Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Имей мужество пользоваться собственным умом.
Иммануил Кант, немецкий философ
Latviannews
English version

В Латвии хранятся уникальные письма братьев Тургеневых

Поделиться:
Дом-музей Тургенева в Буживале.
«Когда переведутся Дон-Кихоты, пускай закроется книга Истории. В ней нечего будет читать...» Эти слова великого русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева стали эпиграфом к «Тургеневским чтениям», которые прошли в Академической библиотеке Латвийского университета в связи с 200-летием классика. В международной научной конференции приняли участие ученые США, Италии, Латвии, России. Они представили творчество замечательного писателя с самых разных сторон.

Но больше всего докладов было посвящено связям Тургенева с Латвией, которые оказались очень обширны и разнообразны. Оказывается, Иван Сергеевич издавался на латышском еще при жизни. Его пьесы активно шли в латышских театрах. Латвийский исследователь Борис Равдин представил такой необычный пласт темы, как «Тургенев на страницах русской коллаборационистской печати времен Второй мировой войны». С рассказом о рижских родственниках русского классика выступила и автор Открытого города Ксения Загоровская. А хозяйка мероприятия директор Академической библиотеки ЛУ доктор филологии Вента Коцере сделала доклад «Иван Тургенев и заведующий Рижской городской библиотекой Георг Беркгольц (1817–1885)».

В канун чтений рижане получили отличный подарок из московской Библиотеки-читальни имени Тургенева — около 100 книг. Это научные издания последних лет, новейшие исследования биографии и творчества знаменитого писателя.

Благодаря юбилею русского классика латвийский ученый Вента Коцере, можно сказать, неожиданно для себя вошла в круг самых известных тургеневедов и знатоков русской литературы зарубежья.

Незадолго до рижской конференции Вента Коцере с докладом о связях Тургенева и Латвии побывала в Брюсселе. Там прошла первая международная научная конференция «Тургеневские дни в Брюсселе: русские писатели за рубежом». Ее организовали Тургеневское общество Бенилюкса, Русский центр науки и культуры в Бельгии при участии Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН и тургеневских обществ разных стран. Как известно, последние годы жизни Иван Сергеевич провел во Франции. Поэтому материалов у организаторов было достаточно.

Участники брюссельской встречи, а это известные слависты, филологи, тургеневеды из Бельгии, России, Венгрии, Германии, Латвии, Франции, — единодушно признали, что в литературно-духовном сближении России и Запада первое место по праву принадлежит И. С. Тургеневу, подвижнику русской литературы в мире. Он дал толчок к обсуждению сегодняшнего диалога России и Европы, темы русских европейцев, места русской словесности в европейской литературе. Участники не обошли вниманием и историю русско-бельгийских отношений.
 
Единственное письмо Ивана Тургенева, хранящееся в Риге.
Вента Коцере с российским писателем Владимиром Ториным и филологом Марией Кшондзер из Германии.
Аллея в Буживале.
Кровать, на которой умер писатель.
Создатель и хранитель музея Александр Звигильский.
Участники конференции в Бельгии.

Голубой листок без конверта

А для Венты Коцере погружение в Тургенева началось с коротенького письма, фактически записки, обнаруженной ею в родной библиотеке. Это был оригинал послания Ивана Сергеевича Тургенева рижанину Георгу Яковлевичу Шварцу, чья сестра Анна была женой Николая, старшего брата писателя.

Мне тоже довелось подержать в руках этот сложенный пополам голубоватый листочек тонкой писчей бумаги. Заведующая отделом рукописей и редких книг доктор филологии Айя Тайминя, оставив журналиста Открытого города в читальном зале, нырнула в следующую дверь — и торжественно вынесла пухлый пакет. Из него были извлечены бесценные «единицы хранения».

После заполнения официальных бланков учета выдачи раритетов я получила доступ к стопке 185 писем тому же Георгу Шварцу от Николая Сергеевича Тургенева (одна только их опись занимает несколько листов), а также к пакету с тургеневским письмом: манускрипт 21 51, ед. хранения 1148, инвентарный номер 15 374. Послание, датированное 30 сентября 1875 года.
Насколько возможно разобрать мелкий летящий почерк, адрес отправителя — Bougival, 16, Rue de Mem, Le Frênes (Буживаль. 16, Рю де Мем, Ле Френ («Ясени»). Теперь это улица Ивана Тургенева. Чтобы разобрать текст письма и перевести его на русский, нужен специалист. По словам Венты Коцере, письмо это шутливое, в нем писатель, в частности, спрашивает, куда это пропал его брат Николай…

Как ни странно, интерес к этим письмам за все время их нахождения в библиотечном хранилище был проявлен всего несколько раз. Не удивительно, что за пределами Латвии о них до сих пор не знали даже тургеневеды.

— Я давно дружу со знаменитой московской Библиотекой-читальней имени И. С. Тургенева, — рассказывает Вента Коцере. — И всегда восхищалась ее фондами. Но и нам есть что им показать. Когда-то мы там проводили передвижную выставку лифляндского педагога, историка и этнографа Иоганна Бротце (1742–1823). Я много лет знаю бывшего директора этой библиотеки — нынешнего председателя Тургеневского общества в Москве Татьяну Коробкину. Года два назад обе мы были в Туле на конференции по сотрудничеству музеев и библиотек, заодно посетили Ясную Поляну, Музей-усадьбу Льва Толстого. Тогда же Татьяна Евгеньевна высказала готовность сотрудничать с нами в подготовке к 200-летию Тургенева так же, как сотрудничает с Германией, Францией, Бельгией.

Неожиданные открытия

После встречи с Татьяной Коробкиной Вента Коцере решила проверить, что хранится в фондах Академической библиотеки по Тургеневу. Надо сказать, что в целом фонды вверенного ей ведомства насчитывают 3 500 000 единиц хранения, поэтому знать все невозможно, даже проработав здесь долгие годы. Ее любопытство было вознаграждено — Вента с удивлением обнаружила то самое оригинальное письмо Тургенева из Буживаля, где он в то время жил. Затем в отделе рукописей и редких книг нашлись еще и 185 писем брата писателя Николая Сергеевича Тургенева Георгу Шварцу. Переписка эта охватывает период с 1872 по 1878 год и еще ждет своих исследователей.

Госпожа Коцере немедленно сообщила о своих открытиях Татьяне Коробкиной, а та с огромной радостью поделилась информацией с тургеневедами.

— И вот в прошлом году сижу на очередном собрании, — рассказывает Вента, — и кто-то настойчиво мне звонит по мобильнику. Незнакомый голос говорит: «Мы приехали из Брюсселя, из Тургеневского общества Бенилюкса. Татьяна Коробкина нам сказала, что у вас есть оригинальное письмо Тургенева, можно ли завтра прийти к вам в библиотеку?»

На следующий день я встретилась с Конрадом Фурманом. Он работает в Еврокомиссии и является основателем и активным членом Тургеневского общества Бенилюкса в Брюсселе. Говорит по-русски. Приехал с женой Натальей Шумиловой, тоже активистом этого общества. Я показала им тургеневское письмо. А вскоре они пригласили меня на международную тургеневскую конференцию.

Готовясь к выступлению «Тургенев и Латвия», Вента на две недели погрузилась в тургеневские материалы, которые, как оказалось, в большом количестве хранились в библиотеке ЛУ. Вента полагает, что через ее руки прошло сотни три разного рода документов.

В школьные годы она читала Тургенева в оригинале, потому что в школьной программе был предмет «русская литература». Во время учебы в университете читала уже на латышском. А в фондах библиотеки она обнаружила огромное количество переводов. В крупных латвийских книгохранилищах собраны все издания произведений И. С. Тургенева и литературы о нем, выпущенной на латышском языке более чем за 110 лет, а также издания на большинстве языков мира.

Когда она прочитала о постановке 31 марта (12 апреля) 1870 года в Первом Рижском театре оперетты-фантазии Полины Виардо и Тургенева «Последний колдун» (Иван Сергеевич на французском написал для Виардо либретто целого цикла маленьких комических опер, или оперетт. — Ред.), она подумала — вот бы у нас нашлась оригинальная афиша этого спектакля! И что вы думаете — опять везение!

— В нашей библиотеке имеется полная коллекция афиш Первого Рижского театра. Открываем нужный период — а перед нами та самая, к «Последнему колдуну»! Как новенькая, ничуть за столько лет не пострадала. Это еще больше меня вдохновило. Сохранились также печатная брошюра с немецким переводом арий и публикация в газете Riga'sche Zeitung: «…Этот Dernier des sorciers («Последний колдун»), охваченный модной ныне страстью к путешествиям, собрался в путь и прибыл в Ригу…» Возможно, приезда Тургенева на рижскую премьеру ждали, но в письмах писателя нет даже упоминаний об этой постановке.

И еще один раритет хранится в фондах Библиотеки Мисиньша АБ ЛУ. Это экземпляр книги «Э.Золя. Парижские письма», с дарственной надписью М. М. Стасюлевича, издателя и редактора журнала «Вестник Европы»: «Ивану Сергеевичу Тургеневу. М. Ст. 12(24) ноября 1877 г.» Как эта книга попала к нам — вопрос. Правда, сам Тургенев посылал Шварцам что-то из литературы и существует гипотеза, что в Ригу попало две сотни томов из его библиотеки. Но где они теперь, также неизвестно.

Дружба с Георгом Беркгольцем

Готовясь к брюссельскому выступлению, Вента Коцере обнаружила еще одну интересную деталь. Оказывается, Тургенев был знаком и дружил с Георгом Беркгольцем (1817–1885), который руководил Рижской городской библиотекой, когда она еще находилась в Колонном зале нынешнего Музея истории Риги и мореходства.

Беркгольц родился в Лифляндии, учился в Тарту, потом в Германии. Работал в Публичной библиотеке в Петербурге, где освоил организацию библиотечных каталогов. С этим багажом прибыл в 1861 году в Ригу и первым начал создавать здесь каталоги, был первым директором библиотеки на полной ставке. Он являлся главным редактором нескольких газет, был президентом знаменитого рижского Общества исследователей истории и древностей Прибалтики.

— Предстоит еще выяснить, как он познакомился с Тургеневым, — поясняет Вента Коцере. — Возможно, это произошло в Петербурге. Есть сведения, что они переписывались, позже Беркгольц публиковал в своих рижских газетах Ztg fur Stadt und Land и Rigasche Ztg сочинения Тургенева. У нас их переписки нет, но, думаю, стоит ее поискать в Москве, Орле и других местах, где могут быть более полные архивы по Тургеневу.

Через Латвию проездом

Впервые в Латвии сочинения Тургенева были опубликованы в Митаве (Елгава), однако свидетельств о том, что сам Тургенев приезжал в Митаву, нет. Впрочем, и утверждать обратное также нельзя.

— Два раза Тургенев точно в Латвии был, — утверждает Вента Коцере. — В 1822 году, когда будущему писателю исполнилось четыре года, он вместе с родителями и шестилетним братом Николаем отправился из Орла в Европу, и маршрут проходил через Ригу. Вот что значится в записной книжке В. П. Тургеневой, матери писателя: «… До границы проехали мы города Нарва, Дерпт, Рига, Митава. Границу мы переехали в Мемеле…». Хотелось бы узнать, где они останавливались в Риге. Это была территория Российской империи, тем не менее все приезжающие сюда регистрировались. Наверняка имеются воспоминания (чьи, где?) о том, что семья находилась здесь несколько дней, — не на улице же они ночевали! И ведь жили в Риге эти родственники Шварцы. Возможно, что-то найдется на этот счет в архивах Георга Шварца, профессора Рижского политехнического института.

А еще был печальный последний путь из Буживаля в Петербург в 1893-м. Везли гроб с телом Тургенева в поезде, но его остановили в Двинске (Даугавпилс), придравшись к каким-то документам, и задержали состав на два дня. Все были шокированы. Жители Двинска шли и шли к поезду, так как знали, что в вагоне лежит Тургенев. В ситуацию вмешалась Полина Виардо, благодаря которой и стала возможной отправка тела из Буживаля в Петербург, ведь сам писатель говорил о своем желании быть похороненным именно там. На похоронах Полина Виардо отсутствовала, но она и друг Тургенева, редактор журнала «Вестник Европы» Михаил Матвеевич Стасюлевич, сделали все возможное, чтобы через двое суток поезд отправился из Двинска далее.

Брюссельские встречи

В общем, Вента Коцере очень увлеклась поисками и была уверена, что тургеневедам, которые соберутся в Брюсселе, все это тоже будет интересно.

Так и получилось. Ее презентация прошла в рамках темы «И. С. Тургенев и Европа». Потом ей говорили, что ее выступление выгодно отличалось от других. Она сама объясняет это тем, что выбрала форму живой подачи информации, с многочисленными иллюстрациями, а не традиционного академического доклада. Собрала все, что связано у Тургенева с Латвией. Рассказала даже о портрете Тургенева, написанном латышским художником Артемием Груздиньшем, который писатель называл одним из своих любимейших. Сегодня он хранится в Латвийском Национальном художественном музее. На полотне Иван Сергеевич изображен в светлом костюме. Писал его Груздиньш в 1868 году в Баден-Бадене, с натуры.

Вента говорит, что благодаря поездке в Брюссель открыла для себя мировое тургеневское сообщество. Она познакомилась с Александром Звигильским, основателем и директором тургеневского музея «Ясени» в Буживале. С Марией Кшондзер, председателем литературного общества «Арион» из Любека (Германия). С Еленой Векуа, работавшей в орловском музее И. С. Тургенева, а теперь — сотрудницей Государственного музея- заповедника «Кузьминки-Люблино». Со специалистом по русской литературе Вимом Куденисом из Левенского университета в Антверпене, знатоком истории русских писателей в бельгийской эмиграции 1920–1950 годы.

В Буживале у Тургенева

Участники конференции побывали в Буживале, в парижском пригороде, где в своих «Ясенях», рядом с виллой певицы Полины Виардо, жил с 1875 года и умер в 1883-м Тургенев. Сохранился дом Тургенева с окружающим его прекрасным лесным массивом. Их экскурсоводом стал сам создатель музея, замечательный ученый Александр Яковлевич Звигильский, который всю жизнь собирает и изучает материалы о Тургеневе. Он вложил много сил и средств, чтобы восстановить дом писателя в его первозданном виде. Здесь сохранились картины, книги Ивана Сергеевича, воссоздан его кабинет, есть даже кровать, на которой умер классик.

Вента до сих пор не может забыть удивительную атмосферу тургеневского дома, созданную любовью преданных ему людей.

«Тургеневские чтения» в Риге стали хорошим продолжением брюссельских мероприятий. А выступления участников рижской конференции безусловно существенно дополнят богатую историю всемирного тургеневедения.

Наталия Морозова/"Открытый город"

Фото: страничка Facebook Академической библиотеки Латвийского университета 
25-01-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№5(110)Май 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Большая игра Даны Рейзниеце - Озолы
  • Замок для либерального националиста
  • В латышских школах зазвучит русская речь
  • Барышников у Херманиса репетирует  Папу Римского
  • Звезда по имени Российская
  • РКИИГА - 100 лет!