Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Закон - это кристаллизация общественных предрассудков.
Ян Флеминг, английский писатель
Latviannews
English version

Пожертвование или взятка?

Поделиться:
Федерацию биатлона Байба Брока возглавила, когда там были одни долги. Но она сумела найти финансирование. Фото: LETA
В конце сентября в Мадоне должен пройти чемпионат Балтии по летнему биатлону (на роликах). Ожидается, что здесь на новом биатлонном стадионе выступят и спортсмены из других европейских государств. Но самый громкий выстрел уже прозвучал. Выстрел по латвийскому биатлону и, возможно, по всему нашему спорту.

KNAB получил информацию…

8 июля Бюро по борьбе и предотвращению коррупции (KNAB) задержало президента Федерации биатлона Латвии Байбу Броку. Как рассказал журналу «Открытый город» адвокат Броки Янис Зелменис, в решении о присвоении статуса подозреваемого речь идет об одном эпизоде в апреле 2017 года, когда Байба Брока встретилась с совладельцем группы Skonto Гунтисом Рависом и якобы потребовала и получила взятку — в виде договора о пожертвовании Федерации биатлона Латвии.

Кроме самой Броки были задержаны также Гунтис Равис и владелец M investīciju fonds Ивар Миллерс, которому, как свидетельствует информация Firmas.lv, принадлежит 5% долей капитала в строительной компании Skonto būve.

В чем суть дела? Как сообщило KNAB, бюро получило информацию, что должностное лицо, будучи председателем комиссии по закупкам Латвийского университета (ЛУ), возможно, действовало в интересах конкретных предпринимателей. Имеющиеся факты, считают в бюро, дают основание полагать, что должностное лицо, заранее договорившись, приняло от предпринимателей взятку, которая была оформлена как пожертвование одному из обществ. Сумма предполагаемой взятки составляет не менее 20 000 евро.

Отшифруем эту шифрограмму. Председатель комиссии по закупкам Латвийского университета — это Байба Брока. Она к тому же в то время — заместитель ректора ЛУ и депутат Рижской думы. Предприниматели — те самые Гунтис Равис и Ивар Миллерс. «Одно из обществ» — Федерация биатлона Латвии. «Взятка, которая была оформлена как пожертвование одному из обществ» — скорее всего, пожертвование в размере 20 000 евро от фирмы Roadeks, которая опосредованно принадлежит Равису как выгодоприобретателю ООО Skonto būve.

По неофициальной информации, задержание может быть связано с конкурсом на строительство третьей очереди академического центра Латвийского университета, в котором участвовало и Skonto būve. В Латвийском университете журналистам сообщили, что скоро предполагалось назвать победителей закупочного конкурса, и Skonto būve оставалось одним из двух оставшихся претендентов. Другой — группа BMV.

«В решении о задержании сказано: взяла, потребовала и приняла взятку. Значит, есть и слова, и видео, — говорит адвокат Янис Зелменис. — Броку подозревают в том, что она находила деньги для биатлона в корыстных интересах: дескать, в том случае, если она станет председателем закупочной комиссии по строительству нового корпуса Латвийского университета, она окажет предпринимателям услугу. То есть речь идет не о том, что она оказала услугу, а она обещала, что формально и достаточно».

Адвокат: «Тактика дознания — грубое насилие»

Янис Зелменис возмущен манерой, в которой было проведено задержание.

«К Байбе Броке применили спецмеры — арест, запрет встречаться со своим замом по Федерации биатлона, — рассказывает адвокат. — Кроме того, было решение об аресте дома, машины.

А как демонстративно все было сделано! В час дня задержали Броку, имеющую несовершеннолетнего ребенка. Сын был дома, но ей даже не дали с ним связаться. Отобрали у нее сразу оба телефона, компьютер и повезли на обыск — сначала в кабинете в университете, потом дома, а оттуда отправили в изолятор. Там раздели, заставили поприседать, проверили состояние здоровья и отправили в одиночку. В изоляторе совсем небольшое окно, по которому даже непонятно, какое время суток, внутри видеонаблюдение. Сначала ты тихо сходишь с ума, не понимая, сколько прошло времени. Человек спать не может, есть не может. Только когда принесли чай, она поняла, что наступило утро.

После чего состоялся первый короткий допрос во вторник. Броку держали до утра среды, она не понимала, что с ней будет — то ли ее повезут в суд и будет санкция на ее арест и потом тюрьма, то ли ее отпустят. Ей дали разрешение связаться с адвокатом, но не дали возможности позвонить домой 13-летнему сыну. Хорошо, что дома случайно оказался его брат, который побыл с ребенком, но он мог там и не быть. Никаких документов не оформили, что брат отвечает за мальчика.

В итоге репутацию смешали с дерьмом. А нельзя все было сделать почеловечнее? Да, формально над ней не издевались, наручников не надевали и перед телекамерами шествие не устраивали, но нужно ли было ее задерживать? Если бы их в одно время всех троих пригласили для дачи показаний, там могли бы сказать, какой у кого статус. Приглашаются адвокаты, если надо, проводится обыск. А тут изолятор на 48 часов — зачем? Только для психологического давления. Тактика дознания — грубое насилие, чтобы раздавить человека. Это метод воздействия. А почему задержали 8 августа 2019 года, когда возможное преступление было начато и закончено в апреле 2017-го? Может, нужно было сорвать голосование за мэра Риги, где Брока могла бы выдвинуться кандидатом?»

 
Брока сама была членом молодежной сборной Латвии по биатлону и искренне за него болеет. Фото: Эдийс Паленс/LETA
Бюджет латвийского биатлониста Андрея Расторгуева составляет 125 000 в год. Фото: Киммо Брандт/EPA/Scanpix/LETA
Год назад Брока была кандидатом на пост президента Международной федерации биатлона. Фото: Twitter
Байба Брока вместе с адвокатами Янисом Зелменисом и Риналдом Бушсом ответили на вопросы журналистов по поводу подозрений в ее адрес. Фото: Эдийс Паленс/LETA

Деньги на биатлон

Но все это эмоциональная часть кейса. А что по существу?

Первый вопрос: может ли пожертвование Федерации биатлона (или другого вида спорта) быть взяткой?

Начнем с того, может ли в Латвии спорт существовать без спонсорской поддержки? Ответ однозначный — нет!

В биатлоне государственное финансирование составляют в среднем около 20% от требуемой суммы. Еще 30% поступает от Международной федерации биатлона, правда, постфактум — после участия в международных соревнованиях. Остальное — пожертвования.

Как у всех федераций, в биатлоне есть только один вопрос — где взять деньги. Их и находила Байба Брока.

В том же предолимпийском 2017-м она их собрала в приличном объеме, что позволило Федерации биатлона распоряжаться 557 000 евро. Денег понадобилось много — федерация готовилась к Олимпийским играм. А сколько выделило государство? 74 000 евро. То есть даже меньше 20%.

518 000 из них федерация потратила, но исключительно на спортсменов, чемпионаты Латвии по биатлону в разных возрастных категориях, тренеров и прочие нужды организации.
Латвийский спортсмен Андрей Расторгуев, например, входит в топ 15–20 лидеров мирового биатлона, пару раз был и в десятке. Его бюджет в год, не по-барски, а просто чтобы не стыдно было появляться на людях, составляет 125 000 в год. По Европе, например, он ездит на своем бусике, а не летает самолетами, самолетом отправляется только за океан.

Байба Бендика входит в мировой топ-30, заняла 4-е место в Кубке открытия сезона. Ее годовой бюджет примерно 100 000 евро. В эту сумму входит тренер, поездки. Хорошо, не надо покупать лыжи, они у них есть от спонсоров-производителей.

Федерация биатлона, как любая другая, организует мужской, женский, детский чемпионаты по биатлону. Проводит обучение тренеров, участвует в работе международных организаций. Тот же биатлонный стадион в Мадоне был построен, теперь там можно проводить соревнования мирового уровня. И на все это нужны деньги.

Что с этого имеет Байба Брока? Да ничего. Кроме, как теперь выяснилось, головной боли. Зарплат ни она, ни другие члены правления федерации не получали. Поощрений — тоже. Даже по делам биатлона она часто летает за свой счет.

Просто это ее увлечение. Брока сама была членом молодежной сборной Латвии по биатлону, и за этот вид спорта искренне болеет. Федерацию биатлона она возглавила в 2014 году, тогда там были одни долги, биатлон шел на дно. Брока сумела найти финансирование. Неудивительно, что в 2017-м ее переизбрали. И стадион в Мадоне был, кстати, построен во многом благодаря ее усилиям.

Решение Брока не принимала

Другой существенный вопрос в этом кейсе: могло ли пожертвование Федерации биатлона повлиять на решение о выборе подрядчика для строительства нового здания ЛУ?
Как рассказала сама Брока, в 2017 году, в апреле которого компания Roadeks пожертвовала 20 000 евро Федерации биатлона, она занимала должность руководителя бюро ректора ЛУ и не была членом закупочной комиссии. Тем более, что такой закупочной комиссии тогда вообще не было. Решение о строительстве нового здания руководство ЛУ приняло лишь в октябре. Тогда, через полгода после пожертвования Roadeks, и была создана закупочная комиссия из 6 человек, которую возглавила Брока.

Кстати, по словам Броки, на момент задержания ни один претендент в рамках конкурса на строительство нового здания ЛУ заявок не подал, так что в оценках предложений она просто не могла участвовать.

«Схема наших борцов с коррупцией заключается в том, что Байба Брока, еще не будучи должностным лицом университета, якобы взяла взятку, — комментирует ситуацию «Открытому городу» адвокат Янис Зелменис. — Причем для того, чтобы сделать добро Федерации биатлона. Получается, в 2017 году произошел эпизод, на который они тогда никак не отреагировали, с тех пор прошло два года и тут вспомнили о взятке.

Это как я бы дал вам взятку через пожертвование Министерству образования. Федерация — не просто общество по ловле бабочек. По закону о спорте она утверждена и Олимпийским комитетом, и Министерством образования. Она выполняет государственный заказ по развитию спорта для детей, юношества и получает на это от государства деньги. По сути взятка была дана квазипубличной организации. С таким же успехом можно дать взятку Латвийскому фонду культуры, Комитету по организации праздника песни. То есть достаточно того, что у тебя есть должность, а взятку получает некая организация.

Байба Брока — председатель закупочной комиссии по новому зданию университета. С биатлоном это здание никак не связано. Но в голове у борцов с коррупцией это связано с конструкцией о получении взятки. У бывшего главы Latvijas Dzelzceļš Угиса Магониса хотя бы деньги нашли в машине.

Брока живет на зарплату, которая у нее очень немаленькая. Таких людей в Латвии немного, может быть, несколько сотен. 10 лет сдает декларацию. Зачем ей взятка? Она была министром юстиции, парламентским секретарем, преподавателем юридического факультета ЛУ! Человек находит полмиллиона евро в год, посылает людей на Олимпийские игры, а пресса теперь пишет, что ее репутация вредит университету!

Она год назад была кандидатом на пост президента Всемирной международной федерации биатлона (IBU). Были выборы в Хорватии, и за нее выступили все ведущие страны Европы — Германия, Австрия, Швейцария, Норвегия. Но выиграл швед, который набрал больше голосов — за счет Индии, Бразилии. Сейчас Брока член правления Международной федерации, отвечающая за юридические вопросы».

Опасное меценатство

А теперь о том, чем вся эта история с Брокой чревата для всего латвийского спорта. Биатлон, как и все прочие виды спорта в Латвии, в значительной мере финансируется спонсорами. Раньше у нас была отлаженная система спонсирования, при которой предпринимателям было выгодно поддерживать спорт. С подачи бывшей главы Минфина Даны Рейзниеце-Озолы (кстати, гроссмейстера по шахматам) эта система была разрушена. Это был первый удар по финансированию спорта. История с Брокой — второй.

Не секрет, что спортивные федерации в нашей стране нередко возглавляют нынешние или бывшие политики. Возьмем для примера самые популярные у нас виды спорта: глава Федерации хоккея — бывший премьер-министр Айгар Калвитис, председатель совета Латвийского баскетбольного союза — депутат Сейма Мартиньш Бондарс, среди членов совета — бывший спикер парламента, ныне посол в Италии Солвита Аболтиня, Айгар Калвитис, бывший министр экономики Ояр Кехрис, депутата Европарламента Андрис Америкс, депутаты Сейма Янис Урбанович, Имант Парадниекс и др. Людям со связями легче найти деньги на финансирование спорта. Именно они договариваются со спонсорами. А разве Латвийский олимпийский комитет не занимается у нас фаундрайзингом для нужд спорта? Однако случай с Байбой Брокой может поставить жирную точку на желании меценатов помочь спорту частными деньгами.

«Политики в настоящее время посылают очень опасный сигнал предпринимателям в Латвии, вовлекая в выяснение отношений правоохранительные органы и предпринимателей, — заявил, например, бизнесмен и меценат Гунтис Равис. — Совсем недавно Байба Брока была кандидатом в мэры Риги. В последние годы принадлежащие мне частично или полностью компании пожертвовали несколько миллионов евро для развития спорта, искусства и образования в Латвии, кроме того, о большей части пожертвований у меня нет подробной информации, потому что решения принимают руководители конкретных предприятий. Интриги между политиками в настоящее время наносят вред и мне лично, и компаниям, которые являются одними из крупнейших налогоплательщиков и экспортеров в стране».

Перед латвийским спортом теперь во весь рост встает проблема: откуда взять финансирование? Либо все должно финансировать государство или не будет ничего. Третий вариант опасен для любого предпринимателя. Потому что его легко назвать взяткодателем, а того, кто достает деньги, взяткополучателем.

Александр Веселов/"Открытый город"


22-09-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№10(115)Октябрь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Олег Буров: "Мы работаем пожарными"
  • Любовь Щвецова о тайных механизмах власти
  • Татьяна Фаст: Как я искала Родину
  • Андрей Смирнов и его "Француз"
  • Почему не улыбается Игорь Верник?