Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Бюрократы иногда могут быть очень порядочными людьми с самыми лучшими намерениями, но они ограничены правилами.
Джордж Сорос, американский финансист
Latviannews
English version

Как скандальный бизнесмен Марис Мартинсонс едва не стал совладельцем банка Citadele

Поделиться:
Задержание Мариса Мартинсонса/twitter.com
Издательство Dienas mediji выпустило в свет книгу журналиста-расследователя Агнесе Маргевичи Brālība² («Братство в квадрате»). Речь в ней идет о главных действующих лицах самого громкого скандала последнего времени — главе Банка Латвии Илмаре Римшевиче и бизнесмене от политики Марисе Мартинсонсе. Маргевича исследует, из чего складывалась их карьера, их связи, детали уголовного дела и почему оно не двигалось с мертвой точки долгие годы.

Приобрести книгу Brālība² можно в интернет-магазине diena.lv/eveikals, а также в книжных магазинах Jāņa Rozes, Zvaigzne ABC, Valters un Rapa и торговых точках Narvesen.

С любезного разрешения автора и Dienas mediji «Открытый город» публикует перевод глав из этой увлекательной книги.

Мартинсонс — партнер американцев

Представьте себе нью-йоркский инвестиционный фонд, во главе которого стоит близкий к семье Клинтонов и Демократической партии финансист Тимоти Коллинз с доступом к кошелькам миллиардеров. Он решил инвестировать, купив акции принадлежащего Латвии банка Citadele. И есть горстка местных миллионеров во главе с тогда уже проходившим по делу о попытке расхищения еврофондов Марисом Мартинсонсом, которые тоже претендуют на эту — по меркам страны — сделку века. Вопрос: почему спустя несколько месяцев после подачи заявки на покупку акций американцы решили, что их шансы купить Citadele будут гораздо выше, если заключить консорциум с ничем не выделяющимися по масштабам американского инвестора тремя латвийскими строителями (Марис Мартинсонс — Moduls Rīga и Velve, Арманд Гарканс — Arčers, Игорь Рапопорт — A.C.B.) и одним владельцем лесозаготавливающего предприятия (Улдис Миеркалнс)?

Раньше в появлении «латвийских партнеров» в крупных государственных сделках принято было видеть попытку дать своего рода легальную взятку, подмаслив политические решения. Так это было, когда испанский производитель поездов CAF договорился с Рижским вагоностроительным заводом о поставке пассажирских поездов. Так это было, когда среди консультантов многомиллионной реконструкции ТЭЦ-2 наряду со швейцарской Colenco и Latvenergo возникла зарегистрированная в частном доме в Марупе латвийская консультационная фирмочка Energy Consulting.

Случай с банком Citadele был другим. Постоянно упоминаемые геополитические риски в случае, если банк купит какой-то инвестор, не представляющий западные страны, а также общая секретность вокруг этой сделки ее незаслуженно оберегали от честного рассмотрения.

Замалчивалось и то, что принадлежащее бывшему руководителю латвийского филиала банка Nordea Валдису Сикснису предприятие Callidus Capital, которое служило «крышей» для участия латвийских партнеров в консорциуме с американцами, не соответствовало установленному Агентством приватизации и правительством условию — не меньше трех лет финансовой деятельности. Ни у Комитета надзора за привлечением инвесторов, в котором тогда работали и член совета Citadele Байба Рубеса, и эксперт хорошего управления, а тогда руководитель проектов Агентства приватизации Андрис Графс, и председатель совета Общества за открытость Delna, теперь депутат Сейма от «Развитию/За!» Инесе Войка, ни у правительства и возглавляемой тогда Кристапом Закулисом FKTK не возникли по этому поводу вопросы, хотя факт всплыл с запозданием, когда сделка уже близилась к финишной прямой. Сотрудничество с представленными Мартинсонсом&Co латвийскими партнерами американские инвесторы прекратили только после того, как Финансовая полиция провела обыск и ненадолго задержала Мартинсонса по делу об уклонении от налогов и легализации незаконно полученных средств. Скорее всего, не будь этого обыска и кратковременного ареста Мартинсонса, его бы не исключили из многомиллионной сделки. Только риск, что и без того окутанная тенью коррупции и бесхозяйственности сделка провалится, потому что одного из претендентов обыскивают по делу об отмывании незаконных средств, заставил поддерживаемых посольством США инвесторов хотя бы официально отказаться от дальнейшего сотрудничества с Мартинсонсом.

«Инвестор Рэкли [кодовое имя, которым обозначали американских инвесторов] 18 июля не только в очередной раз подал просьбу продлить срок подачи обязывающих предложений на 30 дней — приблизительно до 31 августа, но и запросил эксклюзивные права или компенсацию расходов на углубленное изучение. (...) Стоит отметить, что Рэкли сообщил, что продолжит работу в процессе без инвесторов, планировавших участвовать в консорциуме», — говорится в до сих пор засекреченном сообщении Министерства экономики, которое тем летом рассматривали на закрытом заседании правительства. Обыск у Мартинсонса был за неделю до этого.

Разработка как «крыша»

Со стороны это кажется странным: KNAB годами (возможно, не менее 8 лет) прослушивал в бане «Таурени» разговоры Илмара Римшевича, Мариса Мартинсонса и еще ряда бизнесменов, политиков и чиновников. Но зачем вообще была начата эта разработка, если прослушиваемые все это время были уверены, что до процессов и арестов дело не дойдет? Более того, объектам разработки сливалась оперативная информация. И летом 2018 года Diena указала на связь двух оперативников KNAB с Марисом Мартинсонсом, опубликовав фотографию их отдыха вместе с подозреваемой по «делу строителей» Антой Дишерейте, которую следователи неофициально называют «бухгалтером Мартинсонса».

Есть несколько распространенных способов, как сотрудники правоохранительных органов, используя служебное положение, могут получить дополнительные доходы. Отличается и их цена, и возможный вред. Самый дешевый и популярный метод — получение данных из закрытых баз и регистров. Далее следует заработок от вовлеченных в какое-нибудь гражданское дело сторон, когда возбуждается уголовное дело, на которое будут тратиться ресурсы и нервы, пока слабейшая сторона не сдастся. Более утонченный, но не менее распространенный способ — начать уголовный процесс, чтобы во время обыска добраться до чувствительной информации, документов, носителей информации, личных данных, в получении которых заинтересована одна из сторон конфликта.

Оперативная разработка какого-то лица, если нечестные правоохранители работают в пользу этого человека, может стать надежнейшим способом обеспечить «крышу», стать глазами и ушами, которые первыми узнают, если слежку за «крышуемым» начнут и другие следователи. При этом сам факт оперативной разработки и люди, в отношении которых она ведется, это государственная тайна. Да, в отношении тебя ведется разработка, но общество об этом никогда не узнает, поскольку ее факт и материалы — гостайна. Это дополнительная гарантия уверенности в том, что работающие на тебя правоохранители смогут сделать так, чтобы разработка тебе ничем не грозила. Закон об оперативной деятельности к тому же дает возможность установить контакты с людьми, находящимися под надзором, а также с теми, кто связан с ними, оставив и это под покровом государственной тайны. По поводу этого доводилось слышать версию из компетентных источников, что кто-то из объектов разработки в «Таурени» мог быть оформлен как агент, что долгие годы давало ему особую защиту. Но так как оперативная разработка была и остается гостайной, то даже если есть обоснованные подозрения о такой сделке, все источники, у которых есть или был в свое время допуск к государственной тайне, говорят от этом неохотно, больше подтверждая или опровергая добытую в других местах информацию.

Подробнее читайте в декабрьском номере журнала "Открытый город"





 
29-12-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№9(126) Сентябрь 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Аэропорт "Рига" -- магнит для бизнеса
  • Кадастровая реформа: обман вместо помощи
  • Беларусь: совхоз высоких технологий
  • Александр Ивашкевич: "Совесть - наш внутрениий бог"