Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Если тебе плюют в спину, значит ты впереди.
Конфуций, китайский мыслитель
Latviannews
English version

Королева общепита

Поделиться:
Марина Затока.
Ушла из жизни легендарная Марина Затока, сделавшая Юрмалу центром ресторанного бизнеса еще в советские времена.

Марина Затока была ресторатором милостью божьей, она в городе-курорте в свое время не только создала общепит европейского уровня, но и вывела в свет немало звезд шоу-бизнеса. Во время выступлений в Юрмале Борис Моисеев или Алла Пугачева, если видели в зале Марину Фалилеевну, сходили со сцены и обнимали ее на глазах у удивленной публики. «Моя королева!» — восклицал Моисеев. И публика гадала, кто же эта эффектная брюнетка с ярко-синими глазами. Не все знали, что именно в открытых Затокой юрмальских ресторанах начиналась карьера многих нынешних мастеров эстрады.

Марина Затока и ее звезды

В бытность Марины Фалилеевны Затоки начальником Юрмальского управления торговли в городе-курорте открылось 47 новых ресторанов, 108 кафе и столовых! Здесь появилась первая в Союзе пиццерия. Первый гриль-бар. Первая чебуречная. Первое детское кафе со специальным меню. Первый ночной бар с варьете. Посмотреть на все эти новшества сюда ехала публика со всего СССР.

Безработный Моисеев и простая Пугачева

— Боря Моисеев со своим танцевальным трио «Экспрессия» отработал в Юрмале лет пять-шесть, — рассказывала Марина Затока «Открытому городу». — Именно здесь его увидела Алла Пугачева и забрала в Москву. К нам Боря приехал из Литвы, был безработным, его никуда не брали. Марк Гурман (режиссер концертной программы в знаменитом ресторане «Юрас перле») пришел и говорит: надо посмотреть его танцевальные номера. Я первая и посмотрела, а потом уже их комиссия утвердила. У Бори тогда даже на костюм денег не было — я его и кормила у себя в кабинете, и первый костюм на свои деньги купила.

Лайму Вайкуле Затока впервые увидела в Крыму, где та выступала в одном из ресторанов. «Нам бы такую певицу!» – шепнула она своему мужу.

— Лайма мне очень понравилась, она была очень красивая, я даже не знала, что она — латышка! А спустя какое-то время пришла ко мне мама Андрея Латковского, которая работала в Торговой палате. Говорит, что ее дети вернулись из Крыма и очень хотят работать в «Юрас перле». Только тогда я поняла, что речь идет о той самой певице. Но в «Юрас перле» мест не было, поэтому я отправила Лайму в ресторан «Лайкс» в Меллужи, а потом — в «Узбекистан».

Лайме помог случай. Однажды Затока зашла в «Юрас перле» и увидела, что один из музыкантов сидит на сцене и курит. Это было категорически запрещено — не кабак ведь, а элитный ресторан, где официантов учил правильно ходить профессиональный хореограф, а посетителей без галстука не пускали в зал. Проштрафившегося музыканта тут же перевели в «Узбекистан», а Лайму с Андреем приняли на его место.

«Лаймочка была очень талантливая и работоспособная, сама разрабатывала фасоны и шила свои костюмы, — вспоминала Затока. — Из-за границы ей привозили зарубежные видеоклипы, она на них училась и сама придумывала танцы для своих номеров. Марку Гурману такая ее самостоятельность не нравилась, но мне казалось, что они прекрасно друг друга дополняют.

Когда в ресторан приезжал Эдуард Восс (первый секретарь ЦК КП Латвии), то непременно просил исполнить свою любимую песню — «Листья желтые». А Лайме так надоело ее исполнять, что она отказывалась!»

Когда Затока слышала эту песню, всегда вспоминала, как ей приходилось уговаривать Лайму петь для Восса.

В том же «Юрас перле» Марина Фалилеевна познакомилась с Пугачевой, с которой ее до сих пор связывают дружеские отношения. Билеты туда, кстати, нужно было заказывать за пару месяцев. Но для звезд делали исключение, и Затока лично встречала почетных гостей в знаменитом баре.

«Алла, которую некоторые считали вульгарной, в общении была очень простым человеком. А уж как она любила свою маму, как заботилась о ней, просто передать невозможно! Я старалась проследить, чтобы не только Аллу, но и всех известных артистов принимали по самому высшему разряду. Они поэтому и чувствовали себя в Юрмале как звезды, и возвращались к нам каждый год. И мне никогда не отказывали, когда я их просила выступить на концерте для работников торговли Юрмалы», — рассказывал Затока.
 
Марина Затока в 1980-е.
Марина Влади и Владимир Высоцкий в Яункемери.
Борис Момсеев называл Затоку королевой.
И в судьбе Лаймы Вайкуле сыграла свою роль Затока.
Марина Затока с сыном на обложке журнала Padomju Latvijas sieviete.
Легендарный ресторан «Юрас перле».
На варьете Марка Гурмана в «Юрас перле» съезжались люди со всего СССР.
Марина Затока прошла все ступени карьерной лестницы. В ее подчинении были 4 тысячи человек зимой и 7,5 тысячи - летом.
Даже ходить официантов в «Юрас перле» учил профессиональный хореограф.

Покрышки для Хазанова

В День работников советской торговли, который отмечали в конце июля, Затока устраивала настоящий концерт суперзвезд. Состав участников был не хуже, чем на концертах в Кремле: Пьеха и Райкин, Миронов и Хазанов, Пугачева и Леонтьев! Работники торговли приглашались со своими мужьями и женами — собиралось до четырехсот человек.

«Со звездами я всегда договаривалась лично, — рассказывала Затока. — Как-то узнала, что в санатории «Яункемери» отдыхает Миронов. Звоню Михаилу Малкиелю (главный врач санатория), говорю, что хочу пригласить Миронова на концерт. Он говорит: вряд ли Андрей согласится. Поехала в «Яункемери», нашла Миронова в бассейне, он поначалу выступать отказывался, но я его убедила, и он согласился. Конечно, управление платило им гонорары, ведь у советских звезд были очень маленькие ставки, и мы по-человечески старались им помочь».

Помогала Марина Фалилеевна артистам и с нарядами. Многие певцы приобретали ткани для костюмов, которые управление торговли закупало в рижских комиссионках. А для Геннадия Хазанова пришлось как-то даже покрышки доставать. Однажды юморист приехал отдыхать в пансионат «Лиелупе» на собственном автомобиле. А ночью с его авто сняли покрышки. Директор звонит в панике: что делать? «Не переживайте, — успокоила его Затока. — Будут Хазанову покрышки». И прислала их с автобазы управления.

Никаких романов со звездами!

Первый опыт общения с вип-персонами Затока приобрела еще будучи простым технологом, когда в Юрмалу приехал отдыхать лидер Югославии Иосип Броз Тито. Специально к приезду высокого гостя построили новую магистраль Рига–Юрмала, которую в народе тут же окрестили «15 минут по США».

Тито поселили в Доме Беньямина, и когда формировали группу обслуживающего персонала, то в помощь рижским поварам отправили Затоку. Ей меню югославского гостя никакими изысками не запомнилось, равно как и меню председателя Совмина СССР Алексея Косыгина, чья постоянная дача находилась в Дубулты (ныне — резиденция президента Латвии). Никаких особых заказов, типа ящиков с красной икрой или осетриной, в управление торговли с этой дачи не поступало. По словам Марины Фалилеевны, Косыгин вообще жил тихо и скромно, и даже прогулки по морю совершал без охраны.

Тесно общаясь со знаменитостями, Марина Затока всегда держала дистанцию: «Я была как та самая Мымра из фильма «Служебный роман», которую все уважали, но боялись! И носила я исключительно черный строгий костюм и белые воротнички! Никаких романов со звездами!»

«А в детстве я мечтала стать учительницей! — рассказывала она «Открытому городу». — Но не попала в педучилище из-за плохого зрения. Поступила в торгово-кулинарное. Стыдилась этой профессии, никому не рассказывала, где учусь».

Параллельно пошла на подготовительные курсы в Московский институт народного хозяйства им. Плеханова. Институт окончила заочно, защитила диссертацию, получила ученую степень. Первым ее местом работы стал ресторан «Юрмала» в Булдури. Она хранила память о своем первом рабочем дне, когда ехала в электричке и изучала технологию приготовления блюд. Ее «служебный роман» с городом продлился 25 лет.

«Работала сначала помощником повара, потом — поваром-бригадиром, шеф-поваром, технологом, затем замдиректора и директором сети и наконец замначальника управления торговли и начальником. Прошла все ступени карьерной лестницы, и это мне очень помогало в работе», — вспоминала Затока.

Объемы хозяйства, которым руководила эта хрупкая женщина, впечатляют: помимо общепита и магазинов она обеспечивала продовольствием многочисленные здравницы, пионерлагеря, детские сады. Плюс автотранспортное предприятие на 150 машин, собственная строительная и проектно-сметная группа в составе 160 человек. Почти четыре тысячи подчиненных зимой и семь с половиной тысяч летом!
Баня для Марины Влади

В 1972 году в Юрмалу приехали Марина Влади и Владимир Высоцкий. Затоке было в ту пору 27 лет, но она уже занимала пост замначальника управления, на котором успела проявить свой менеджерский, как сейчас говорят, талант.

В то время в Юрмале не было нормальных гостиниц, и Влади с Высоцким поселили в кемпинге в Яункемери. Питаться они должны были в общей столовой. Когда отдыхающие видели прекрасную Колдунью из знаменитого фильма, то не давали ей спокойно поесть. Персонал ничего не мог с этим поделать!

«Я понеслась в Яункемери, иду в номер, где живут Влади с Высоцким, стучусь. Влади выходит с зубной щеткой во рту, — рассказывала Затока. — Я извиняюсь, жду, когда она умоется и оденется. Поговорили, решили, что еду им будут приносить в номер. Проблема была решена.

Однажды они поехали в баню, куда меня направили в качестве повара-официанта. Эту баню я запомнила, потому что горячей воды не было, а Влади решила сделать маску для волос и намазала голову сметаной. А как смыть холодной водой? Смеху было много. Пришлось греть воду. Я, конечно, любовалась ею. Красавица! И все мужчины смотрели на нее, а она — только на Высоцкого. Я, совсем еще молодая, тогда удивлялась: что она в нем нашла?! Он в тот год еще и выглядел некрасиво — зубы ему где-то выбили».

Модный бар без разврата

Затока не просто открывала новые рестораны. Она создала в Юрмале сеть ресторанов национальной кухни — русской, украинской, европейской, узбекской. Многое дали ей заграничные поездки в составе советских делегаций. У Юрмалы были города-побратимы, благодаря чему можно было попасть не только в соцстраны, но и в Финляндию и во Францию. Даже в Японии ей удалось побывать. Сравнивая западные рестораны с юрмальскими, Затока утверждала: наши были не хуже, а даже лучше!

А как же советские аппаратчики разрешили открыть «Юрас перле» с его ночным кабаре? Это же разврат, преклонение перед Западом! «Никакого разврата, ведь стриптиза не было, а было все красиво, профессионально, на высшем уровне! — утверждала Затока. — Все москвичи, все члены ЦК и комитета народного контроля сюда приезжали и наслаждались!»

В «Перле» пели только звезды: Салли Ландау — жена шахматиста Михаила Таля, Жорж Сиксна, Ояр Гринбергс, Айя Кукуле, Маргарита Вилцане, Лайма Вайкуле, цыгане из театра «Ромэн».

Режиссером и инициатором всех программ был Марк Гурман — основатель юрмальских варьете, балетмейстер Театра оперы и балета, звезда в своей области.

Выпустить программу без предварительного просмотра было нельзя — ее утверждала специальная комиссия. Как и ставки артистов. Они в «Юрас перле» были выше, чем в Москве, благодаря чему Борис Моисеев, начинающий тогда танцор, получал больше, чем Алла Пугачева, чья слава уже гремела по всему Союзу.

Интерьер «Юрас перле» создавался с помощью местных художников и инженеров. Помогли рижские заводы РЭЗ, ВЭФ и даже «Альфа», работавшая на оборонку. Затока придумала, что здесь должен быть стеклянный светящийся танцпол и компьютерный экран вместо декораций.

«Когда «Юрас перле» открывали, всем было страшно становиться на стеклянный пол. Пришлось открывать танцы мне и начальнику строительной группы», — с улыбкой вспоминала Затока.

Кусочек Франции в Юрмале

Другой ее гордостью был ресторан «Кабург» в Пумпури, открытый в 1980-е. Он превзошел «Юрас перле», но просуществовал недолго: когда Затоку «убрали» из управления торговли, этот ресторан, как и многие другие ее детища, исчез с карты курорта.

«Ресторан «Кабург», который спроектировала 27-летний латышский архитектор, был памятником современной архитектуры! — вспоминала Затока. — Назвали его в честь французского города-побратима Юрмалы, поэтому и программу мы придумали с французским наполнением. Постановщиком был Айвар Лейманис, будущий главный балетмейстер Театра оперы и балета. Тогда у него только ребеночек родился, и они с женой приезжали на работу, взяв с собой люльку с малышом».

Изюминкой концертной программы «Кабурга» был фильм известного режиссера Юриса Подниекса. Затока устроила Юрису поездку в Париж в составе общества деятелей культуры, и он снял там для «Кабурга» часть фильма: «В нем снимались Пугачева, Леонтьев, Хазанов, Миронов, Паулс. Раймонд играл на рояле, который стоял в море. Миронов летал в облаках под песню «Полюбите пианиста».

А Пугачеву Подниекс снимал зимой на пляже — она исполняла «Айсберг в океане».

Он ее так мучил на морозе с утра и до самого вечера, что она потом отогреться не могла. А еще я попросила Эдмунда Кашевского, который начинал свою карьеру диджея в юрмальских ресторанах, чтобы артисты в «Кабурге» пели без фонограммы».

Очередь за чебуреками

«Открыть столько новых ресторанов было не так-то просто, — признавалась Марина Затока. — Нужны были, прежде всего, огромные средства. Помогали Министерство финансов и Госплан. Многие города Латвии не могли освоить выделенных денег, и я «переосваивала» эти средства. У меня не было проблем с деньгами. Были проблемы... с названиями ресторанов, потому что каждый год открывался новый».

Марина Затока подключала к этому весь свой коллектив, устраивая конкурсы на названия и на ассортимент. Каждый шеф-повар приносил свои рецепты, а лучшие из них потом становились визитной карточкой ресторанов. Для «Юрас перле» разработали специальные горячие закуски: канапе, жульены, пирожки из слоеного теста, а коктейли придумывали такие известные бармены, как Карлис Билдерс, Зигис Иваненок и Янис Брандерс.

Детское кафе «Ки-ки-ри-ки» гремело не меньше, чем «Юрас перле» или «Кабург». Интерьер «Ки-ки-ри-ки» — заслуга художников комбината «Максла», в первую очередь — прославленной Лилиты Постажи.

А благодаря помощи легендарного актера и режиссера Льва Бирманиса Кукольный театр дважды в неделю давал представления, так что это было не просто кафе, а настоящий развлекательный центр.

Но вот что интересно: при таком количестве кафе даже в чебуречную в Меллужи стояла двухчасовая очередь, не говоря уже о барах в Майори–Дзинтари. Почему?

«Чебуреки пользовались спросом, а купить их было негде. К тому же, не забывайте статистику тех лет: летом 100 тысяч рижан приезжало в Юрмалу каждые субботу или воскресенье, вот кафе и не хватало», — отвечала она.

У настоящей женщины прошлого нет

Странно, но женщина с такой богатой биографией, как Марина Затока, не любила вспоминать о прошлом. Поэтому и интервью давать тоже не любила. Считала, что жить надо настоящим.

До последних своих днейц Марина Фалилеевна вела активный образ жизни: играла в большой теннис, посещала бассейн, много путешествовала, продолжая при этом много работать. В новые времена она вписалась легко. Но вот своего ресторана открывать не стала. Хотя имя ее стало брендом, и ресторан «У Затоки» мог бы быть украшением Юрмалы.

Юлия Александрова, «Открытый город»

Фото: личные архивы Марины Затоки, Марка Гурмана, архив творческого объединения «Планета Высоцкого»
 


 

26-03-2023
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Андрей 25.05.2024
Не все правда о Марине. Но пусть ей земля будет пухом. Удевлен ранней смерти ????????
Alex 27.03.2023
Из уважения к Марине Фалилеевне не буду комментировать это красивое, но безграмотное повествование
Журнал
<<Открытый Город>>
Архив журнала "Открытый город" «Открытый Город»
  • Журнал "Открытый город" теперь выходит только в электронном формате на портале www.freecity.lv 
  • Заходите на нашу страницу в Facebook (fb.com/freecity.latvia)
  • Также подписывайтесь на наш Telegram-канал "Открытый город Рига онлайн-журнал" (t.me/freecity_lv)
  • Ищите нас в Instagram (instagram.com/freecity.lv)
  • Ежедневно и бесплатно мы продолжаем Вас информировать о самом главном в Латвии и мире!