Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Юмор для жизни — то же самое, что храм для верующего, ничего лучше человек просто не придумал.
Люк Бессон, французский режиссёр
Latviannews
English version

Убийство отца Меня: разгадка может таиться в Риге

Поделиться:

Двадцать два года назад, 9 сентября 1990 года, в Подмосковье был убит отец Александр Мень — протоиерей Русской православной церкви, широко известный как в СССР, так и на Западе. Расследование громкого дела взяло под контроль руководство страны. Однако ни найти преступников, ни установить мотив преступления так и не удалось. Между тем, ключ к тайне убийства Меня, возможно, таится в Риге.

Пожалуй, не было в годы перестройки проповедника популярнее Александра Меня. Его приход всегда был полон верующих, тиражи его книг разлетались за считанные дни, он был духовным наставником многих деятелей культуры, популярных в стране людей. Известие о его убийстве потрясло весь православный мир.

Смертельное нападение

Утром 9 сентября 1990 года в 6 часов 40 минут отец Александр, выйдя из своего дома в подмосковном поселке Семхоз, по тропинке шел на электричку: собирался ехать в Новую деревню, где в Сретенском храме должен был вести воскресную службу. При себе у него был портфель, набитый бумагами и документами, с которым он практически никогда не расставался. На тропинке на отца Александра внезапно напали двое мужчин, один из них нанес преподобному удар топором по голове, после чего, забрав портфель, преступники скрылись.
Придя в себя, окровавленный отец Александр добрался до калитки своего дома. Его жена Наталья Федоровна услышала шум и заметила лежащего у забора мужчину и, еще не подозревая, что это отец Александр, вызвала скорую помощь. Часы показывали 7 часов 12 минут. В полвосьмого подъехала скорая, но спасти Александра Меня не удалось, по дороге в больницу от большой потери крови он скончался.
По горячим следам напавших задержать не удалось, однако был установлен ряд свидетелей, способных опознать двоих мужчин, появившихся в то утро на железнодорожной платформе и уехавших на электричке.
Расследование обстоятельств трагедии сразу же взяли под контроль аппараты как главы СССР Михаила Горбачева, так и главы России Бориса Ельцина. Не исключено, что столь повышенное внимание к этому делу в итоге сыграло с ним злую шутку: активизировались желающие как можно быстрее доложить, прогнуться, выслужиться.

Версии разваливались одна за другой

Уже на третий день после убийства был арестован сосед отца Александра — уголовник Геннадий Бобков, который «охотно» сознался в совершенном преступлении. Правда, каких-то других доказательств его вины в убийстве отца Александра у следствия не было. В феврале 1991 года следователь прокуратуры А.Дзюба, в производстве которого находилось уголовное дело, набравшись смелости, опроверг эту сфальсифицированную версию.Тут же его отстранили от дела, а позже он и вовсе был вынужден уволиться из прокуратуры. Тем не менее, Дзюба, видимо, действительно настоящий профессионал и честный человек, проделал огромный объем работы и успел допросить всех людей, находившихся в то утро на железнодорожной платформе, вычленить двух предполагаемых неустановленных преступников и составить их словесные портреты.
Весной 1991 года в суде версия о совершении убийства отца Александра его соседом Бобковым окончательно развалилась. Бобкову дали два года за те кражи, которые он реально совершил. И быстренько замяли вопрос о том, почему же он все-таки признался в убийстве.
После этого каких только версий не было! Воспаленные умы убийство отца Александра приписывали то сионистам — преподобный якобы препятствовал выезду за рубеж православных евреев, то антисемитам — дескать, отец Александр, будучи по национальности евреем, умышленно подрывал устои Православной церкви и сеял в ней зерна сионизма. Ну и, конечно, не обошлось без политических версий: отец Александр раздражал своими действиями всемогущий, но утрачивающий позиции КГБ, или же в портфеле отца Александра была папка с разоблачениями руководства страны.
Вся эта свистопляска привела к очередному всплеску энтузиазма правоохранительных органов: в 1994 году был арестован Игорь Бушнев, который еще в сентябре 1990 года задерживался по подозрению в убийстве отца Александра, и уже тогда было установлено его стопроцентное алиби, а также доказана его невиновность. В очередной раз без должных к тому оснований человек полгода провел в тюрьме, а руководство силовых структур России громогласно заявляло о раскрытии «резонансного» преступления. Финал был закономерным: суд Бушнева освободил. А потом и ажиотаж вокруг убийства Меня начал затухать.
На общем фоне публикаций и сенсаций совсем незаметной осталась примитивная, но так часто встречающаяся в жизни версия — корыстные мотивы совершенного преступления. И связана она, как ни странно, с латвийскими криминальными кругами.

Смерть «авторитетного издателя»

В ночь на 31 марта 1989 года на улице Кришьяна Барона, возле Рижского дворца спорта, в своей «Волге» был застрелен «шеф» одной из криминальных группировок Дзинтарс Кроманс. Кроманс, он же — Литвин, был фигурой весьма колоритной и амбициозной, одним из лидеров преступного мира Латвии. В ту же ночь совершенно случайно были задержаны ехавшие на автомашине «харитоновские бойцы» из команды покойного Виктора Абакумова — Вячеслав Ерзин (через три года, в 1992-м, был обнаружен мертвым рядом с дорогой между Бельгией и Люксембургом) и Александр Кисель (в 2000 году после стрельбы в рижском районе Золитуде чудом остался жив), был обнаружен и изъят пистолет, из которого был застрелен Кроманс. Уголовное дело по этому поводу, несмотря на очевидные доказательства, осталось нераскрытым.
Расследование убийства, как обычно, начинается с установления его мотивов. По имевшейся оперативной информации, Кроманс был должен серьезную сумму денег. И якобы часть этих денег он вложил в книгопечатание.
Одна из версий относительно причин убийства Кроманса затрагивала «тему божию»: вложение присвоенных средств в кооператив Майвик, который, как выяснилось, заключил в 1989 году договор с отцом Александром и получил по нему права на издание работ и книг Александра Владимировича Меня.
В то время, когда огромное количество людей зависло в духовной пустоте, продажа книг, описывающих доступным и понятным языком историю зарождения и развития различных религиозных течений, указывающих простому человеку тропинку, по которой можно вернуться к вере и обрести в ней себя, обещала стать очень выгодным бизнес-проектом. Заключению этого договора всячески способствовала сестра одного известного латвийского журналиста, женщина набожная, лично знавшая Меня. Не имея в СССР должной поддержки и возможностей для работы с массовой аудиторией, отец Александр легко согласился с публикацией его книг за рубежом — книги планировалось издавать в США.

Барыши уплыли

Однако в 1990 году ситуация изменилась кардинально: отец Александр наконец-то получил возможность легально проповедовать христианское учение на родине — читать лекции в публичных местах, выступать на радио и по телевидению. В 1990 году Мень стал одним из основателей воссозданного Российского библейского общества, планировалось издание его трудов в Москве.
Поэтому отец Александр решил расторгнуть заключенный с кооперативом Майвик кабальный договор, ставший для него уже неактуальным. Но этот договор был очень нужен кругу лиц, мысленно уже подсчитывавших барыши от продажи книг Меня. 
 

Осенью 1990 года в ходе работы по раскрытию убийства Кроманса работники 6-го отдела МВД ЛССР получили информацию о крайне негативной реакции поднимавшихся в то время латвийских «бизнесменов» на желание отца Александра порвать договор. Вырисовывался реальный мотив его убийства. Первый начальник 6-го отдела по борьбе с организованной преступностью Латвии Николай Шестопалов счел своим долгом срочно проинформировать об этом ГУУР (Главное управление уголовного розыска) МВД СССР, после чего два оперработника, курировавшие дело по раскрытию убийства Меня, сразу же прибыли в командировку в Ригу.
Ознакомившись с материалами, добытыми 6-м отделом МВД Латвии, убедившись в их достоверности и перспективности работы по ним, в ту же ночь они связались с работниками Прокуратуры СССР. Но получили от прокурорских работников указание возвращаться в Москву: убийство официально уже было объявлено раскрытым.
Понимая реальность рижской версии, ощущая ответственность за выполнение своего служебного долга, Николай Шестопалов все же направил в Москву подробнейший отчет на 6 листах за исходящим № 13/2-133с. До получения указания о приостановке работы удалось, правда, установить, что фигурировавшая в деле женщина, с которой незадолго до убийства отец Александр на повышенных тонах выяснял отношения в автомашине, — упомянутая выше рижанка, сестра журналиста.

Преступление осталось нераскрытым

А в феврале 1991 года следователь прокуратуры А.Дзюба заявил, что раскрытие убийства сфальсифицировано, и в тюрьме оказался безвинный человек. Но, увы, к тому времени закрутилась такая круговерть, что было уже не до этого, и информация, отправленная из Риги в Москву, потерялась в ворохе других бумаг, материалов и дел.
 
С тех пор прошло 22 года, всех подозреваемых выпустили, имевшиеся у следствия версии отпали, а ниточка, протянувшаяся из Риги, так и осталась неотработанной. Как знать, может быть, именно она могла бы рассеять завесу над происшедшей трагедией.


Сергей Черненок*, "Открытый город"

* Сергей Черненок — последний начальник 6-го отдела (по борьбе с организованной преступностью) Криминальной полиции Латвии, президент клуба профессионалов криминального сыска, глава фирмы Arcis.
26-10-2012
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Megris 05.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
дурик 27.10.2018
Как юрист скажу: правоохранительные органы не хотели расследовать дело.в связи с со смычкой гос.ва и церкви. РПЦ так же делила власть как и в кремле
дурик 27.10.2018
я считаю, что убийство совершено из-за документов которые с собой имел Мень убили его из-а того, что были финансовые разногласия с бандитами 90х годов
Дзинтра 01.01.2018
Я знаю вернее, говорили что в машине с Дзинтарсом была дама, и он её высадил заранее,поняв,что ....погибнет..
Дударик 12.11.2012
Мне кажется, что упоминаемая дама была не сестрой известного журналиста, а сестрой его жены. Но, возможно, и ошибаюсь.
Журнал
№10(139) Октябрь 2021
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Побег из 90-х, или американские горки Игоря Петрова
  • Правительство сделало учителей заложниками
  • Латвийское эхо афганской войны
  • Балтийская симфония Александра Журбина