Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Говорят: в конце концов правда восторжествует; но это неправда.
Антон Чехов, русский писатель
Latviannews
English version

Дидзис Шмитс: сейчас инвестиции в Латвию не привлечет даже Иисус Христос

Поделиться:
Дидзис Шмитс/flickr.com/Saeima
На выборах президента Латвии 2019 года депутат Сейма от KPV LV Дидзис Шмитс был одним из трех кандидатов на пост главы государства. Он не победил, так как избранному президенту Эгилсу Левитсу поддержка парламентского большинства была гарантирована задолго до голосования. Однако использовал шанс донести до жителей свое видение развития страны, которая, по его мнению, как сломавшийся автобус движется к обрыву. Что не так и куда надо поворачивать, Дидзис Шмитс рассказал «Открытому городу».

Почему Карлис Улманис устроил переворот

Что дал вам опыт участия в президентских выборах?
Новым было то, что я прошел через дебаты как кандидат в президенты. И это очень важно, что дебаты были, что в этих дебатах мы обсуждали серьезные вопросы развития страны.

В Конституции Латвии очень четко сказано, что президент, вступая в должность, дает клятву всю свою деятельность посвятить благу народа Латвии. Что он сделает все, что будет в его силах, чтобы способствовать благополучию Латвийского государства и его населения. Обратите внимание — не граждан, а всего населения. Это то, что президент обязуется делать. И именно этот вопрос я пытался поднять в дебатах.

Единственное, жаль, что дебаты были фактически только два дня. Так совпало, что все внимание было уделено выборам в Европарламент. И это неправильно, я думаю, так как нам было еще много что обсуждать и сравнить свои взгляды и мнения по многим вопросам.

Тем не менее, все закончилось так как закончилось, я желаю успехов господину Левитсу, а что будет и как будет — мы узнаем только через время.

Как вы считаете, будь у нас всенародные выборы президента, это изменило бы ситуацию в стране?
Думаю, что абсолютно изменило бы. Прежде всего, мне кажется, участвовало бы достаточно много сильных кандидатов, и в их дебатах было бы немножко больше смысла. Потому что решал бы судьбы кандидатов народ. Я считаю, что давно надо дать право народу избирать президента и бояться тут нечего. А то нас политики все время пугают, что народ выберет кого-то не того. И пугают, главным образом, те, которых тоже выбрал народ. То есть, выбирая их, народ был умен, а выбирая президента — сто процентов умен не будет. Здесь кроется большая ирония.

Вообще, когда создавали Сатверсме, один из главных обсуждаемых вопросов был, как выбирать президента. В итоге договорились, что он будет избираться парламентом, но решили посмотреть, как это будет. В принципе Сатверсме тогда не принимался как неприкосновенный документ, никогда раньше Латвия не имела своей конституции, поэтому даже в стенографических записях ее обсуждения можно прочитать, что конституция принималась с расчетом на ее дальнейшее улучшение.

И уже к началу мая 1934 года через два чтения парламента прошел законопроект о всенародных выборах президента. 62 голоса было «за» и 27 — «против». Если не ошибаюсь, на 18 мая было назначено третье чтение, и было ясно, что закон будет принят. Но 16 мая случился переворот, который, кстати, во многом и произошел потому, что Карлис Улманис очень хорошо понимал, что народ его никогда не выберет президентом. На последних выборах в 1931 году он с первой строчки списка своей партии упал почти до самого низа. Это была реальная оценка его популярности. Так что у него были личные счеты с демократией.

Впрочем, глядя на то, как сегодняшний Сейм принимает решения, я бы сказал, что нередко это тоже похоже на «переворот», поскольку игнорируется конституция. Например, в отношении тех же самых президентских выборов. Ведь 34 депутата Сейма подали предложение в президиум, чтобы заседание парламента по выборам президента провести 5 июня. Но президиум просто проигнорировал это заявление, что является отступлением от конституции. Так что это можно назвать таким маленьким переворотом. Какая разница, переворот делает один человек или 61, это не меняет сути дела. Речь идет о соблюдении конституции.

И это не единичный случай. Например, Сейм единогласно проголосовал за то, чтобы правительство 31 марта представило план закрытия системы OIK (компонента обязательной закупки электроэнергии). Не представило — и ничего. Правительство работает. Так что с демократией и законностью у нас сегодня очень большие проблемы. И проблемы создает именно Сейм, который должен стоять на страже законности.

Никто ликвидировать компонент и не собирался

С лозунгом отмены OIK ваша партия шла на выборы. Вы лично были инициатором парламентского расследования по системе OIK. Удалось ли продвинуться в этом вопросе?
Комиссия Сейма создана, как она будет работать, мы сможем оценить через некоторое время. Но то, что желания отменить OIK у правительства и у тех партий, которые правительство поддерживают, нет — очевидно.

Очевидно еще и то, что это нежелание было одной из основ при создании нынешнего правительства. Потому что, в принципе, «под столом» договорились, что OIK останется. И это главная причина, почему меня нет в этом правительстве. В личном разговоре нынешний премьер-министр Кришьянис Кариньш мне очень ясно сказал, что если я не изменю свое мнение в отношении OIK, то буду нежелательной персоной в его Кабинете министров. Потом он публично заявил нечто совсем другое, но я не буду сейчас говорить, что он неправ, врет и т.д. Разговор наш был тет-а-тет, и ничего доказать я не смогу. Но за все такие поступки и вранье в жизни в конце концов придется отвечать. И этот случай не будет исключением. Я отвечаю своей совестью, я знаю, каким был разговор, а Кариньш отвечает своей совестью.

Ясно, что при такой ситуации, которая сейчас в парламенте, систему OIK будут покрывать, а не отменять. Многое зависело конкретно от моей партии KPV LV и от Новой консервативной партии. Если бы они реально желали изменить систему, то вместе с партией «Согласие» и объединением СЗК нам хватало голосов, чтобы реально что-то сделать. Но оказалось, что посты важнее, чем те обязательства, которые мы дали народу, получив в кредит его доверие.

Сейчас многие депутаты, в том числе и члены моей партии (до сих пор моей), смотрят на политику и на свою работу в парламенте так: научимся торговаться. Но, по-моему, они очень ошибаются: в любой сфере, в том числе и в политике, важно сохранить себя и свои принципы. Что ты скажешь когда-нибудь своим детям? Что был в парламенте, обманул своих избирателей, поступился всеми своими принципами? Но для чего? Чтобы руководить комиссией!? И как ты будешь это объяснять сыну или дочери?

Моя партия шла на эти выборы не с лозунгом: «Все в стране хорошо, мы только немного подправим и будем двигаться дальше», мы пришли сказать, что страна летит в пропасть. Этот «сломанный автобус» надо срочно остановить и ехать в другую сторону — туда, где есть экономика, есть развитие. Но, к сожалению, есть такое явление как инерция, и если пробовать остановить этот автобус у самого обрыва, то ничего не получится.

Бюджет из банкомата

Какие в стране нужно произвести первоочередные изменения? Вы шли в политику и претендовали на должность президента, наверняка имея об этом четкое представление?
Я уже 14 лет представляю интересы рыбопереработчиков Латвии. Хоть по образованию я не экономист, а дипломат, но мое понимание экономики — вот эти 14 лет жизни вместе с предпринимателями. Я знаю, что для них важно, что важно для отрасли и, соответственно, для общества и государства. Я никогда не отстаивал такие интересы, которые пошли бы на пользу кому-то, но сделали бы плохо стране. Ко мне даже не обращаются с такими просьбами. И я могу добиться результата лишь тогда, когда могу аргументированно доказать, что то или иное решение даст благо стране и обществу. Поскольку я через это прошел, то вижу, что надо изменить.

Прежде всего к власти должны прийти люди, которые разбираются в экономике страны. Это даже смешно, но сегодня на государственном уровне мы подходим к экономическим вопросам так, как моя маленькая дочка. Когда я ей говорю, что у меня нет денег на мороженое, она говорит: «Возьми в банкомате». И вот эти девять миллиардов в бюджете страны для многих политиков непонятно каким чудом образовались. Но они готовы их распределять.

Пока мы не получим правительство, для которого раздел бюджета будет второстепенным вопросом, а главным будет, как вместо девяти миллиардов получить восемнадцать, ничего не изменится.

А у вас есть ответ на вопрос: как получить эти восемнадцать миллиардов?
Мы сделали такую бюрократическую налоговую систему, которая полностью блокирует любую частную инициативу. У нас теневая экономика составляет 25% — четверть всей экономики страны! Но вопрос, как все сделать легально, не решается ловлей на автострадах людей с наличными деньгами. Надо менять налоговые условия для бизнеса, который работает не на экспорт, а внутри страны. Предприниматели просто не могут заплатить налоги. Это кафе, где мы с вами разговариваем, тоже не может.

Мы недавно были в Польше и задали тамошним парламентариям вопрос: как помочь маленьким крестьянским хозяйствам? Может, перераспределить европейские субсидии и немного забрать от больших хозяйств? Поляки ответили: не надо у больших отнимать — они конкурируют на общем европейском рынке, но поддержать своих маленьких, конечно, необходимо. Они взяли опыт Австрии и внедрили у себя. Например, если оборот крестьянского хозяйства не превышает 12 тысяч евро в год, налоги не надо платить вообще. От 12 до 20 тысяч — общая налоговая ставка 2% и далее по возрастающей. Когда ты дорастешь до большого хозяйства, будешь платить все, но пока маленький — у тебя льготы.

Государство должно смотреть на мелких предпринимателей не как на плательщиков налога, а как на рабочие места, позволяющие людям прокормить свою семью. Это главное для маленького бизнеса.

Посмотрите, где мы получаем основную долю налогов — это пять тысяч крупных, экспортирующих предприятий, которые дают 90% от всех налоговых поступлений. Нельзя предлагать одинаковую налоговую систему большим компаниям и маленькому семейному кафе. А у нас они облагаются одинаково!

Невежи на кривой Лаффера

Как исправить ситуацию?
Есть такое понятие в экономике — кривая Лаффера. Идея очень проста — с одной стороны этой кривой налогов вовсе нет, с другой — все отдают в виде налога сто процентов своих доходов. В обоих случаях бюджет страны ничего не получает, так как желания заниматься бизнесом во втором случае ни у кого не возникнет. Мастерство же государственной власти заключается в том, чтобы попасть на этой кривой в ту точку, где от налогов в бюджет поступает максимум денег. Но если ты эту точку сдвигаешь в сторону повышения налогов, то бюджет начинает терять средства. Так вот в Латвии в тех отраслях, которые работают на внутренний рынок, давно проскочили эту точку. А проблема в том, что люди во власти это не только не понимают, но многие даже и не знают, что есть такая теория. Люди из правительства уверены, что поднимая налоги, они повысят бюджетные поступления. Это абсолютно не так.

Ситуация с овощами и фруктами показала — в результате снижения налога с 21 до 5 процентов мы получили уже через год больше, чем было раньше. Но год — это вообще ничего. Надо смотреть, что будет через десять лет. Отрасль, несомненно, будет развиваться.

Есть еще один интересный пример — в Марокко. Там был очень хороший рыбный ресурс, но не было рыбопереработки. Они думали, как развить эту отрасль и придумали: если ты построил, будучи инвестором, рыбоперерабатывающее производство, то первые десять лет вообще не будешь платить налоги. И что произошло через десять лет? Марокко сегодня — лидер в рыбопереработке. Соответственно, можете представить сколько теперь получает государство в виде налогов от этой отрасли.

У нас же государство выжимает все из этих пяти тысяч крупных предприятий, вместо того, чтобы озаботиться вопросом: как сделать так, чтобы таких предприятий было десять тысяч. Для этого, конечно, нужны инвестиции.

Но как привлечь инвестора? Мы посчитали, сколько будет стоить запуск завода по рыбопереработке примерно с 50 работниками, с зарплатой 1000 евро «на руки» и с оборотом в 18 млн евро в Латвии, Литве, Эстонии, Польше и Чехии. Получилось, в Латвии, учитывая налоговую систему, — самое худшее место. И не только поэтому — у нас самая дорогая для потребителей электроэнергия. Разница с Эстонией в год при работе такого завода — около 500 тыс. евро. Не в нашу пользу. Ты должен быть сумасшедшим, чтобы открывать сегодня такой завод в Латвии.

Вот это все надо исправлять. Сейчас решили сменить Андриса Озолса на посту руководителя Латвийского агентства инвестиций и развития. Я не являюсь его адвокатом, но, поверьте, даже если это агентство сейчас возглавит Иисус Христос, ничего не изменится. Что можно рассказать про Латвию — что это прекрасная страна, что здесь нет терроризма? Это все хорошо, но, когда инвестор возьмет калькулятор и посчитает, ничего не произойдет.

У меня нет ответов на все вопросы. Но я точно знаю, что они есть у лидеров каждой отрасли, которые уже давно показали себя. И если бы я был премьер-министром, в мое правительство вошли бы самые умные люди от каждой отрасли. Я бы постарался их заставить поработать министрами для блага страны. В каждой отрасли есть несколько лидеров, за которыми все идут. Которые видят перспективу, создают новые продукты и услуги, когда никто об этом даже не начинает еще думать. Вот такие люди должны стоять во главе министерств.

Это, конечно, трудно принять в нашей политической логике, но, думаю, рано или поздно мы до этого дойдем. Просто у нас не будет другого выбора. Жаль только, что для этого нам, скорее всего, придется опуститься на дно. Еще можно избежать полного падения, но глядя на нынешнее правительство, понимаю, что идем на дно.

С белым флагом не была выиграна ни одна битва

Вы считаете, что сейчас есть предпосылки серьезного кризиса, который может случиться в Латвии в ближайшее время?
Трудно говорить о том, что происходит в глобальном мире, хотя я вижу, что торговые войны только усиливаются и пострадавшие, безусловно, будут. Но то, что мы сейчас делаем все, чтобы быть неконкурентоспособными в нашем регионе, это очевидно. По-моему, по большей части — из-за тупости.

Вы — жесткий критик внешней политики Латвии под руководством главы МИДа Эдгара Ринкевича. Как эта политика отражается на экономике страны?
Я считаю, что у нас почти нет внешней политики, а есть ее имитация. Сейчас это как-то притихло, но у нас всегда был джокер — во всех наших бедах виновата Россия. Да, у меня тоже есть свое мнение на счет нынешней политики России, по поводу Украины и т.д. Но я очень хорошо понимаю, что не могу на это повлиять. На это могут повлиять только россияне в своей стране, и им выбирать, как жить дальше. Как и нам — в Латвии.

Я иногда шучу, что неправильно в зоопарке палкой дразнить. Это просто неумно, особенно, если видишь, что клетка открыта. Вот так бы я оценил нашу внешнюю политику.

Мы можем иметь о России свое мнение, но при этом думать, как играть в этой ситуации, чтобы извлекать пользу для своей страны. А не как сделать так, чтобы поставить свою страну под удар. Здесь не надо никакого курса вырабатывать, надо просто иметь понимание каких-то основополагающих вещей. И работать на благо своего народа, а не на свой пиар.

Слава богу, мы маленькая страна и не влияем на глобальные экономические процессы. Но мы должны хорошо понимать, что происходит в мире, и извлекать из ситуации максимум блага для своей страны. И не только на сегодняшний день, но и глядя в будущее лет на тридцать.

А наша внешняя политика сегодня — это ходить по миру с белым флагом. Но с белым флагом не была выиграна ни одна битва в истории. Надо, наконец, взять красно-бело-красный флаг и начинать биться за свои интересы. Но не с Америкой или Россией — это не наша «лига». А в своем регионе, где Литва, Эстония — здесь мы должны выигрывать в конкуренции.

Литовский премьер сказал, что латыши литовцам не братья, а конкуренты — какой шум поднялся. Так это же так и есть! Даже, если ты брат — это не значит, что ты не конкурент. Конечно, большинство интересов у нас с Литвой совпадают — там мы сотрудничаем. Но где интересы расходятся — там конкурируем.

Я думаю, что народ это все давно хорошо понимает, но он не получает такого политического предложения, чтобы какая-то политическая сила пришла с таким флагом. Есть я, который так думает, и еще несколько человек в Сейме, которые не объединены на данный момент. Но это то, что надо делать. И здесь совершенно не важно, русский ты или латыш.

Разделять людей — это не работа на благо страны

А насколько, на ваш взгляд, разобщенность латвийского общества влияет на внутреннюю экономическую ситуацию в стране?
Конечно, влияет — и на экономику, и на политику. У нас же вся политика организована по этническому принципу. Если бы это было не так, очень многое было бы по-иному. Когда мы исключаем из политической жизни четверть депутатов Сейма, (а было время — и почти треть), это значит, что они просто не нужны. Но это не так — они нужны.

Зеркальное отражение Сейма — Рижская дума. Если бы в работе столичного самоуправления делалась ставка именно на лучших, не было бы того, что произошло.

Но, как я шучу, в каждой ситуации есть что-то позитивное. Ситуация в Рижской думе нам показала, что у бесхозяйственности и коррупции нет этнической основы.

Чтобы что-то изменить в стране, мы должны разрушить этот искусственный раздел общества, который возник в начале 1990-х. Как это сделать? Мы не договоримся сегодня насчет 16 марта и 9 мая. Не там надо искать точки для сотрудничества. Надо найти то, что точно объединяет людей, и только там работать, а остальное оставить. А когда у нас будет правительство и президент, которые поставят своей целью благо всех жителей страны и добьются результатов, думаю, эти даты не будут столь болезненными, и споры о них просто забудутся. А разделять людей — это не работа на благо страны. Надо объединять.

Евгений Павлов/"Открытый город"
 

04-08-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№11(116)Ноябрь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Адвокатский кейс Андрея Адамсонса
  • Китайцы в Латвии займутся продлением жизни
  • Тайны судьбы Илмара Римшевича
  • Екатерина Котрикадзе: "Рано или поздно Путин ко мне придет"