Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Не знаю, что лучше — зло ли, приносящее пользу, или добро, приносящее вред.
Микеланджело Буонарроти, итальянский скульптор, живописец, поэт
Latviannews
English version

Австралийская эпопея рижского артиста Доли Долларов

Поделиться:
Роза (в центре) и Долия Рибуши (справа) около своей кондитерской фабрики. 1935 г.
В историю Рижского русского театра вписаны многие славные имена, но этого артиста в ней не найти, хотя он имел звонкую и оригинальную фамилию — Долларов. Ни в архиве театра, ни в госархиве нет никаких сведений о Доле Долларове, неизвестно, сколько времени он служил в театре и какие роли играл. Это объясняется просто: на самом деле Доля Долларов — это Долия Рибуш, родом из Лиепаи.

Его имя в Латвии полностью забыто. Зато его хорошо помнят в далекой Австралии, где он был известным меценатом, создателем первых театральных трупп. До 60-х годов прошлого века даже существовала театральная награда его имени — Dolia Ribush awards. Рибуш вместе с близким другом Эдуардом Борованским помогал становлению национального балета Австралии. Именно из истории австралийских гастролей Русского балета полковника де Базиля открываются любопытные факты жизни Долларова.

Настоящий полковник

Осенью 1936 года к берегам Австралии причалил огромный круизный корабль «Молдавия», на борту которого находилась часть труппы русского балета полковника де Базиля, или Василия Воскресенского. Здесь артистов уже ждали. Задолго до приезда австралийские газеты пестрели заголовками о предстоящих сенсационных гастролях по городам Австралии и Новой Зеландии. Билеты шли нарасхват, ведь многие еще помнили выступления легендарной Анны Павловой, которая первой из русских балерин проделала путь на далекий континент. Теперь ждали балет де Базиля. Но с особым нетерпением гостей ждали русские эмигранты, в том числе бывшие рижане.

Кто такой полковник де Базиль? Когда в 1929 году в Венеции после тяжелой болезни скончался основатель «Русских сезонов» Сергей Дягилев, казалось, что вместе с ним умер Русский балет за рубежом. Его соратники, танцоры, хореографы были в смятении. Начатому Дягилевым делу, оказавшему столь сильное влияние на искусство своего времени, нельзя было позволить уйти в небытие. Но все попытки собрать связующие нити и начать заново провалились. И тут появляется «настоящий полковник», участник нескольких войн, далекий от мира балета — Василий Григорьевич Воскресенский, которому неожиданно удается поднять Русский балет на невиданный доселе уровень.

Родился Василий Григорьевич в 1888 году в Ковно (Каунас). Его военная биография настолько богата, что не хватит и книги, чтобы рассказать обо всем. В 16 лет он ушел добровольцем защищать Родину, принимал участие в Русско-Японской войне 1904–1905 годов, служил в Манчжурии, Персии, Северном Кавказе. К революции 1917 года Василий Воскресенский был произведен в полковники, имел множество наград, в том числе Орден Св. Георгия 4-й степени, Орден Св. Анны 4-й степени. Офицеров с такими наградами было очень мало в царской армии. Именно поэтому Василия Григорьевича Воскресенского по праву называют героем Первой мировой войны.

Однако побыть полковником ему пришлось недолго. В 1919 году он эмигрировал во Францию, где поначалу устроился водителем грузовика. Вскоре к нему приехала его вторая жена Нина Леонидова с его родственницей Викторией Еланской. Обе женщины учились танцам в студии у Е. Книппер-Рабенек в Москве. Базель помог им в 1921 году организовать первую группу, которая гастролировала по Франции, Швейцарии с концертами.

В 1923 году Воскресенский принял псевдоним W. de Basil. Труппа стала называться BALLETS RUSSES, dir. W. de Basil (директор В. де Базиль). В 1925-м де Базиль совместно с князем Алексеем Церетели и финансистом Ираклием Зоном в Париже создали театральное общество «Цербазон», которое организовывало гастроли артистов, в том числе Федора Шаляпина.

А в 1930–1931 годах де Базиль стал одним из директоров созданной «Русской Оперы в Париже», где руководил и балетной труппой. В 1930–1931 годах «Русская Опера в Париже» выступала в Опере Монте-Карло, руководителем которой был Рене Блюм. В течение 1931-го Рене Блюм и де Базиль договорились и создали коллектив, который назвали Les Ballets Russes de Monte Carlo (Русские Балеты Монте Карло). Именно эта труппа в 1936 году отправилась в Австралию.

Рижане в труппе де Базиля

Попасть в состав балета полковника де Базиля мечтали тысячи молодых балерин в Европе и даже в Америке. Считалось, что работа в его балетной труппе — это залог начала серьезной карьеры: у него отличная школа, богатый репертуар и великолепные балетмейстеры. Повезло и нескольким рижанам. Среди них — Арвид Озолиньш, Валентин Жегловский и Ванда Гроссен, ученица бывшей солистки Мариинского театра Александры Федоровой и дочь известного в Риге педагога Генриха Гроссена.

Осенью 1936 года рижане были разлучены. Бывший солист Национальной оперы Валентин Жегловский и Арвид Озолиньш поехали в разные части света — первый с труппой де Базиля в Америку, а второй с труппой Рене Блюма — в Южную Африку, а Ванда Гроссен отправилась в Австралию и Новую Зеландию.

6 октября «Молдавия» причалила к пристани в городе Порт-Аделаида. В своих воспоминаниях Ванда Гроссен так опишет первую встречу в Австралии: «Нас, оказывается, ждали. Громадная толпа людей, совершенно незнакомых, приветливо махала нам платочками и шляпами. Кто же эти неизвестные нам люди? Почему они с таким восторгом встречают нас? Понимаю – это они встречают русский балет, которому и оказывают такое доверие. И тут у каждого из нас созрела решимость оправдать это доверие и не ударить лицом в грязь».

Уже через некоторое время, показав первые балетные представления, у Les Ballets Russes de Monte Carlo появились свои фанаты, которые на машинах и поездах следовали как обезумевшие за полюбившимися артистами.

Невероятный успех русского балета

В составе Русских Балетов полковника де Базиля работали выдающиеся хореографы: Михаил Фокин, Леонид Мясин, Джордж Баланчин, Бронислава Нижинская, Борис Романов, которые работали и у С.П. Дягилева. Давид Лишин, Нина Вершинина, Ваня Псота выросли в труппе. Ставились балеты на музыку великих русских композиторов П.И. Чайковского, А.П. Бородина, А.С. Даргомыжского, Н.А. Римского-Корсакова, С.С. Прокофьева, С.В. Рахманинова, И.Ф. Стравинского, Н.Д. Набокова, а также великих зарубежных композиторов Й.Штрауса, Ж.Бизе, И.Брамса, И.Баха, Р.Шумана, Р.Вагнера. Оформление декораций и костюмов делали выдающиеся русские художники Л.С. Бакст, А.Н. Бенуа, И.Я. Билибин, К.А. Коровин, Н.С. Гончарова, М.Ф. Ларионов, С.Ю. Судейкин, а также зарубежные художники К.Берар, Э.Бомон, А.Дерэн, Дж.Кирико и другие.

В австралийском туре были представлены балеты — «Порт Саид», «Спящая красавица, «Сто поцелуев», «Пульчинелла», «Петрушка», «Сильфиды», «Шехерезада», последний акт из «Спящей Красавицы», «Лебединое озеро», всего более 20 балетов. А в них блистали звезды — Элен Кирсова, Ирина Баронова, Тамара Туманова, Татьяна Рябушинская, Серж Лифарь, Милош Ристич, Серж Унгер, Билли Бартолин, Валерий Шаевский и многие другие.

«Первый спектакль нашей труппы в Сиднее превратился в триумф русского искусства. Переполнившая до отказа большой зал публика без конца вызывала исполнителей. Всюду царило праздничное настроение. Нас часто приглашали на банкеты», — делилась воспоминаниями В.Гроссен.

В 1932 году самой большой сенсацией балета в Монте-Карло стало выступление трех «бэби-балерин» — так с легкой руки английского писателя Арнольда Хаскела было названо трио, в которое вошли Ирина Баронова, Татьяна Рябушинская и Тамара Туманова. Им было по 13 лет, когда они начали выступать солистками балета де Базиля. Джордж Баланчин в 1931 году нашел этих трех русских девочек, тогда еще 12–14-летних, в Парижской школе бывших императорских балерин Ольги Преображенской и Матильды Кшесинской.
 
Легендарный Сергей Дягилев.
Тот самый полковник де Базиль — Василий Воскресенский.
Василий Воскресенский.
В центре Алексей Церетели, Федор Шаляпин и полковник де Базиль.
C работниками шоколадной фабрики Bush's Pty Ltd.
Долия Рибуш (первый справа) с коллегами. 1935 г.
В 1932 году самой большой сенсацией балета в Монте-Карло стало выступление трех «бэби-балерин».
Участники труппы Де Базиля на отдыхе. 1937 г.

Встречи с рижанами

Кроме интенсивной работы и бесконечных репетиций у артистов во время австралийских гастролей все же оставалось время на отдых, экскурсии и встречи с соотечественниками.

Ванда Гроссен с особой теплотой описывает встречи с рижанами. «Первый рижанин, которого я встретила в Сиднее, был секретарь латвийского консульства Карлис Ницис. Он очень обрадовался встрече со мной, быстро устроил паспортные формальности, пригласил в кафе и там с громадным любопытством стал расспрашивать о Риге, национальной Опере, ведь он сам был артистом Оперы. Много спрашивал о положении искусства в Риге, которое он и теперь страстно любил. Все, что знала, я подробно ему рассказала. У нас оказалось много общих знакомых, особенно из артистической среды. Встреча с Ницисом была приятной, так как мы с ним оба мысленно перенеслись к родине. Ницис рассказал, что сиднейцы никогда никого так сердечно не принимали, как нашу труппу.

Затем я познакомилась с милыми рижанами, супругами Зандберг. Он — бывший капитан латвийской армии, покинувший 8 лет тому назад вместе с семьей Ригу и переехавший на жительство в Сидней. Он основал косметическую лабораторию. Дела у него хорошо пошли и теперь он живет недурно. Его косметическая лаборатория пользуется хорошей репутацией. Зандберги пригласили меня к ним на обед, во время которого они меня расспрашивали только о жизни Риги».

Была и еще одна встреча с латвийцами — семьей Рибуш.

Вот что пишет Ванда Гроссен: «Однажды милый режиссер Ян Хойер пригласил меня и мою подругу Нину Натову к его знакомым, рижанам. Я, конечно, охотно согласилась – интересно встретить австралийских рижан! Автомобиль покатил нас к дому — особняку, где мы были встречены супружеской четой рижан. Глава семьи, г–н Рибуш сам пятнадцать лет тому назад участвовал в труппе Рижского русского театра, где выступал под псевдонимом Долларов. Он очень обрадовался встрече с рижанкой. Мы разговорились. Долларов с любовью вспоминал Ригу и рижан. Затем любезные хозяева пригласили нас к обеду. У них была русская кухня. Ели черный хлеб (вкус его за время пути почти забыла), селедку, рижские шпроты, горячие пирожки, пироги, рижские салаты. Мысленно я словно перенеслась в Ригу: было очень приятно.

Долларов, оказывается, живет хорошо: он открыл в Мельбурне шоколадную фабрику, которая вначале не шла, а потом стала бойко работать. Долларов не бросает и театрального дела — он ставит в Мельбурне спектакли. Недавно он поставил пьесу Горького «На дне». Пьеса имела большой успех.

Кроме того, Долларов страстный рыболов. Он показывал нам отдельную комнату, в которой находились только рыболовные принадлежности. В следующее воскресенье Долларов пригласил нас и других участников труппы на рыбную ловлю.

Самая страшная рыба здесь — акула. Мы часто негодовали на эту хищницу. Дело в том, что в жару приятно покупаться в море. Во время купания недалеко от берега дежурят катера, откуда моряки в бинокль следят, не появится ли где-нибудь акула. При появлении акулы раздаются тревожные звуки сирены и тогда нужно немедленно выбираться на берег. Эти хищники отравляли нам приятное купание. Конечно, есть и огороженные решетками места, но купаться там удовольствия мало: слишком много народу.

Невольно вспомнила я чудное наше рижское взморье, где можно спокойно плескаться в волнах. Долларов и несколько наших балетных артистов поймали много рыбы, между прочим, они вытащили и акулу, которая в лодке от страха выбросила трех маленьких акулят. Оказывается, они поймали особый вид живородной акулы!»

Ванда Гроссен не назвала имени господина Рибуша, впрочем, она могла и не знать его настоящего имени, как и не знала, какую роковую роль сыграла с ним впоследствии его любимая рыбалка. Некоторые интересные подробности биографии артиста Долларова открывают государственные архивы Австралии.

Доля или судьба Долларова

Долия (Давид, Адольф) Рибуш родился 13 июня 1896 года в Либау ( Лиепая) в еврейской семье. Отец — Земха Рибуш, бизнесмен, мать звали Душа, урожденная Баркан. Рибуш начальное образование получил в гимназии Вильнюса. Затем стал изучать медицину в Санкт-Петербургском университете, после чего пришлось служить в русской армии. В 1918 году он снова изучал медицину, но уже в Дерптском университете, а затем поступил в Университет Бреслау (Вроцлав), в Польше, но там не смог закончить ни одного курса. 

Имея импозантную внешность и творческую натуру, с 1920-х годов он занимался в театральных труппах, выступал в Петрограде и Риге, где и взял себе псевдоним Долларов. Наверное, не случайно, ведь он одновременно занимался бизнесом, имел опыт работы в кондитерской промышленности в Германии, Латвии и Литве. В 1927 году он женился на преподавателе английского языка Розе Ревиде (1899–1987) тоже из Латвии. К сожалению, в их браке не было детей.

В 1928 году супруги Рибуш эмигрировали в Австралию. Остановились в Порт-Мельбурне, где поначалу испытывали трудности в поисках жилья. Сам Долия, в отличие от супруги, не знал ни слова по-английски, поэтому решением первых бытовых проблем занялась Роза. 

В Австралии пригодился опыт работы в кондитерской промышленности. Рибуш основал кондитерскую компанию Bush's Pty Ltd, специализирующуюся на производстве шоколадных конфет. Бизнес шел достаточно успешно, давал стабильный доход, что позволило тратить средства на то, к чему лежала душа.

Здесь, на чужбине, Долия проявил свою любовь к театру, балету, литературе. Он начал с небольших театральных эскизов в Русском клубе Мельбурна, посвященных юбилею Чехова, а затем он основал свою театральную труппу и поставил спектакли «На дне» по Горькому, «Вишневый сад» Чехова и другие известные постановки. Рибуш показал себя дотошным режиссером, он готов был репетировать до изнеможения по 6–8 часов, пока не добивался нужного мастерства от артистов.

Рибуш работал по системе Станиславского, но и привносил многое из своего личного опыта. Долия был неугомонным и веселым человеком, гостеприимным хозяином, меценатом. Он полюбил свою новую родину — Австралию, ее природу, неспешный ритм жизни.

Во время Второй мировой войны — в 1942–1943 годах он служил в Волонтерском корпусе обороны. Поддержал Австралийско-советскую лигу дружбы и Совет по поощрению музыки и искусств. Долия и Роза Рибуш в 1940 году стали одними из основателей австралийского литературного журнала Meanjin Quarterly, который выходит до сих пор в Брисбене.

Долия Рибуш внезапно умер от атеросклеротической болезни сердца 5 октября 1947 года в Хейлсвилле во время рыбалки, которой был увлечен до самозабвения. Он был похоронен на общем кладбище в Мельбурне по еврейским обрядам. Его жена Роза позже основала награду — Dolia Ribush awards, которая вручалась лучшему театральному режиссеру и актеру в Мельбурне. Эту награду на заре своей карьеры получила известная австралийская комедийная актриса и телеведущая Мэри Харди (1931–1985).

Долия Рибуш прожил недолгую жизнь, но она была озарена преданной любовью к театру, которая зародилась на подмостках рижской сцены, к балету, литературе. Возможно, в истории Рижского театра появится хотя бы строчка: «Долия Долларов (1896, Лиепая — 1947, Мельбурн); настоящее имя Долия Рибуш — артист Рижского русского театра, театральный деятель, бизнесмен, меценат. Эмигрировал в Австралию в 1928 году, помогал развитию театрального и балетного искусства».

Наталия Кетнере, "Открытый город". 

Фото из архива автора.

 

P.S. Автор благодарит за помощь в подготовке публикации внука Василия Воскресенского — Валерия Воскресенского (Минск, Беларусь), потомков режиссера Яна Хойера — Андре и Ольгу фон Хойер (Филадельфия, США) за предоставленные фотографии из семейного архива.

22-06-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Эрика фон Хойер 04.07.2018
Спасибо, что поделились.
Журнал
№7-8(100-101)Июль - Август 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Вячеслав Домбровский: <<Согласие>> строит мост между двумя общинами >>
  • Дональд Трамп, каким его никто не знает
  • Ксения Собчак ловит тишину в Юрмале
  • Любимый оформитель Пугачевой живет в Риге
  • Кино великого Маэстро