Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Любой, кто хочет быть президентом, – человек либо самовлюбленный, либо сумасшедший.
Дуайт Эйзенхауэр, 34-й президент США
Latviannews
English version

Квартиру Сталина для Виктюка выбил Ульянов

Поделиться:
Роман Виктюк/youtube.com
Ушел из жизни режиссер Роман Виктюк. Человек, который в свое время перевернул театральную жизнь Москвы. Его спектакль «Служанки», где мужчины играют женские роли, до сих пор идет с успехом на сцене.

Заставил плакать Лию Ахеджакову 

«Лия, что ты делаешь? Все не так, манюрка, ты не актриса!» – кричит Виктюк на Лию Ахеджакову. Та в слезах убегает со сцены. Это идет репетиция в «Современнике» спектакля «Квартира Коломбины». На репетиции Романа Григорьевича публика собиралась, как на спектакль. Это было особое зрелище! Виктюк был настолько эмоционален в эти моменты, что, казалось, зал взорвется – столько было энергии!

«Позовите ее уже. Ли-и-ия, как девочка ведешь себя, выхо-оди!» – кричит он нараспев. Ахеджакова выходит, утирая слезы, и репетиция продолжается.

Виктюк любил актеров, но в то же время и не особо ценил. Приближал, восторгался, а потом, бывало, охладевал. Так было, например, с Ириной Метлицкой, или с Эриком Курмангалиевым. Публика ломилась на спектакль «М.Батерфляй», поэтому артисты попросили повысить гонорар. Виктюк отказался. В результате Ирина и Эрик ушли из спектакля, а вскоре из жизни.

Мало кто знает, что в юности у Виктюка был брак – фиктивный, с актрисой Валентиной Талызиной. Ради московской прописки.

– Он меня поражал своей внутренней свободой, самоуверенностью и какой-то безоглядной отвагой, граничившей с наглостью, – вспоминает Валентина Илларионовна. – В нашей связке Виктюк, безусловно, был ведущим, а я – ведомой. Он командовал, а я подчинялась беспрекословно. Никто, ни один человек в мире не мог бы тогда предсказать, что Виктюк, этот провинциальный мальчик из Львова, взорвет московскую театральную жизнь. Но уже в то время в нем ощущался мощнейший заряд.

Что скрывать? Конечно, я была в него влюблена, – признается Талызина. – Вся моя природная влюбчивость хлынула навстречу этому мальчику.

Я его обожала, и, видимо, это бросалось в глаза, потому что дирижер и хормейстер Галина Петровна Рождественская сказала мне однажды: «Валя, выходи замуж за Виктюка!» Я просто язык проглотила от изумления, а потом пробормотала: «Ну как же? Он ведь...» «Ой, Валя! – засмеялась Галина Петровна. – Это все пустяки. Главное, он свой!»

Стали известны последние слова Романа Виктюка

Выход на поклоны – спектакль после спектакля. Виктюк репетировал это отдельно: кто как выйдет, какое сальто сделает. И в конце выходил ОН. Ему нравилось нравиться. Когда Роману Григорьевичу признавались в любви, восхищались очередным спектаклем, он сиял, хотя и застенчиво говорил: «Мальчик, ну, не надо!»

Однажды мы пошли вместе в музыкальный магазин. Роман Григорьевич любил и ценил музыку, особенно скупал диски с классикой.

Кошелька не имел, пачка денег была перевязана резинкой. Его узнавали по темным очкам и цветастым пиджакам а-ля Элтон Джон.

Он умел сделать спектакль даже из визита в магазин. Признавался, что мечтал жить в центре Москвы. Там и поселился, напротив Кремля. Эту квартиру, где когда-то жил сын Сталина Василий, он получил благодаря Михаилу Александровичу Ульянову.

– Когда он ходил к мэру Лужкову и приносил бумаги, восхваляющие меня, чтобы разрешить в нее въехать, получил ответ, что уже есть люди, которые будут в этой квартире жить. Михаил Александрович играл Сталина в моей постановке «Уроки мастера» и практически с этими интонациями спросил: «Но фамилию я могу назвать?» Лужков в ответ: «Говорите!» Ульянов: «Виктюк!» Мэр без паузы: «Ему можно!»

– Всегда непредсказуемый, в каждом вздохе, в каждом слове, поэтому при нем очень часто было весело, – рассказывает нам артист театра Романа Виктюка Дмитрий Бозин. – Он любил смешить и смеялся над нашей серьезностью. Любую убежденность опрокидывал вверх дном. Виктюк легко опрокинул, что он будет с нами вечно. Вчера сказал мне, что будет с нами, и ушел. Он был очень сильным!

Женщин называл «манюрками»

Все, кто сотрудничал с Виктюком знают: дед (как его называли за глаза) может накричать, но был отходчивым, не злопамятным. Прощал ошибки и проступки. Мог накричать, а потом попросить прощения.

Вспоминаю, как отмечали премьеру спектакль «Рогатка». Непьющий Роман Григорьевич поднял бокал вина и сказал: «Манюрки и мальчики, мы сделали это!» Он всех женщин называл манюрками.

В последний раз мы увиделись за кулисами спектакля «Несравненная». Виктюк, который недавно перенес инсульт, выглядел бодрячком. Он не любил показывать, как ему плохо, держался.

– Мальчик, как ты? Что у тебя нового? – интересовался он. А на вопросы о здоровье отвечал: «Все хорошо!» Смотрел на человека и словно изучал. В глазах – Вселенная!

Олег Перанов

Sobesednik.ru
20-11-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать