!