Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Надо стараться все делать хорошо: плохо оно само получится.
Андрей Миронов, cоветский актёр
Latviannews
English version

«Если конфликт между НАТО и Россией где-то и может разгореться, то в странах Балтии»

Поделиться:
Раймонд Рубловскис/LETA.
Если конфликт между НАТО и Россией где-то и может разгореться, то это случится именно в странах Балтии. Так в интервью журналу «Открытый город» оценил ситуацию исследователь Института внешней политики Латвии, преподаватель Университета Страдыня, экс-глава департамента стратегического планирования Генерального штаба Национальных вооруженных сил Раймонд Рубловскис.

Наращивание военной мощи у границ Балтии может стать взрывоопасным

«Наращивание военной мощи с обеих сторон в нашем регионе — это классический пример того, когда обе стороны представляют все свои действия как исключительно оборонительные, а действия противника — как наступательные. Именно такие разъяснения и даются внутреннему пользователю, – пояснил Рубловскис. – То есть, когда нам говорят, что американские танки и американские солдаты у нас потому, что мы обороняемся от Российской Федерации, а Российская Федерация, в свою очередь, это расценивает как прямую угрозу безопасности, и наращивает военную мощь у своих западных границ, что нам видится как угроза.
Такое наращивание может продолжаться до тех пор, пока ситуация не станет взрывоопасной. И — что нам совсем не на руку — если где-то и может разгореться конфликт между НАТО и Россией, то это случится именно в странах Балтии. Я просто не вижу другой геополитической и географической точки, где это еще может произойти».

В «крымский сценарий» на территории Латвии эксперт не верит, однако при перерастании локального конфликта в глобальный опасность исключать нельзя.

«Если мы посмотрим историю, то увидим, что страны Балтии обрели независимость в 1918 году, потеряли ее в 1940-м и снова вернули в 1991-м только в результате глобальных мировых катаклизмов, – поясняет он. – Вследствие Первой мировой войны, когда рушились империи и перекраивались границы. Потом — вследствие Второй мировой. А в начале 1990-х — по причине окончания холодной войны, когда рушился Варшавский договор и распадался Советский Союз. Это значит, что когда идет глобальный передел мира и глобальная конфронтация, то тут уж, извините, страны Балтии представляют собой только стратегическую территорию. И те исторические примеры, которые я привел, очень красноречиво это подтверждают.
Если мы говорим просто о крымском сценарии и возможности присоединения Латвийской Республики к России, то я не вижу, как такое может произойти. Если, опять же, речь не идет о глобальной конфронтации, а лишь о проверке на прочность блока НАТО со стороны России.
Вы понимаете, если хоть один раз НАТО не среагирует на угрозу так, как это диктуют блоку его правила, то это сразу будет, во-первых, концом существования этого военного альянса. А во-вторых, окончанием для США роли мирового гегемона. Потому что станет очевидно, что Америка не может выполнять своих обязательств, и это сразу повлечет за собой принцип домино, когда и китайцы, и другие страны начнут использовать в своих интересах вялость США.

И это ясно всем — и в России, и в Европе, и в Америке. Так что, думаю, прямой военной угрозы, прямого боестолкновения мы вряд ли можем ожидать».

Балтийским политикам надо поубавить агрессивной риторики

По мнению Рубловскиса, очень важным моментом для нашей страны станет ее президентство в Евросоюзе в этом году.

«И если Латвия сама будет, скажем так, со своими инициативами и риторикой своих лидеров вынуждать Российскую Федерацию на какие-то действия, то, конечно, я не могу исключить какого-то рода нагнетания обстановки с российской стороны, – говорит он. – Уже сейчас есть сигналы в виде отдельных высказываний и статей о том, что если Латвия и балтийские страны будут наращивать напряженность, то они пострадают в любой конфронтации более всего. Но я все-таки не думаю, что дело дойдет до такой конфронтации, какую мы видим на Украине.
Но, опять же, многое зависит от того, какие инициативы будут выдвинуты со стороны Латвии во время ее президентства в ЕС, какая риторика будет продолжаться со стороны президентов Литвы и Эстонии или министра иностранных дел Латвии. Если они продолжат нагнетать обстановку и если с другой стороны тоже ситуация будет обостряться, то, конечно, мы не можем исключить никаких вариантов».

Впрочем, Рубловскис допускает, что со временем страны Балтии поубавят градус агрессивной риторики по отношению к России.

«Не могу исключить ситуации, при которой балтийские политические деятели применяют свою риторику по согласованию со своими… не хочу говорить «кураторами» — речь все-таки идет о президентах и министрах независимых государств, – сказал он. – Но, наверное, эти люди все-таки не совсем свободны в своих решениях, и должны озвучивать какую-то позицию.
Это безопаснее, чем когда что-то подобное говорит лидер большой страны. Можно только представить, что случилось бы, если бы Обама, например, назвал Россию террористическим государством. И совсем другое дело, когда это говорит Грибаускайте. Ее слова, конечно, вызывают какую-то ответную реакцию, но другие крупные западные лидеры всегда могут сказать, что это мнение суверенного государства — президента маленькой, гордой, независимой страны, и мы к этому не имеем никакого отношения».

Евгений Павлов, «Открытый город»

Полностью интервью читайте в январском номере журнала «Открытый город»

07-01-2015
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№6(111)Июнь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»