Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Знаете ли вы фразу "выше головы не прыгнешь"? Забудьте о ней. Возможности человека безграничны.
Никола Тесла, хорватский физик, инженер, изобретатель
Latviannews
English version

Таинственное отравление профессора, который хотел сделать Латвию процветающей

Поделиться:
Карлис Балодис.
В начале 20-го века премьер-министр России Сергей Юльевич Витте приглашал Карла Баллода в свое правительство. Его единомышленником и учителем был министр иностранных дел Веймарской республики Вальтер Ратенау. Сам же профессор Карлис Балодис оставался в родной Латвии, где в 1931 году умер при весьма таинственных обстоятельствах.

Следователь не поверил

— Я уверена, что его отравили! — безапелляционно заявила сестра профессора Балодиса Хермине Залите. — Это случилось 13 января, он пришел домой и сразу лег. Сказал, что замерз и попросил принести чай, потом начались резкие боли в желудке.

Следователь смотрел на сестру профессора с недоверием, качал головой и всем своим видом показывал, что он не верит ни единому ее слову. Что-то там себе навыдумывала эта убитая горем женщина. «Балодиса считали сумасшедшим, видимо, и сестра такая же», — подумал он.

— Не верите!? Но вот посмотрите на пол, видите, это небольшое коричневое пятно, и еще одно — побольше, — Хермине осветила пол комнаты двумя сильными электролампами.

Следователь осмотрел скромный рабочий кабинет профессора, заваленный книгами, газетами и журналами. Здесь работал известный профессор Латвийского и Берлинского университетов, депутат Сейма, почетный филистр студенческой корпорации Concordia Latviensis Карлис Балодис.

На полу на самом деле были два темных пятна между креслом и печкой. Они, как утверждала сестра, появились в ту ночь, когда профессор умер, и когда она протирала тряпкой пол, то заметила, что коричневая жидкость даже съела краску. В кабинете у профессора бывало много посетителей, но подозрений на кого-то конкретно у нее не было. Большую квартиру Балодиса и супругов Залите на ул. Элизабетес в Риге посещали многие известные люди — политики, журналисты, художники, знаменитые литераторы, в том числе Райнис и Аспазия. Когда в конце 19-го века Райниса выслали на временное поселение в Псков за распространение сочинений в издании Dienas Lapa, то он поселился в доме дяди Хермине — в 5 километрах от Пскова.

Хермине Залите рассказала следователю, что Балодис никакими тяжелыми болезнями не страдал, с юности они живут вместе, она даже вышла замуж за друга и единомышленника брата — Петериса Залите. Втроем они путешествовали по всему миру, разрабатывали свои фантастические проекты, мечтая построить благополучную и богатую Латвию. Теперь мечты так и остались мечтами...

Профессор Карлис Балодис умер 13 января 1931 года, никаких признаков отравления врачи не обнаружили, якобы это было воспаление легких. Зима, мороз, видите ли. Состоялись пышные похороны, в последний путь его провожал весь университет, депутаты Сейма. Но почему спустя полгода сестра Хермине все же настояла на эксгумации трупа, что она хотела доказать? Кого в результате хотела обвинить в отравлении? Неужели 90 лет назад в маленькой, буржуазной Латвии кипели такие политические страсти, что ученого и политика кому-то понадобилось отравить? Наверное, ответы на эти вопросы уже не найти. Но попробуем хотя бы немного приоткрыть завесу удивительной судьбы выдающегося ученого и экономиста Карлиса Балодиса, о котором сейчас знают немногие.
 
Петерис и Хермине Залите с Карлисом Балодисом на прогулке, около 1920 г.
Огрский край — родные места мятежного рода Балодисов.
Карикатура из журнала Atpūta, 1926 г.
Карлис Балодис в молодости.
Карлис Балодис мечтал создать огромную колонию латышей в бразильском штате Санта-Катарина.
Молодые супруги Хермине и Петерис Залите.
Один из учителей и единомышленников Балодиса Вальтер Ратенау в парадной форме Кирасирского лейб-гвардии полка в Берлине, 1890–1891 гг.
Роковая любовница профессора Балодиса — художница Эмилия Грузите.

Трудное детство вундеркинда

Карлис Балодис родился в 1864 году и был самым младшим ребенком в простой, крестьянской, но очень талантливой и по тем временам необычной семье. Мужчины этого рода были неугомонные, строптивые и смелые, восставали против несправедливости господ. Его прадед Андрей был приверженцем гернгутеров (так называемые последователи религиозной общины Чешских братьев), проповедником, за одним из его сыновей — Давидом — в православие в середине 19-го века перешли многие тысячи латышских крестьян в надежде получить землю от русского царя.

Отец Карлиса — Микелис был кузнецом, содержал корчму в Билстини около Кокнесе. Он умер от тифа, когда младшему сыну было только два года. Мать Анна осталась одна с тремя детьми, старшему — Александру на тот момент было 12, Хермине — 8. В школе Карлис практически не учился, так как не хватало средств, он самостоятельно освоил курс начальной школы, экстерном окончил Елгавскую гимназию (1883). Ему легко давались языки, он изучил греческий, немецкий, русский, латынь (позже добавились другие языки, в том числе еврейский, всего он знал более десятка языков), товарищи его старшего брата так и называли Карлиса — полиглотом и прирожденным математиком, ведь он с легкостью считал, используя свой особенный метод. В детстве он с увлечением строил из кубиков дома, на песке возводил замки и прокладывал железные дороги, и все время при этом считал, сколько это будет стоить — тысячи или миллионы. Уже тогда, маленьким мальчиком, он знал, чем хочет заниматься — строить благополучную Латвию и сделать народ этой страны счастливым. Подростком он начал подрабатывать, экономил на всем, чтобы купить книги, самостоятельно учился, жадно впитывал знания.

Семья, в которой все за одного

Когда старший сын Балодисов — Александр — окончил Рижский политехнический институт, ему предложили работу инженера за 60 рублей в месяц. Но он стал перед выбором — жениться на девушке, в которую страстно влюблен, создавать семью или помогать младшему брату с поступлением в Дерптский (Юрьевский, ныне Тартуский) университет. К радости матери Карлис выбрал стезю своих предков и решил поступить на теологический факультет университета. Александр все же выбрал брата, при этом сестра Хермине отправилась вместе с Карлисом в Дерпт (Тарту), чтобы присматривать за ним, кормить и следить за его здоровьем.

Однако Карлис вместо теологии больше увлечен экономикой, статистикой, математикой. В Дерпте он знакомится со студентом Петерисом Залите, который стал его верным другом и соратником на 45 лет — до самой кончины Балодиса, а для Хермине — любимым супругом.

Их помолвка состоялась не где-нибудь, а в солнечной Бразилии, куда вместе с первыми переселенцами — баптистами, приехал молодой священник Карлис Балодис. Он сам и венчал друга и сестру в сказочно красивом городке Тубаране штата Санта-Катарина, среди цветущих роз, бананов, кофейных деревьев, источающих одурманивающий аромат.

Именно здесь у Балодиса созрел первый грандиозный проект — создать колонию латышей. А в будущем даже переселить большинство населения! Он договорился с местным правительством о выделении земли колонистам и подъемных. В Бразилию направились первые семьи, которые вскоре обманулись в своих ожиданиях. Подъемные из-за коррупции местных чиновников они не получили, выращенную продукцию не могли продать, так как не было дорог. Семьи были поставлены на грань нищеты и во всем обвиняли Балодиса.

От Златоуста до Берлина

Чтобы уйти от позора, Карлис Балодис вместе с сестрой и Петерисом уехали в Германию. И там оказалось, что собранного в Бразилии материала хватило на целую диссертацию. В 1892 году в Йенском университете Балодис защитил докторскую диссертацию по географии на тему Der Staat Santa Catharina in Südbrasilien («Штат Санта-Катарина в Южной Бразилии»).

А уже через год неудачу первого проекта Балодис переживал далеко от Бразилии, на Урале — в городе Златоуст, где стал служить в лютеранском приходе. Но здесь из-за сурового климата он долго не смог продержаться и вернулся сначала в Петербург, потом в Мюнхен, где окончил (совместно с Людвигом Бессером) работу по демографии — «Смертность, возрастной состав и долговечность православного народонаселения обоего пола в России за 1851–1890 гг.»).

За свои исследования по демографии в 1898 году Карлис Балодис получил Большую золотую медаль Академии наук России и премию Дмитрия Толстого.

В 1904 году Балодис снова работает в Германии, читает курс лекций по хозяйственной статистике, промышленной и финансовой политике России. Во время Первой мировой войны он становится советником военного Министерства Германии, по заданию которого разработал систему продовольственных карточек. Это было впервые в мире. Во время войны занимался также анализом результатов подводной войны.

Основные идеи социалиста Балодиса

В 1898 году в Германии под псевдонимом «Атлантикус» Балодис опубликовал свою самую значительную работу «Государство будущего». Из предисловия редактора к этому изданию: «Атлантикус прекрасно показал, во что можно превратить хозяйство, если планомерно его организовать и воспользоваться всеми уже теперь мыслимыми техническими средствами. Но для этого нужно, чтобы целью хозяйственной деятельности было не получение прибыли, не индивидуалистический мотив капиталиста, а всеобщее благо».

Основная мысль Балодиса заключается в том, что при надлежащей организации производства и при условии использования всех возможных в том время технических усовершенствований доход рабочего может быть удвоен или утроен с уменьшением рабочего времени вдвое. И еще он выступает за высокую оплату умственного труда, так как без этого нельзя обеспечить обновление производства, рост творческого потенциала страны. Он подробно обсуждает проблему отбора одаренных детей.

Авторитет работ Балодиса в России был чрезвычайно высок. В условиях революции 1905 года в России «Государство будущего» издавалось пять раз. Есть сведения, что сам премьер-министр России Сергей Юльевич Витте приглашал Карла Баллода (так его величали в России) в свой кабинет.
Работа «Государство будущего» стала одним из оснований для разработки ленинского плана ГОЭЛРО (государственной электрофикации России).

Балодис России дает конкретные хозяйственные советы, прежде всего, в сельском хозяйстве: освоение Карабугазского залива для получения калиевой соли как средства для удобрения полей, освоение сибирских земель переселением безлошадных дворов, внедрение глубокой вспашки полей, орошение плодородных земель Туркестана, вывод военного флота из Балтийского моря и так далее.

У Балодиса был и личный опыт во ведению образцового хозяйства в Брамберги в Курляндии, которое он устроил вместе с сестрой Хермине и мужем сестры Петерисом Залите. Они получали по 30 центнеров с гектара, в то время как урожаи в Прибалтике были в два-три раза меньше, а в центральной России составляли всего 5–6 центнеров. Балодис предлагал организовать большие сельскохозяйственные кооперативы для рационального зерноводства и скотоводства, а также для производства части промышленных товаров, то есть полесадоводческие кооперативы городского типа. Это предложение Балодиса близко представлениям о современном коллективном хозяйстве и актуально сегодня в свете построения современных экогородов.

Планы построения еврейского государства в Палестине

В начале 20-го века неразлучная троица — Карлис, Хермине, Петерис — поселились в Риге. Помимо научной и общественной деятельности, занимаются журналистикой, все трое работают редакторами латышских газет Mājas Viesis, Dienas Lapa, Menešraksts. Балодис пишет сотни статей, в том числе и по еврейскому вопросу, что в те годы из-за погромов стало актуальным и болезненным.

«Европейская Россия имеет больший процент евреев, чем какая-либо другая страна, а именно около 5 процентов, или всего 5–5½ миллиона... Прекрасное указание в деле выселения дал за последние годы возникший в России сионизм. Предоставьте евреям опять их обетованную землю, Палестину, — и еврейский вопрос разрешится самым спокойным, самым желательным для европейских народов, образом», — пишет Балодис.

В 1918 году Карлис Балодис стал председателем германского комитета еврейских поселений в Палестине. Он провел глубокий анализ условий жизни в Палестине — плотность населения, климат, водные ресурсы — и доказал, что имеется возможность поселить миллионы евреев в Палестине без нарушения интересов местного арабского населения.

Последние годы жизни Балодиса

В 1919 году Карлис Балодис вернулся в Латвию и до самой смерти в 1931 году был профессором Латвийского университета. Ему выпала честь выступать с речью при торжественном открытии университета 28 сентября 1919 года. Он говорил о вечных ценностях и идее «вечного мира», а чтобы он наступил, надо было всего-навсего разделить мировую сушу между нациями, по тем временам по 3,64 гектара на каждого жителя планеты. Для Латвии земли хватало, вот только для снабжения фруктами надо было бы арендовать какой-нибудь остров в субтропиках. Конечно, слушатели восприняли все это как утопию.

В 1923 году Балодис аргументировал строительство электростанции на Даугаве, чтобы получать дешевую электроэнергию. В 1928 году издал книгу «Латвийское хозяйство при способном и недееспособном правительстве», в которой анализировал налоговую политику и давал советы по развитию народного хозяйства. Но при этом главным врагом развития считал коррупцию. Он писал: «Что делать, чтобы Латвия существовала? Прежде всего, следует искоренить коррупцию... Мне пришлось бороться с этим болотом коррупции, куда погрязла Латвия, в надежде, что народ когда-то проснется и сумеет отличить, кто с толком борется за права народа, от жаждущих власти неучей, дурящих народ, кто хлопочет только за свои интересы».

Чтобы как-то бороться с коррупцией и воплощать свои идеи, Балодис основал свою партию «Рабочий союз» и был депутатом Сейма с 1928 по 1931 год. За свои идеи подвергался жесточайшей критике со стороны политических противников, его высмеивали и отвергали идеи только из-за того, что они исходили от него. Балодис основал журнал «Экономист», но его тексты остались непонятными для латышского читателя из-за низкого уровня экономических знаний.

В Государственном архиве Латвии сохранилось прощальное письмо Балодиса, адресованное премьер-министру Карлису Улманису. Это было письмо-завещание — Балодис направлялся в Берлин с надеждой занять пост министра финансов Германии. Однако назначение не состоялось, возможно, из-за утраты позиций немецких социал-демократов. Но был и страх за свою жизнь. В 1922 году убили Вальтера Ратенау — его единомышленника и учителя. Ратенау был в то время министром иностранных дел Веймарской республики. Именно он подписал знаменитый договор между РСФСР и Веймарской республикой в Рапалло в Италии, за что нажил смертельных врагов.

Доктор технических наук, профессор и историк Манфред Шнепс-Шнеппе, изучавший научное наследие Балодиса и посвятивший ему несколько публикаций в своих книгах, пишет: «Практические успехи Карла Баллода обусловлены контактами с двумя выдающимися людьми начала 20-го века: Вальтером Ратенау в Германии и Владимиром Лениным в России».

По мнению Шнепс-Шнеппе, для полноценного изучения жизни и научного наследия Карлиса Балодиса время еще не пришло, это дело будущих исследователей.

Так было ли отравление?

Последние годы жизни Карлис Балодис подвергался гонениям, в политической жизни того времени кипели страсти, до государственного переворота Карлиса Улманиса оставалось три года. На вопрос автора публикации Манфреду Шнепс-Шнеппе: «Верите ли вы в отравление профессора?», он ответил полушутя-полусерьезно: «Может быть, причина в ревнивой женщине?..»

Как писала газета Rigasche Rundschau в июне 1931 года, спустя почти полгода после смерти Балодиса, Хермине Залите все же добилась, чтобы была проведена эксгумация останков брата и проведен анализ наличия отравляющего вещества, по мнению сестры, это был мышьяк. Но судебно-медицинская экспертиза ничего не выявила.

Хермине Залите — удивительная женщина, она навсегда могла остаться в истории Латвии как соратница выдающегося ученого, но на ее счету множество публикаций и издание ценнейших и по нынешним временам книг по домоводству и кулинарии. Но этим она не ограничилась, все же она хотела продолжить дело брата и сделать свою страну процветающей.

Сестра профессора Балодиса после смерти брата решила основать новую политическую партию под названием «Рабочая партия имени профессора Карлиса Балодиса», но долго заниматься политикой Хермине уже не было суждено. Спустя год, летом 1932 года, на 74-м году жизни, Хермине Залите не стало, ее сердце просто не выдержало. Ее похоронили рядом с братом, в последний путь одну из знаменитейших женщин того времени провожало более 1000 человек и среди них — ее лучшая подруга Аспазия.

Унаследованные от предков неугомонность, острое чувство несправедливости, желание помогать и просвещать народ — это были главные качества сестры и брата из рода Балодисов. Но им так и не суждено было увидеть процветающую и благополучную Латвию.

Наталия Кетнере/«Открытый город»

Фото: предоставлены автором
 
01-03-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№9(114)Сентябрь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Янис Зелменис: Не стреляйте в биатлониста!
  • Глеб Павловский: Кремлевский блиц
  • Как Бродский научил Гениса любить  На Бэ
  • Лилита Озолиня: "Я не прощаю предательства"