Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Нет патриотов там, где речь идет о налогах.
Джордж Оруэлл, английский писатель
Latviannews
English version

Замок для либерального националиста

Поделиться:
Эгил Левитс уже не первый раз выдвигается кандидатом в президенты. Фото: Госканцелярия
Такого политического расклада, который с большой долей вероятности возникнет в Латвии уже в июне, за всю ее 100-летнюю историю еще не было: премьер-министр Кришьянис Кариньш — родом из США, президент Эгил Левитс — значительную часть своей жизни прожил в Германии. Просто подарок для поклонников теории заговора!

Но уникально не только это.

Впервые на нашей памяти реального кандидата в президенты не достали в последний момент, как кролика из шляпы фокусника, а предъявили задолго до выборов, пообещав поддержку сразу пяти партий правящей коалиции.

Впервые голосование в Сейме будет открытым, а не тайным, что значительно уменьшает вероятность сговоров в красном уголке зоопарка, подкупа депутатов и прочих закулисных фокусов, принятых в нашем политическом бомонде.

Впервые президентом Латвии может стать человек, который совсем недавно в качестве судьи Суда ЕС подписал неудовлетворительное для Латвии решение (согласитесь, удивительная коллизия), которое позволило восстановиться в должности обвиняемому в получении взятки президенту Банка Латвии Илмару Римшевичу.

Что не впервые? В новейшей латвийской истории уже была президент из зарубежных латышей — Вайра Вике-Фрейберга. Заявление об отказе от канадского гражданства она написала сразу после избрания на пост главы латвийского государства. Кстати, любопытно, не завалялся ли у Левитса паспорт ФРГ? А то ведь премьера с гражданством США наше законодательство допускает, а вот президент с двойным гражданством, согласно Сатверсме, невозможен.

Не впервые на президентское кресло претендует и политик с еврейскими корнями. В 1993 году на этот пост баллотировался Гунар Мейеровицс — сын легендарного латвийского дипломата Зигфрида-Анны Мейеровицса, отец которого Хаим Мейеровицс был религиозным евреем из Кулдиги. Однако, если Эгила Левитса изберут, то он станет первым президентом Латвии с еврейскими корнями. Публицист Дайнис Лемешенокс даже назвал кандидатуру Левитса тестом на толерантность для латышских политиков. «Мне хотелось бы стать свидетелем избрания Эгила Левитса (хотя я не его фан) уже хотя бы для того, чтобы увидеть, смогут ли народ Латвии и его «высшее общество» унять демона ненависти в темных уголках своего сознания», — написал он.
 
Кандидатом в президенты Левитс стал с подачи Национального объединения. Фото: LETA
В то время как Левитс заручился голосами всей правящей коалиции, действующий президент Латвии Раймонд Вейонис уже сошел с круга. Фото: LETA
Аккурат к началу президентской гонки в феврале подоспела и книга Левитса Valstsgriba. Idejas un domas Latvijai 1985–2018 («Стремление к государственности. Идеи и мысли для Латвии 1985–2018»). Фото: LETA
В декабре 2018-го Левитс был назван «Человеком Европы в Латвии», с чем его и поздравила евродепутат Инесе Вайдере. Фото: LETA

Под звук трубы и барабанный бой

Президентская кампания Левитса началась мощно. Вопреки византийским традициям избрания президента Латвии, его кандидатуру объявили задолго до голосования в Сейме. Об этом позаботилось Национальное объединение (ВЛ-ТБ/ДННЛ). Вскоре последовала поддержка еще двух коалиционных партнеров — Новой консервативной партии и «Развитию/За!». Благосклонность к Левитсу продемонстрировало и «Новое Единство».

С открытым письмом в поддержку кандидатуры Левитса выступили представители интеллегенции (кстати, точно с такого же письма в 1998 г. началось восхождение в Рижский замок Вайры Вике-Фрейберги). С восторженным мадригалом на зависть воспевателям солнцеликого Ким Чен Ира выступила поэт Мара Залите: «Моя уверенность в том, что он мог бы всех птиц, у которых опустились клювы, своей большой верой в латвийское государство и латышскую нацию снова поднять на крылья».

«Клуб Декларации 4 мая», объединяющий депутатов, проголосовавших за независимость Латвии, обратился к своим нынешним коллегам поддержать кандидатуру Левитса. Создана даже организация «За выдающегося президента Латвии».

Последними в этом длинном ряду отсалютовали Левитсу депутаты от KPV LV им. Артусса Кайминьша. Они какое-то время артачились, делали вид, что обсуждают кандидатуры стоматолога Алены Буткевичи (дочки известного в прошлом артиста Паула Буткевича) и омбудсмена Юриса Янсонса, но в конце концов подняли руки. Не все. Но и тех соратников Кайминьша, кто пообещал проголосовать «за», Левитсу хватает с лихвой.

Да, в какой-то из заброшенных уже закоулков политики вдруг замаячила фигура действующего президента Раймонда Вейониса. Его все давно списали со счетов, а он вдруг возьми, да прояви не свойственную ему прыть. Сперва Вейонис публично призвал депутатов задуматься, кто финансирует предвыборную кампанию Левитса. А потом Зеленая партия выдвинула его кандидатом в президенты. Но Вейонис быстро сам сдал назад, понимая, что шансов у него никаких


Да, Крестянский союз выдвинул кандидатом в президенты омбудсмена Юриса Янсонса, а часть депутатов KPV LV — Дидзиса Шмитса.

Однако шансы Левитса выглядят 100-процентными.

Политологи подсчитали, что за Левитса готовы проголосовать 55 депутатов Сейма из 100. Для того чтобы стать президентом, ему достаточно простого большинства. Почему же сам Левитс в оценках гораздо скупее и называет свои шансы «весьма хорошими»?

А вот почему. Хотим мы того или нет, но интриги и закулисные сговоры сопровождали выборы всех президентов Латвии после восстановления независимости — и Гунтиса Улманиса, и Вайры Вике-Фрейберги, и Валдиса Затлерса, и Андриса Берзиньша, и Раймонда Вейониса.

Конечно, в пользу Левитса то, что выбирать президента депутаты будут в открытую, скрыть отступление от партийной дисциплины не получится. Однако и это не стопроцентная гарантия. В наших политических играх никакой стыд не устоит перед шкурными интересами, а потому очень часто клятвенные заверения не стоят той бумаги, на которой они написаны.

Новейшая история избрания президентов полна кидков, надувательств и предательств. Левитс уже испытал это на своей шкуре. После прошлых президентских выборов в 2015 году, на которых он уступил Раймонду Вейонису, нынешний кандидат в сердцах заявил, что у латвийских политиков три беды — они врут, болтают и химичат. По его словам, за две недели он поймал на лжи десяток. «Политика под напором интриг теряет свое содержание», — с горечью отметил тогда Левитс.

К тому же один из 55 сторонников — Юрис Юрашс из Новой консервативной партии — на время расследования по обвинению в разглашении государственной тайны представлен в Сейме только своей картонной фигурой, а картонка, как известно, голосовать не может. Это уже 54.

Еще один слуга народа — Атис Закатистовс из KPV LV — на подходе к «картонному состоянию». Бюро по борьбе и предотвращению коррупции (KNAB) попросило прокуратуру предъявить ему обвинение в мошенничестве в крупном размере. То есть число сторонников может уменьшиться до 53. К тому же продолжается расследование в рамках уголовного процесса, в котором статус подозреваемого в незаконном финансировании партии KPV LV применен к депутату Артуссу Кайминьшу.

Ну а когда перевес исчисляется несколькими голосами, всякое может случиться — в конце концов, кто сказал, что все как один депутаты фракций проголосуют так, как обещали их лидеры.

А куда девать спикера Мурниеце?

Еще одна заковыка заключается в том, что кандидатом в президенты Левитса выдвинуло Нацобъединение. Да, потом он стал кандидатом от всей правящей коалиции, но первый ход сделали националисты, и хотя Левитс в этой партии не состоит, отвечать за «политический базар» — им. Очевидно, что два из трех главнейших постов в государстве — президента Латвии и спикера Сейма (Инара Мурниеце) — для Нацобъединения, получившего в парламенте 13 мест из 100, слишком жирно. Можно сколько угодно повторять слова Кисы Воробьянинова: «Торг здесь неуместен», но без торга тут никак не обойтись. Либо Мурниеце придется принести в жертву, либо наш политический серпентарий превратится в загон для кроликов, во что верится с трудом. Ну, а там, где торг, там и причины для обид и раздоров…

Словом, какая-то интрига сохраняется. Но одно можно сказать уверенно: Левитс — абсолютный фаворит гонки.

Судьба эмигранта

Эгил Левитс родился 30 июня 1955 года в Риге, в семье Ионы Моисеевича Левита и его второй жены Ингеборги (кстати, Левит — фамилия особенная, она берет начало от Леви — сына Яакова, родоначальника колена Левитов, еврейских священнослужителей).

Учился Эгил в латышской 2-й Рижской средней школе, но свободно говорил по-русски. Семья жила в тесной коммуналке. В 1972 году Левиты воспользовались возможностью репатриироваться в Израиль. Однако оказались не в Израиле, а в Западной Германии. Сначала Эгил учился в Мюнстерской гимназии. В 1982 году он окончил юридический факультет Гамбургского университета, а в 1986-м — факультет философии и общественных наук.

До 1991 года работал адвокатом и научным референтом в нескольких западногерманских университетах.

Во времена Атмоды Левитс активно включился в политическую жизнь Латвии, став членом думы Народного фронта и Конгресса граждан Латвии.

Был одним из авторов концепции Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики 4 мая 1990 года. Занимал посты советника в Верховном Совете Латвии (1991–1992), посла в Германии и Швейцарии (1992–1993). В 1993–1994 годах избирался депутатом 5-го Сейма от партии «Латвияс цельш», был министром юстиции, товарищем премьер-министра Валдиса Биркавса. Затем — послом Латвии в Австрии, Венгрии и Швейцарии, работал судьей Европейского суда по правам человека (1995–2004).

С 2004 года и по сей день Эгил Левитс является судьей Суда Европейского союза. Кстати, по данным исследования Партии евроскептиков Великобритании, Левитс занимает 20-е место в рейтинге самых высокооплачиваемых должностных лиц Европейского союза с годовым доходом 268 215 евро.

Помимо латышского, Левитс свободно говорит еще на четырех языках — английском, французском, немецком и русском.

Женат.

В президенты Латвии Левитса прочат уже больше десяти лет. В 2007 году его фамилия часто упоминалась в качестве претендента на пост главы государства, но дальше этого дело не пошло.

В 2013-м Левитс стал одним из авторов преамбулы к Сатверсме, в которой сказано, что Латвия является гарантом существования и развития латышской нации, ее языка и культуры. Дискуссии вокруг дополнения к Конституции, горячая поддержка документа со стороны национально настроенной части населения стали удачным вступлением к президентской кампании Левитса. И когда в 2015 году Национальное объединение выдвинуло его своим кандидатом, это уже никого не удивило. Но и эта попытка не принесла Левитсу успеха. В решающей схватке он уступил Раймонду Вейонису.

Националист или космополит?

И в нынешнюю президентскую гонку Левитс вступил с подачи Нацобъединения. Отсюда вопрос: насколько «национальным» будет Левитс, если станет главой государства.

Валдис Биркавс, возглавлявший правительство, в котором Левитс был министром юстиции, как-то сказал о нем: «Очень национально настроен». С тех пор это определение кочует из статьи в статью. Однако давайте взглянем на высказывание Биркавса без купюр: «Левитс самый профессиональный латышский юрист в области международного права. Будучи министром моего правительства, он попробовал реформировать всю систему юстиции в соответствии с лучшими западными образцами, но безуспешно, потому что пытался это сделать слишком быстро и натолкнулся на сопротивление со стороны юристов. Он с очень глубокими познаниями в истории, очень национальный, хотя в последние годы и был за пределами Латвии. К тому же у него есть и советский опыт, хотя многие годы он жил в Германии. Левитс — один из основателей «Латвияс цельш», который всегда выступал за чистый либерализм в западном понимании».

Вот и судите, чего больше в Левитсе — национализма с консерватизмом или либерализма «в западном понимании»? Мне кажется, что от инициативы Национального объединения выигрывает не столько Левитс, сколько само Национальное объединение. Для латышских националистов он — цивилизованная витрина в Европе: иесалниексы, домбравы и шноре — для внутреннего потребления, Левитс, как и евродепутат и экономист Роберт Зиле, — для европейских столиц.

Впрочем, не исключаю, что здесь Нацобъединение может ожидать разочарование. Так, в телепередаче LNT «900 секунд» Левитс уже не исключил, что в будущем встретится с Владимиром Путиным…

Сам Левитс в разговоре с журналистом Янисом Домбурсом назвал себя «либеральным националистом». В другом интервью он подчеркнул, что «президент страны не может быть идейным исполнителем идей одной партии».


Кое-что о его понимании национализма говорит и такая цитата: «Латвийский народ является юридическим понятием, которое во второй статье Конституции. Оно включает в себя латышскую нацию, всех латышей и всех граждан Латвии. Латышская нация — это, можно сказать, догосударственное понятие, она существует независимо от государства, но на ней основывается страна. Это культурно-социологическое понятие. Это люди, которые считают себя латышами, которые в культурном смысле являются латышами, пользуются латышским языком, более или менее живут в латышской культуре, их взгляд на мир связан с Латвией».

В качестве положительных качеств Левитса называют высокий авторитет как внутри страны, так и за рубежом. Профессионализм юриста, который при оценке принимаемых Сеймом законов будет нелишним. Хорошее знание языков, которое было ахиллесовой пятой для многих президентов Латвии (Гунтиса Улманиса, Андриса Берзиньша, Раймонда Вейониса).

Бывший министр юстиции, заместитель председателя Конституционного суда и омбудсмен Роман Апситис отмечает прагматизм Левитса. Например, в ходе работы над исторической Декларацией о независимости Латвии Левитс подготовил два варианта документа, как далеко можно зайти — минимальный и максимальный, в зависимости от внутриполитической и международной ситуации. Верховный совет Латвии 4 мая 1990 года принял максимальный вариант.

К недостаткам Левитса относят недостаточное знание реальной жизни в Латвии (многие годы он провел за рубежом) и академизм, который будет препятствием для прямого диалога с обществом.

«Не сажает семена ненависти — лишь удобряет для них почву»


Впрочем, отнюдь не все считают заслуги Левитса на юридическом поприще бесспорными.

«Левитс получил все свои высокие должности в международных судах благодаря выдвижению правительством, а не добыл в конкуренции с другими европейскими юристами, — напоминает депутат Сейма с большим опытом работы в международных структурах Борис Цилевич. — На самом деле Левитс, получивший образование в Германии, — ультраконсерватор, защищающий архаичные германские концепции, от которых сама Германия давно отказалась. В 1990 году он, будучи одним из немногих юристов с европейским образованием, внес большой вклад в подготовку Декларации независимости и с тех пор считается непререкаемым авторитетом. Левитс — основной автор очень важного закона об административном процессе, тут его заслуги, несомненно, надо признать.

Впрочем, с определенного момента Левитс стал специализироваться на разработке «по-европейски» выглядящих обоснований националистических, по духу откровенно антиевропейских законопроектов. Самый яркий пример — пресловутая преамбула к Конституции, которая превратила вполне достойную Сатверсме в документ уровня 19-го века, заменив концепцию гражданской нации на архаичную этническую, valstsnāciju — по сути, создав тем самым конституционную основу для легализации дискриминации. Нет, конечно, Левитс сам не распространяет нетерпимость, не сажает семена ненависти — лишь удобряет для них почву».

А политолога, профессора Рижского университета имени Страдыня Илгу Крейтусе раздражают потоки восхвалений в адрес Левитса. «Хорошо, что я в тот момент сидела, когда в аудитории Латвийского университета услышала от представительницы президиума Сейма Дагмары Бейтнере-Ле Галлы фразы о Левитсе как «отце латышской нации»! — сокрушается она. — Можно еще подумать про Кришьяниса Баронса или Кришьяниса Валдемарса как отцах латышской нации, но выяснилось, что мы пишем новую историю!»

Великий Гудвин

Когда погружаешься в материалы об Эгиле Левитсе, его интервью, иногда возникает впечатление, что он есть и в то же время его нет. Что он такой Великий Гудвин за ширмой, и каждый может представлять его на свой лад: для националистов он националист, для космополитов — космополит. Кто он на самом деле, мы узнаем, если он станет президентом.

Пока же это вроде гадания на ромашке: Левитс — не Левитс? И до полной ясности в этом вопросе осталось совсем недолго — все решится в конце мая.

Владимир Вигман/«Открытый город»
 

14-05-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7-8(112-113)Июль - Август 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Из "Пионера" в миллионеры
  • Дидзис  Шмитс: Инвестиции в Латвию не привлечет даже Иисус Христос
  • Предприниматель из Австрии: "Не топите бизнес!"
  • Беларусь - Латвия: Соседство с удовольствием
  • Наш мозг не стареет!