Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Всегда есть выбор — либо с тараканами в голове, либо с кошками на сердце.
Иван Охлобыстин, российский актёр, режиссёр, сценарист и писатель
Latviannews
English version

Латышский зять Михаила Булгакова

Поделиться:
Леонид Карум был женат на сестре русского писателя Михаила Булгакова.
«Открытый город» неоднократно писал о связях великого русского писателя Михаила Булгакова с Латвией. Как известно, родом из Риги была его последняя жена и муза Елена Булгакова. Приемный сын писателя, Евгений Шиловский, был женат на красавице-латышке Дзидре Кадике, с дочкой которой Викторией Тубельской «Открытый город» неожиданно встретился в Юрмале. И вот еще одна страница латвийской истории семьи Булгаковых. Его сестра Варвара была замужем за офицером латышского происхождения Леонидом Карумом. Биографию отца и сына Карумов в контексте истории довоенной латвийской армии подробно описывает доктор истории Эрик Екабсонс.

Родившийся в семье латыша-поручика Сергея Карума русский поручик Леонид Карум был женат на сестре русского писателя Михаила Булгакова Варваре, в годы Первой мировой войны дослужился до капитанского звания, в белой армии — до полковника, потом служил в Красной армии, был сослан в Сибирь, реабилитирован и умер в Новосибирске в 1968 году.

Офицером мог стать не каждый

До второй половины 19-го века возможности военной службы для латышей были ограничены, во-первых, социальным происхождением (абсолютное большинство было крестьянами), во-вторых, из-за отсутствия своей страны. Хотя еще со средних веков сохранились сведения, что некоторые латышские воины доблестно проявили себя на службе в армиях других стран.

В российскую армию крестьян Видземе начали призывать в порядке рекрутского призыва с 1793 года, а курземских крестьян — с 1797 года. И для тех, и для других служба составляла 25 лет. В 1834 году этот срок был сокращен до 20 лет, из которых на активной службе нужно было провести 15 лет. Такой порядок сохранялся до 1874 года, когда закон об общей воинской повинности обязывал всех достигших 20-летнего возраста служить в армии 6 лет.

В 1861 году российский военный министр Дмитрий Милютин начал реформу вооруженных сил с целью модернизации армии, а также ликвидации военной отсталости России, проявившейся в Крымской войне. В процессе реформы рекрутский набор был заменен на воинскую повинность, создан обученный резерв, организовано 15 военных округов, появилось более современное вооружение.

Одновременно проводилась и реформа офицерских учебных заведений. Идейно устаревшая прежняя система подготовки офицеров, в которой большая часть получала воинские звания по выслуге лет, была заменена на новую — ставка делалась на военные и морские училища.

В первые до этого в основном принимали лиц дворянского происхождения, а во-вторых, где был более упрощенный, двухгодичный курс обучения, социальное происхождение не играло такой роли — все решали образование и способности. Хотя и в военных училищах формально не было ограничений по происхождению, но в них брали только выпускников гимназий, а также требовали ряд документов, которые делали практически невозможным прием в них выходцев из более низких слоев.
Михаил и Варвара Булгаковы (в центре на заднем плане) с братьями и сестрами, 1906 год.
Свадебная фотография Карумов, май 1917 года. Фото: семейный архив.
Леонид и Варвара Карумы, 18 августа 1932 года, Новосибирск. Фото: семейный архив
В годы Первой мировой войны дослужился до капитанского звания, в белой армии — до полковника, потом служил в Красной армии.
Латышские красные стрелки в Кремле, 1918 год. Репродукция: Виктор Великжанин, Янис Круминьш и Виктор Лисицин, 1987 год /Фотохроника ТАСС/предоставлено Фондом ВАРП

Из крестьян — в юнкера

Таким образом, латышам, которые в большинстве своем были крестьянами или мещанами, оставались юнкерские училища. В 1864 году пехотные юнкерские училища были созданы в Вильнюсе и в Москве, в 1865 году — в Гельсингфорце, Варшаве, Киеве, Одессе, Чугуеве, Риге, в 1866 году — в Казани и Тифлисе, в 1869 году — в Петербурге и в 1872 году — в Иркутске. В них принимали получивших неполное среднее образование или закончивших 6-й класс гимназии.

Основные причины, по которым латышская молодежь стремилась получить военное образование, были тяжелые материальные условия семьи. Но только во второй половине 19-го века для латышей Видземе, Курземе и Витебской губернии (Латгале) открылась возможность стать офицерами, которую они довольно широко использовали.

Это был сравнительно легкодоступный вариант для бедных крестьян обеспечить своим сыновьям хорошее образование и неплохое положение в консервативном обществе царской России. За учебу в юнкерском училище, в отличие от гражданских средних и высших школ, не нужно было платить.

По данным российского историка Сергея Волкова, латыши в 1911 году составляли 0,6%, в 1912 году — 0,7% из примерно 40 000 человек офицерского корпуса российской армии. Среди генералов в 1911 году — 0,1%, в 1912 году — 0,2%, среди штабных офицеров, соответственно, 0,4% и 0,4%, среди высших офицеров — 0,6 и 0,7%.

Для сравнения — русские, к которым причислялись также украинцы и белорусы, составляли 86%, также много было немцев и поляков.

При этом стоит учитывать регистрационные особенности того времени. Во время переписи населения России в 1897 году жители регистрировались по языку, на котором говорили в семье, и в таком случае у офицеров латышского происхождения, несших службу вдали от родины, женатых на русских или немках, это точно не был латышский язык. Но даже в этом случае, учитывая, что общий состав офицерского корпуса был 40 000 человек, перед Первой мировой войной в абсолютных цифрах латыши составляли примерно 410–420 человек.

А к началу Первой мировой войны общее число кадровых офицеров латышской национальности и происхождения достигло приблизительно 1000 человек. Сравнительно многие латыши (примерно 100, в том числе 4 генерала) получили звания подполковников, полковников и генералов. В свою очередь сыновья латышских офицеров очень часто шли по стопам отцов, особенно потому, что у них была возможность получить бесплатное образование в кадетских корпусах, где учащихся готовили к дальнейшему обучению в военных училищах.

Таким образом, в последние десятилетия 19-го века и в начале 20-го века значительную, хоть и весьма специфическую часть латышской интеллигенции составляли находящиеся на службе или отставные офицеры (с ростом возможности получить гражданское образование она несколько уменьшилась, но сохранилась). Это подтверждается и тем, что отставные офицеры занимали значительное место в политической, хозяйственной и общественной жизни. Также они сыграли очень большую роль в жизни латвийского государства в связи с революционными событиями конца Первой мировой войны.

Карьера Карлиса-Сергея Карума

Отец Леона Карума — Карлис Карум происходил из митавских (елгавских) мещан. Лютеранин по вероисповеданию. Окончил Митавскую губернскую классическую гимназию.

Военную службу начал рядовым на правах вольноопределяющегося в Видземском пехотном полку в Риге. В августе того же года успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен в Рижское пехотное юнкерское училище. Во время учебы о юнкере Каруме даже написала латышская пресса в статье о латышах-воспитанниках Рижской юнкерской школы.

Интересно, что после окончания юнкерского училища Карлис Янович Карум изменил имя и отчество и стал Сергеем Николаевичем Карумом. Он несколько лет прослужил в армии. Потом успешного молодого офицера перевели на гражданскую службу. В то время была распространена практика перевода офицеров на ответственные гражданские должности. Несколько лет Сергей Карум проработал коллежским секретарем. Успешно женился на дочери статского советника Марии Федоровне Миотийской, в этом браке родились два сына — Леонид и Иоанн. Жена и дети были православными.
В 1894 году, видимо, в связи с болезнью Сергей Карум был зачислен в запас армейской пехоты. В 1899 году он скончался в Рижской городской лечебнице для душевнобольных.

Герои произведений Булгакова

Его старший сын Леонид Сергеевич Карум пошел служить по стопам отца. После окончания Житомирской гимназии поступил в Киевское военное училище и стал военным.

В 1911 году с разрешения военного министра Леонид был зачислен в Александровскую военно-юридическую академию в Петербурге для прохождения курса наук. Он стал одним из первых офицеров латышского происхождения — слушателем этого престижного учебного заведения.

Учебу прервала Первая мировая война. Леонид ушел на фронт, воевал. За участие в боях был награжден несколькими орденами. Весной 1916 года он возвращается в Киев и устраивается преподавателем юридических дисциплин в Киевское Константиновское военное училище. Именно в Киеве он познакомился с окончившей Киевскую консерваторию по классу рояля Варварой Булгаковой.

В июле 1917 года состоялась их свадьба. Поначалу молодые жили в общей киевской квартире Булгаковых на Андреевском спуске. Впоследствии их обоих обессмертил Михаил Булгаков, сделав прототипами героев двух своих произведений. В романе «Белая гвардия» и пьесе «Дни Турбиных» Михаил Булгаков выведет Карума под именем Сергея Ивановича Тальберга, а Варвару назовет Еленой. Известно, что сестра обиделась на брата за образ мужа, представленного в отрицательном свете. Контакты писателя с семьей Карумов после этого почти прекратились.

Судьба Варвары и Леонида сложилась непросто. Во время гражданской войны Карум вынужден был служить и в белых войсках, и в красных. Это послужило поводом к его арестам. Первый раз за ним пришли в Киеве в 1929 году. Варвара самоотверженно спасала мужа — и спасла. После этого семья перебралась в Москву. Леонид стал преподавать военные дисциплины в Московском университете. Но НКВД нашло его и здесь – в январе 1931 года его снова посадили. Ордер на арест был подписан самим Генрихом Ягодой. Из Карума выбили признание в участии в мифической контрреволюционной офицерской организации, ставившей себе целью свержение советской власти. Он был приговорен к пяти годам исправительно-трудовой колонии.

Летом 1932 года семья узнала, что Леонид отбывает срок как враг народа в Новосибирском лагере для ссыльных. Варвара с дочерью Ириной поехали к нему на свидание. А в 1934 году, когда Леонида освободили, они навсегда переселяются в Новосибирск.

В Сибирь навсегда

В 60-е годы их дочь Ирина писала: «Моя мать вышла замуж за офицера (моего отца); фамилия у него немецкого происхождения — Карум, но он был русским. Мать его уроженка Бобруйской губернии — Миотийская Мария Федоровна. Самое интересное, что отец мой жив. В период культа личности он был репрессирован, сослан в Мариинск, затем переехал в Новосибирск. В настоящее время он, конечно, полностью реабилитирован, пенсионер, свой трудовой путь закончил в должности заведующего кафедрой иностранных языков Новосибирского государственного медицинского института. Сейчас ему семьдесят восемь лет, но он много работает с иностранной литературой, живо интересуется новинками в литературе, музыке, искусстве. Моя мать в ссылке никогда не была, мы приехали в Новосибирск, когда отец был освобожден. В последние годы своей жизни она работала в Новосибирском педагогическом институте старшим преподавателем кафедры иностранных языков».

Варвара Булгакова умерла в 1954 году. Леонид Карум пережил супругу на 14 лет и скончался в 1968 году. В конце жизни он написал воспоминания, где подробно рассказал о своем детстве, годах учебы, службы, женитьбе, о своих увлечениях, о людях, с которыми ему пришлось встречаться, и, конечно же, о семье Булгаковых.

Не известна судьба брата Леонида Карума — Иоанна. Удалось установить, что он также стал кадровым офицером — в июле 1914 года в чине портупей-юнкера окончил Киевское военное училище. Потом, очевидно, был вовлечен в военные события.

В любом случае история семьи Карумов является свидетельством еще одной связи великого русского писателя с Латвией, а также очередным подтверждением сложных судеб военных латышского происхождения в прошлые века.

Эрик Екабсонс, доктор истории/«Открытый город»
 

30-12-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
дожили... 01.01.2019
вообще то, он Булгакову приходился свояком, а не зятем!
Журнал
№7-8(112-113)Июль - Август 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Из "Пионера" в миллионеры
  • Дидзис  Шмитс: Инвестиции в Латвию не привлечет даже Иисус Христос
  • Предприниматель из Австрии: "Не топите бизнес!"
  • Беларусь - Латвия: Соседство с удовольствием
  • Наш мозг не стареет!