Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Мне нравятся только два типа мужчин: наши и иностранцы.
Мэй Уэст, американская актриса, сценарист, драматург
Latviannews
English version

Андрис Америкс: ЕС выделит на экологию триллион евро

Поделиться:
Андрис Америкс/пресс-фото
Пресс-фото
Хотим мы того или нет, но следующие семь лет в объединенной Европе будут во многом связаны с вопросами окружающей среды, выбросами и т.д. Речь ни много ни мало идет об отказе от угля и нефти и массовой замене транспорта. На программу сохранения окружающей среды ЕС планирует выделить триллион евро. Об этом «Открытому городу» рассказал депутат Европарламента Андрис Америкс.

Центр в Европарламенте — это социал-демократы и Народная партия

В Европарламенте вы вошли в Прогрессивный альянс социалистов и демократов. Чем был продиктован ваш выбор именно этой политической силы?
По убеждениям я центрист, а центр в Европарламенте — это социал-демократы и Народная партия. Поэтому я в социал-демократах, самой нормальной партии Европарламента, которая там составляет коалицию с Народной партией.

В Европарламенте семь больших групп, самые большие — Народная партия (181 депутат) и социал-демократы (154). Они создают коалицию.

Нил Ушаков — тоже в социал-демократах, получается, что в одной коалиции с Сандрой Калниете и Инесе Вайдере, которые представляют Народную партию. А может случиться, что по образу и подобию этой брюссельской коалиции будет формироваться и правящая коалиция в Латвии?
Все, конечно, в жизни бывает, никогда не говори «никогда», но все же это маловероятно.

А остальные латвийские депутаты к каким группам примкнули?
Ивар Иябс — к либеральной Renew Europe, Роберт Зиле и Даце Мелбарде — к Европейским консерваторам и реформистам (ЕКР), Татьяна Жданок — к фракции «Зеленые/Свободный европейский альянс».

В Брюсселе все решает треугольник

Для большинства людей в Латвии европейские структуры — это другая планета. Вы бы могли доступно объяснить, как принимаются решения в Брюсселе?
В объединенной Европе нет «императора», который бы единолично управлял всем. Здесь решения принимает треугольник — Европарламент, Еврокомиссия и Европейский совет.

В ЕС сейчас входит 28 стран. После Brexit останется 27, но две страны ждут в очереди — Северная Македония и Албания, значит, будет 29.

В европейском законодательном органе — Европарламенте — заседает 751 депутат. У Латвии в нем 8 мест. Меньше — по 6 — только у Мальты, Люксембурга и Эстонии. У литовцев — 11. Это конкуренция.

Но Европарламент не имеет права сам предлагать законы. Это функция Еврокомиссии, которая является другим углом европейского треугольника.

В Еврокомиссию входит 28 комиссаров (будет 27) — по одному от каждой страны — участницы ЕС. Это, по сути, Кабинет министров Евросоюза. Он выдвигает регулы, сколько можно выбросов СО2, когда и как мы перейдем на летнее время и т.д. За каждым министром стоит уйма профессионалов, там есть разные европейские лобби, ассоциации, есть согласовательный процесс. Еврокомиссия в Брюсселе находится на расстоянии примерно полукилометра от Европарламента, сейчас даже думают строить специальный тоннель, чтобы соединить эти два угла треугольника.

Европарламент, получив предложение от Еврокомиссии, может с ним не согласиться, менять, улучшать, но сам эту основу создавать он не имеет права.

Но есть и третий угол — Европейский совет, высший орган. В него входят премьер-министры всех стран — участниц ЕС, а по отраслям — министры этих стран, министры транспорта, культуры и т.д.

Треугольник работает так: Еврокомиссия готовит регулы, Европарламент их правит и утверждает, Евросовет ставит свою окончательную печать.

Председателем Европейского совета после Дональда Туска стал премьер-министр Бельгии Шарль Мишель. Однако у объединенной Европы долгие годы был и неформальный лидер — канцлер Германии Ангела Меркель. Вскоре она уходит, образуется вакуум...
Да, для Европы это проблема. В Испании и Италии все время выборы, у нас нет европейского лидера. Остался один Эммануэль Макрон. Его критикуют, но президент Франции — единственный, кто в торговой войне сегодня может сказать Дональду Трампу: стоп, давай остынем, поговорим. В принципе, если мы говорим об основных странах ЕС, в Европе нет ни одного лидера-тяжеловеса, который может этому хулигану что-то противопоставить.

Существенный вопрос для Латвии — формирование бюджета ЕС. Есть ли какая-то определенность в этом вопросе?
Бюджет на семилетку вступает в силу с 2021 года. Значит, в следующем, 2020-м, нужно договориться, кто сколько будет платить и кто сколько будет получать.

Новая Еврокомиссия должна была начать работу с 1 ноября, и первой функцией было приступить к переговорам по деньгам. Теперь же все переносится на январь — 12 декабря выборы в Великобритании, потом Рождество, Новый год, то есть мы можем начинать говорить после Нового года.

Взнос Латвии в копилку ЕС — десятая часть от того, что она оттуда получает. Понятно, что мы хотели бы, чтобы такая пропорция сохранилась. Однако одна из стран-доноров — Великобритания — уходит. И сейчас идет дискуссия, готовы ли остальные доноры покрыть эту недостачу в бюджете. Латвия, естественно «за», мы готовы увеличить свой взнос на 10%. Но что думают об увеличении своего взноса в Германии, Франции, Испании? Они говорят: наш избиратель может не понять. Германия, например, допускает увеличение своего взноса максимум на 1%.

Словом, вопрос о 7-летнем бюджете Евросоюза еще впереди, он на стадии переговоров.

Европа carbon-free

Вы избраны зампредседателя Комитета Европарламента по транспорту и туризму. Каковы приоритеты этого комитета на будущее и что ждать Латвии в этих отраслях?
Ясно, что следующие семь лет для ЕС будут во многом связаны с вопросами окружающей среды. В Брюсселе говорят: если это сейчас не будет сделано, то через 15 лет повернуть вспять процесс климатических изменений будет невозможно. И за Европу carbon-free, если я правильно помню, проголосовали 680 депутатов Европарламента из 751.

Предполагается, что в новом бюджете ЕС на программу сохранения окружающей среды будет выделен триллион евро. Что это значит и для Латвии, и для других стран? Это значит, что ЕС не будет финансировать ни один проект, связанный с фоссильной энергией. Сейчас объявлена очень серьезная война углю, нефти, это называется carbon-free. Конечно, авиатранспорта это пока не касается, самолет не может летать на пальмовом масле, но можно сделать все аэропорты полностью электрифицированными, запретить использование там фоссильного топлива, профинансировать полную электрификацию железной дороги.

То есть предстоит замена всех технологий. Миллиарды будут направлены на электрические заправки — чарджеры, и это полностью финансируется Европой.

В Латвии, например, сейчас проблема не просто установить повсюду эти чарджеры, но обеспечить мощности для них. У нас этих мощностей не хватает.

Речь идет о замене всего транспорта — легковушек, грузовиков, автобусов. Тысяча миллиардов евро, триллион на следующие 7 лет.

Это ставит новую задачу и перед нашим Валдисом Домбровскисом, который утвержден исполнительным вице-президентом Еврокомиссии в сфере финансовых услуг и экономики. Речь идет о преобразовании Европейского инвестиционного банка в банк, у которого на 70% будут только экологические проекты.

Все это сулит кардинальные преобразования и для экономики Латвии. Конечно, перемены произойдут не за один день, но думать надо уже сегодня. Скажем, сейчас из Рижского порта отправляется уголь в Испанию. Но в дальнейшем это направление придется закрыть, поскольку и мы, и Испания —страны ЕС.

Конечно, останутся третьи страны мира, Америка, еще кто-то… Но в Европе мы должны до 2030 года сократить выбросы СО2 наполовину по сравнению с 1990-ми годами, а в 2050 году, когда наши дети, внуки, правнуки будут жить, СО2 вообще не будет. На это сейчас ориентирована и наука, все деньги пойдут туда.

Звучит все красиво, но как быть латвийскому автовладельцу, у которого нет денег на электромобиль и не будет?
А кто сказал, что электромобиль сегодня — самый лучший вид наземного транспорта? В нашем Транспортном комитете Европарламента 49 членов из разных стран, и основная точка зрения, что такой электромобиль, какой существует сегодня, наносит вред окружающей среде не меньше, чем обыкновенный. Его аккумуляторы загрязняют среду, их потом некуда деть. Весь кузов — тоже. Самые дружественные для окружающей среды на сегодня — гибридные автомобили. Да, там есть фоссильная часть, но она есть сегодня.

Так что, в принципе, перемены будут происходить не так просто и плоско.

У нас с тревогой обсуждается снижение финансирования из еврофондов на поддержание дорог. Транспортный комитет в этом играет какую-то роль?
Он играет главную роль, и уже были обсуждения о финансировании в дальнейшем. Но пока нет ясности с общим бюджетом, мы обсуждаем принципы. Например, мы говорим, что очень много денег тратится на строительство новых дорог, новых туннелей, мостов в Европе. А пока строятся новые, разрушаются старые. И сейчас речь идет о том, чтобы часть денег направлять на возобновление старой инфраструктуры.

Что еще? Европейские деньги в следующий семилетний период больше не будут выделяться на внутренние проекты в странах, они пойдут только на дороги, которые пересекают границы и направлены на соединение всей инфраструктуры.

Скажем, если мы захотим за деньги еврофондов обновить дорогу от Вараклян до Зилупе, ничего не получится. Приведение в порядок внутренней инфраструктуры входит в обязанности каждой страны. А вот Via Baltica, Rail Baltica туда вписываются.

Наш воздушный транспорт на что-то может рассчитывать?
Только на проект Рижского аэропорта по переходу на электротранспорт, без выбросов СО2.

Порты, железная дорога?
Электрификация железной дороги с уменьшением выбросов СО2 — вписывается.

Порты — трудно сказать, разве что, если там будут создаваться какие-то альтернативы.

Из-за «Пакета мобильности» Европа разделилась

Большие дискуссии идут в Европарламенте по поводу так называемого «Пакета мобильности», который, по вашим словам, дискриминирует и перевозчиков из Латвии. В чем конкретно проявляется эта дискриминация?
На эту тему можно целый журнал издать, но я постараюсь коротко. Это революционный, без преувеличения, регулирующий акт, который с ног на голову может перевернуть всю систему перевозки и работы с грузами на европейском пространстве. Европарламент его принял.

Во многом это первый случай, когда не по политическим мотивам — левые, правые, либералы, а по географическому признаку Европа разделилась — Западная против Восточной. И Западная Европа протащила акт, который реально подрывает единый рынок грузоперевозок.

В чем тут дело? Предположим, ты везешь грузовик гетлиньских помидоров в Париж. Сейчас как — доставляешь помидоры в Париж, а на обратном пути берешь там какой-то еще груз в Берлин или Ригу. По новому регулированию грузовик обязан вернуться пустым. Конечно, это сумасшествие, которое входит в полное противоречие с green deal, потому что когда грузовик назад идет порожняком, возникают дополнительные выбросы СО2.

Инициаторы этого акта — французы, немцы, итальянцы и испанцы. Все большие страны. Они считают, что Восточная Европа не соблюдает правила всех социальных бонусов и, соответственно, демпингует в этой сфере. И тут на СО2 они закрывают глаза…

Второе условие: они хотят добиться, что когда грузовик приехал в Литву, работодатель обязан платить минимальную литовскую зарплату, приехал в Польшу — минимальную польскую, в Германию — немецкую, во Францию — французскую. Так они защищают legal market, чтобы была единая конкуренция в соответствии с европейскими правилами в каждой стране, тогда он сможет конкурировать с местными.

Третий пункт: шофер обязан весь рейс до Парижа и назад быть единым с машиной. Его нельзя заменить. Только если заболел. Далее, в соответствии с новыми правилами, предполагается ввести новые тахографы. Через определенные промежутки времени шофер обязан идти спать, но не в кабине, это строго запрещено, а в мотеле.
Короче, так как этот «Пакет мобильности» был принят старым Европарламентом на последнем заседании, мы в Транспортном комитете пробовали его вернуть для новой дискуссии. Из 49 депутатов за возвращение голосовало 19, за то, чтобы он прошел, 30. Вот реальное соотношение сил.

Сейчас вопрос в штампе Европейского совета. Там все не просто так, потому что премьеры и министры транспорта части стран возражают. Открыт так называемый триалог — переговоров, касающихся отдельных пунктов и их изменений. Ни одна страна не имеет права вето. А голосование там — квалифицированным большинством. То есть, если Италия, Испания, Франция и Германия голосуют «за», мы можем отдыхать. Словом, в Евросовете «Пакет мобильности» в конце концов пройдет. Но он будет улучшен, что-то, может быть, поменяют.

Для латвийских перевозчиков вся эта история, конечно, неприятна, у нас, по неофициальным подсчетам, 15 тысяч грузовиков. Впрочем, большая их часть работает на российской стороне, в Европе меньше.

Но застопорился процесс по другой причине. Оказывается, большое давление сегодня оказывают турецкие перевозчики в Евросоюзе, ведь получается, что надо вообще запретить турецким перевозчикам ездить по Европе…

На связи с Центральной Азией

Кроме того, что вы заняли высокий пост в Комитете по транспорту и туризму, вас назначали и первым вице-президентом группы по сотрудничеству с Центральной Азией. Чем важно это направление?
Евросоюз давно и последовательно укрепляет партнерские отношения с государствами Центральной Азии. Это связано как с усилением роли ЕС как одного из мировых политических игроков, так и с тем, что это направление может стать весьма перспективным с точки зрения экономики. Ну а мне, как представителю Латвии, по известным историческим причинам проще вести успешный диалог с такими странами как Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан.

Татьяна Фаст, Владимир Вигман/"Открытый город"

P.S. Материал подготовлен при поддержке Прогрессивного альянса социалистов и демократов.
 
02-01-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Megris 04.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Megris 04.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Михаил Борисовский 03.01.2020
Настоящие климатологи и экологи (которые экологи по образованию, а не по желанию носить плакаты, кричать лозунги и получать за это гранты) просто за голову берутся от того невежества, которое навязывается в мире весьма конкретными «заинтересантами» в вопросе изменения климата. Если говорить коротко, то серьезного влияния на изменение климата человек оказать не в состоянии. Увы, существуют мировые силы, которым такое мнение невыгодно, поэтому на заседания ООН и саммиты по данному вопросу зовут не ученых, а школьниц. В Евросоюзе своего Трампа пока нет (уж слишком опрометчиво А.Америкс обозвал его «хулиганом» как бы не аукнулось ему это!), а политики, желающие пойти навстречу «зеленому безумию», — есть, и результаты таких действий видны уже сейчас, судя по интервью А.Америкса. А дальше эти последствия будут только усиливаться, ибо новая глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен уже продвигает свою собственную версию «Зеленого курса». К слову, с таким лицом, с каким она представила «Зеленую сделку», в своё время Никита Хрущев объявлял о построении коммунизма в СССР в обозримом будущем.
Журнал
№7(124) Июль 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Диана Новицка: "Построим Ригу будущего вместе!"
  • В войнах спецслужб святых не бывает
  • Как научиться жить с COVID-ом
  • Борис Акунин: "После серых обычно приходят черные"
  • Концертный зал уничтожит парк Кронвалда?