Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Нет патриотов там, где речь идет о налогах.
Джордж Оруэлл, английский писатель
Latviannews
English version

Николай Травкин: «Путин с Немцовым вместе в Австрию летали кататься на лыжах»

Поделиться:
Николай Травкин. Фото: Диана Спиридовская/«Открытый город»
Николай Травкин то и дело повторяет: «В Кремле гениев нет», словно подчеркивая, что политику делают точно такие же люди, как мы. И это он знает не понаслышке. В годы перестройки и первые годы становления новой России Травкин регулярно входил в шестерку российских политиков в опросах «Кого бы вы хотели видеть президентом?» Судьба то возносила его вверх, то бросала вниз, но он всегда оставался самим собой и говорил то, что думает. Вот и в разговоре с «Открытым городом» он себе не изменил.

Вы видели становление президента Путина с самого начала. Каким вы его запомнили?
Путин пришел в 1999 году, в 2000-м стал президентом. В 1999 году была избрана Госдума, куда прошел Союз правых сил (СПС). СПС — это вчерашние соратники Путина, друзья. Борис Немцов до 2002 года был с Путиным в довольно хороших отношениях. По выходным иногда вместе в Австрию летали кататься на лыжах. И остальные все вместе работали. Чубайс, Кудрин, которые были уже в Москве, спасли Путина, остававшегося в Питере. Они его взяли в Управление делами президента к Павлу Бородину замом по зарубежной собственности, а потом в Администрацию президента.

Путин — человек очень хваткий, неглупый, с отработанной до идеального состояния внутренней харизмой, умением налаживать отношения с кем угодно — с Трампом или с печником дядей Васей встретится, и через 5 минут они будут чувствовать, что это человек свой.

Путин поддержал СПС в Думу. Соответственно, СПС поддерживала в президенты Путина.

Егор Гайдар с его экономическим институтом в центре Москвы разрабатывал законопроекты. Но до 2000 года ни с Земельным, ни с Налоговым, ни с Гражданским кодексами вопрос в Госдуме не мог решиться. А когда оказался в союзниках Путин, то все это было принято за полтора года.
Гайдар про Путина говорил: не верю, что кагэбэшник может быть святым, но задача ПС как оппозиции — влиять на власть. Не с винтовкой на нее идти, а влиять. И это была золотая пора оппозиции, Путин прислушивался к этой команде. И так шло практически до 2004 года, пока принцип «влиять на власть» не сменился принципом «валить власть»… С тех пор в России нет настоящей, вменяемой, организованной и представленной в Думе оппозиции.

Скажите, а сейчас такой диалог оппозиции с Путиным, по-вашему, возможен?
Увы, у нас политических партий как оппозиции нет, есть карликовые оппозиционеры, которые, кроме себя, никого не видят. В оппозиционной политике один человек и остался с яйцами — это Навальный. И то он ни с кем не может найти компромисса. Ни с кем. Поэтому единственный вариант перевести страну в нормальный режим — это договоренность гражданского общества с властью. Да, я — гражданское общество — не люблю и не уважаю тебя, ты породил невиданную коррупцию, но если ты, Путин, соглашаешься на то, что задача номер один — становление местного самоуправления, то брось на алтарь этого дела весь свой рейтинг, свяжи свое будущее со становлением этого института и я — гражданское общество — тебя буду поддерживать, и вместе мы задачу будем решать. Это единственный вариант.

Анатолий Собчак мог предвидеть, что у Путина сложится такая карьера? Он его уважал как личность?
А сам Собчак что — безукоризненный образец демократической личности? Я считаю, что это нарцисс ранней демократии СССР. Человек, который, даже выступая, смотрелся в зеркало. Он видел только себя. Отсюда менторский тон, отточенные фразы, отсюда пренебрежение ко всему остальному.

Два мэра пришли — Гавриил Попов и Анатолий Собчак. Попов через полгода сказал: я профессор, а вы хотите, чтобы я в вашем говне копался, в канализации? И ушел из мэров, оставив вместо себя Лужкова. А Собчак не ушел. Он нашел людей, которые это будут делать, в том числе в команду пришел и Путин. И Собчак говорит: я буду в Париже представительствовать, у меня встречи, график забит главами государств, а вы тут давайте. Под крышей Собчака, конечно, можно было делать что угодно. Что угодно и делалось. Понимал ли Собчак? Собчак вообще об этом не задумывался, Собчак задумывался только о себе.

Татьяна Фаст, Владимир Вигман, «Открытый город»

Полность интервью читайте виюньском номере «Открытого города»
 

 
13-06-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7-8(112-113)Июль - Август 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Из "Пионера" в миллионеры
  • Дидзис  Шмитс: Инвестиции в Латвию не привлечет даже Иисус Христос
  • Предприниматель из Австрии: "Не топите бизнес!"
  • Беларусь - Латвия: Соседство с удовольствием
  • Наш мозг не стареет!