Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Надежда - это умение бороться в безнадежном положении.
Гилберт Кийт Честертон, английский писатель
Latviannews
English version

«Будь у меня власть, как у Каддафи, я бы национализировал все скандинавские вложения в Латвию»

Поделиться:
Вилис Криштопансю Фото: Диана Спиридовская/"Открытый город"
Много лет назад экс-премьер Латвии Вилис Криштопанс назвал Латвию страной дураков и уехал в Америку. Последние 18 лет он живет на два дома: летом в Латвии, зимой в США, занимается бизнесом в сфере недвижимости, играет в гольф на полях Трампа и говорит, что если Трамп построит в Латвии хоть одну площадку для гольфа, то и НАТО не понадобится.

Этим летом предприниматель неожиданно появился на экране телеканала Rīga TV24 в роли ведущего программы «Национальные интересы». Чем вызвал вопросы у публики: неужели Вилис Криштопанс возвращается в политику? Чтобы прояснить ситуацию, а также поговорить о национальных интересах, мы пригласили экс-премьера на встречу в смарт-клуб "Открытого города".

МОНОЛОГ

Масштабный Трамп

Я попал в Америку 18 лет назад. С моим бизнес-партнером Анатолием Бликом мы искали место, где тепло зимой. И остановились на Флориде. Когда-то мы оба создали Deutsche-Lettishe bank, потом его продали и обосновались в Штатах. До сих пор друг от друга недалеко живем. Я на террасе повесил большой градусник, который показывает и Цельсий и Фаренгейт. Обычно 1 января выхожу с кружкой кофе проверить погоду. В этом году 1 января было +27. Вот поэтому я во Флориде, все-таки годы и здоровье требуют свое.

В нашей деревне 875 домов. Это закрытая территория, называется Country Club. Там у меня друзья, с которыми я познакомился, играя в гольф. Человек тридцать из них — друзья Трампа. Недалеко находится его резиденция Мар-а-Лаго, которую он сдает под разные приемы и корпоративы. Там мы и познакомились. Еще лет 15 назад.

Трамп — человек с открытой душой, всегда шикарный, масштабный. Не могу сказать, что мы с ним друзья, но я с ним несколько раз пересекался. Поэтому заинтересованно слежу за его политической карьерой. Многое мне нравится. Из того, что он делает для Америки, не все доходит до Латвии. Например, здесь мало знают о его налоговой реформе, которую он провел быстро и успешно. Малый бизнес до 100 тысяч долларов оборота в Америке вообще практически никаких налогов не платит. Другим компаниям Трамп снизил налог на прибыль с 50% до 30%. Из-за всего этого малый и средний бизнес его на руках носит. Мы этого здесь не чувствуем, потому что его ненавидит политический истеблишмент, «белые воротнички».

А он — типичный deal-maker, настоящий бизнесмен. Это первый президент за долгие годы, который реально защищает Америку. Разве он неправильно сказал про членов НАТО: вы все тут ездите на поезде без билетов! Америка платит в НАТО больше, чем 19 следующих за ней стран, вместе взятых. Вот он и предложил: если хотите, чтобы НАТО вас защищало, платите!

Да, Трамп, может быть, неправильный по привычным политическим меркам. Но он делает то, что обещал. У меня есть приятель, с которым мы вместе играем в гольф. Его отец, итальянец, приехал в Америку 60 лет назад полунищим. А сын занимается строительным бизнесом, построил более 5000 домов. Он мне очень просто объяснил: при Обаме я собирался закрывать свой холдинг, не мог выдержать всех этих налогов. Пришел Трамп, и мой бизнес ожил.

А те, кто критикует Трампа, пусть сначала сами что-то сделают реальное. Вот недавно в Латвии все оплакивали банки, мы видели, что случилось. Кто из политиков защитил отрасль? А ведь можно было бы поступить рационально — 50% отрасли пусть контролируют, а 50% — пустить на развитие. А что у нас? Все 100% отдали «контролерам», то есть практически уничтожили отрасль! Как ее теперь развивать?

Экономику косят косой


Теперь о телепередаче. Так получилось, что мой давний партнер Андрейс Экис, с которым мы в свое время создавали LNT, запустил канал TV24, и у него два телеведущих ушли в политику, Дидзиса Шмитса даже выбрали в Сейм. Вот Экис и попросил меня временно помочь. Я согласился совершенно безвозмездно. В результате, если передача выходит в рабочий день, она обходится мне в 7,50 — столько стоит парковка, а если в воскресный — то бесплатно. Мне ничего не стоит прийти и поработать раз в неделю!

Тем более, что тема «Национальные интересы» меня очень беспокоит. И прежде всего с точки зрения экономики. У нас много говорят о контроле за бизнесом, о росте теневой экономики: давайте, мол, разоблачим всех этих жуликов, вытащим из тени, все отберем, раздадим, и — наступит рай. Но у нас такая мизерная экономика, что надо думать только о том, как ее удвоить или утроить!

Я часто привожу в пример Финляндию. Население там примерно в три раза больше нашего, а бюджет — в 10 раз больше: у Латвии он 8,7 миллиарда евро, у Финляндии — 80. При этом в Латвии любят хвастаться — наша экономика бурно развивается, у нас третий самый большой прирост в Европе. Но это просто манипуляция цифрами! Вы представляете, если у меня зарплата 100 евро, а у вас 1000, и мой прирост, предположим, на 3% будет 3 евро, а ваш 30 — ну как я могу вас догнать? Так что нам надо думать, как не на 3% вырасти, а на 50 или на 100%!

Мы в свое время были оптимистами, старались развивать порты, транзит, банки, финансы. А сейчас все это как косой косят! И думают, что при этом откуда-то возникнет большая красивая экономика. Увы, нужно много думать и работать, чтобы она была.

Возьмем еще один пример — иностранные студенты. Ну, кому будет плохо, если сюда приедет не 5, а 50 тысяч иностранных студентов? Пусть все наши вузы за них соревнуются, пусть они пробуют их чему-нибудь научить! Часть из специалистов потом уедет, а часть постепенно адаптируется в наше общество. У нас многие политики кричат, что это нам не нужно, что не тот уровень... Но это же лучше, чем приедет турецкий слесарь или сварщик!

Посмотрите на Абу Мери — депутат Сейма, знает латышский язык, здесь учился, теперь лечит наших жителей. Почему он только один, а не десять таких?

Опять же, приток студентов поддержит экономику. Иностранный студент — это долгосрочный турист. Он живет здесь несколько лет, к нему приезжают родители, родственники, они здесь тратят деньги.

Если вот так по крупицам все собирать, может быть, в какой-то момент мы смогли бы перегнать хотя бы Эстонию или Литву, от которой мы тоже уже отстаем. Стыдно! Просто стыдно!

ДИАЛОГ

Сегодня власть валяется под ногами


Во времена вашего премьерства считалось, что Латвией правят олигархи. А кто сейчас?
В то время шла борьба за очень лакомые кусочки. Например, Латвийское пароходство, из-за которого я ушел из политики. Потому что оказался между двух огней. Мой приятель точно подметил: Лембергс и Шкеле стреляют друг в друга, а ты все время стоишь между ними, отойди, пусть они палят друг в друга напрямую. Я так и сделал. В итоге две группировки там все поделили, растащили, и ничего хорошего из этого не получилось. Сегодня олигархов уже нет.

А кто есть? Россияне? Американцы?
Россиянам здесь уже не очень уютно. А большинство американцев даже не знает, где мы находимся, слишком уж мы маленькие. Я всегда шутил, что власть иногда валяется под ногами. Мне кажется, с нами сейчас именно это произошло. Кто-то ее подберет, наверное.

Какие у вас прогнозы по составу нового правительства?
Не хочу гадать. Но есть два варианта. Один — когда находится премьер, идет к президенту и говорит: за мной 51 голос. А другой вариант, когда никто не может собрать 51 голос и президент сам выбирает, кому доверить составлять кабинет. Соберешь — хорошо, нет — тебе не повезло. Так уже было в наше время, когда Улманис сначала назначил премьером Чеверса, и там было 50 на 50, потом Гринблатса, тот еще меньше собрал, и потом нашли никому неизвестного Шкеле, который и составил правительство.

То есть не исключен премьер со стороны?
Думаю, сегодняшние политики понимают: зачем отдавать власть кому-то, лучше ее взять самим. Поделят, в конце концов.

Хорошо сказал один телезритель: все партии говорят о правовом государстве, особенно "Новое Единство" и "Новые консерваторы" вместе с Ютой Стрике. А в Конституции записано, что власть принадлежит народу и все равны. То есть избиратели с латвийским паспортом в кармане избрали 100 депутатов. В том числе 23 из Согласия, 16 от KPV.LV. А если у нас правовое государство и все имеют одинаковые права, то как можно заявлять: Согласию мы ничего не дадим, Кайминьш какой-то токсичный... Разве это не значит, что мы идем против Конституции? Получается какое-то кривое зеркало. Думаю, первый круг может закончиться ничем.

В одном из интервью вы сказали, что 90% латвийской экономики находится в руках зарубежных инвесторов. Вероятно, вы все-таки преувеличили...
Если бы мне дали такую власть, как у Каддафи, хотя бы на один день, я бы сразу национализировал все скандинавские вложения в Латвию. Swedbank, SEB, Telekom, LMT — все подряд. И скажу, почему. Возьмите LMT — 26 лет на рынке, одна из лучших компаний Латвии. Среди владельцев примерно 20% скандинавов. Так вот 26 лет назад в компанию вложили примерно 400 тысяч долларов. А за эти годы в виде дивидендов получили 400 миллионов! Хорошие инвестиции, правда? А возьмите Swedbank, который несколько лет назад взял и сократил свой капитал на полмиллиарда. Просто сократил и вывел из Латвии.

Я солидарен с Лембергсом, который возмущается конкурсом на нового руководителя СГД. Вернее тем, что в конкурсную комиссию входит представитель Совета иностранных инвесторов. Я в Америке хоть и небольшой, но тоже инвестор. Тем не менее мне трудно представить, чтобы Трамп назначил меня в какую-нибудь комиссию избирать, допустим, директора Госдепартамента. Смешно! Но мы почему-то так действуем! Зачем мы носим на руках иностранных инвесторов? Причем одних носим, а других опускаем. Скандинавские инвесторы у нас хорошие, а российские — плохие. Это вообще дико, я считаю.


Если большой процент латвийской экономики принадлежит иностранцам, значит ли это, что в их руках и власть?
Надо отдать должное скандинавам — они особенно не лезут тут в политику. Я не заметил, чтобы они какую-то нашу партию подкупали, кого-то снабжали деньгами, этого у них точно нет.

«На меня смотрели, как на Трампа»

Когда в Латвии произошел перелом, после которого процессы пошли не так? Как вы с сегодняшних позиций оцениваете действия своих прежних соратников?
Не думаю, что все пошло не так. У каждого времени свои особенности. Мы в 90-е были энтузиастами. Когда меня избрали в парламент, а это был 5-й Сейм, после Верховного Совета, 1993 год, нужно было восстанавливать Конституцию, принимать более 2000 законов. Заседания парламента нередко заканчивались в час или два часа ночи. И мы с таким азартом все делали! Не было никакого присасывания к бюджету. Тогда в политике были люди, вообще далекие от экономики.

Я на их фоне был белой вороной. Потому что пришел в политику из бизнеса: у меня уже был банк, несколько компаний, недвижимость. По сравнению с другими просто полные карманы денег. И все на меня смотрели, примерно как на Трампа сейчас смотрят — что он тут вообще делает, чему он нас будет учить, этот бизнесмен? Но я таким пришел в политику и таким ушел.

Все мои соратники были людьми советского времени, они прошли большую карьерную лестницу, это яркие личности, я у них многому учился. И у Анатолия Горбунова, и у Иманта Даудишса, и у Руты Марьяш, очень многих. Это были звезды, но советские звезды. Они не понимали, что такое рыночная экономика.

Помню, когда рухнул "Банк Балтия", у "Латвияс цельш" в парламенте была огромная фракция, 36 мест. И Рута Марьяш говорит: Вилис, ты у нас банкир, выйди и расскажи нам, что вообще творится. Я им начинаю рассказывать, но вижу — один засыпает, другой вообще ничего не понимает. Но все уверены: банкиры — жулики!

А как было — Лавент поставил на сильный рубль против слабого лата. Он считал, что рано или поздно лат рухнет, поэтому собирал латовые депозиты под 90%, а долларовые под 18%. Он был уверен, что рухнет лат, который тогда ничем не был обеспечен, и он за доллары, которые у него есть, купит обесценившиеся латы и раздаст всем депозиты. Он действительно в это верил. А когда все вышло наоборот, он разорился. Только из-за того, что лат крепчал. Вот и все. И это чистая ошибка в бизнесе.

Или взять историю с "Parex". Ну кто мог предвидеть, что рухнут такие компании, как "Lehman brothers" и начнется мировой кризис? Но это произошло, и "Parex" за одну неделю потерял полмиллиарда долларов. А где-то в Америке эти деньги остались. Что поделаешь, финансы — всегда риск.

Ну а потом, на мой взгляд, неправильно сделали то, что переложили крах "Parex" на внешний долг. Когда я уходил из правительства, у нас внешний долг был полмиллиарда евро. Сейчас он почти 7 миллиардов. То есть в мое время было 200 евро на человека, сейчас 2,5 тысячи на человека.

Вам не кажется, что сейчас идут в политику только для того, чтобы пристроиться к государственному бюджету?
Желание пристраиваться к бюджету — это болезнь, инфекция, которая, к сожалению, распространяется с огромной скоростью. Посмотрите, что творится со здравоохранением! Бюджет отрасли миллиард евро в год, и они еще говорят о страховании здоровья! Бухнули туда еще 200 миллионов, а больной как стоял в очереди, так и стоит. Пусть лучше нам с вами отдадут эти деньги, и мы вылечимся от всего!

Ну, представьте себе: есть огромная труба, в которую забрасывают этот миллиард. Где-то в самом низу находится больной. А посередине — разные «фильтры». Это фармацевтика, строители, поставщики, чиновники, ненужные врачи — та часть, без которой можно было бы обойтись. Так вот этот миллиард через эти фильтры до больного практически не доходит. Так давайте эту трубу перевернем, чтобы больной оказался сверху. Тогда лишние нижние звенья сами отпадут, и останется только тот, кто может дать реальную пользу. Я, конечно, идеализирую, но логика в этом есть. А в нашей ситуации можно и 2 миллиарда дать, кому-то будет очень хорошо, но больному лучше точно не станет.

Жизнь надо оценивать в цифрах


Как вы расцениваете отношения Латвии и Америки?
В отношениях с Америкой — ничего другого мы не придумаем, кроме того, что есть. Для всех стран Балтии это гарант безопасности. Как и НАТО, которую Путин назло себе очень хорошо встряхнул. Долгие годы она была полудремлющей, полузаснувшей организацией, а сейчас туда стали вбухивать огромные деньги. Любая страна «старой» Европы может вложить туда на порядок больше, чем Россия в свой военный бюджет. Вот и результат противостояния.

Но с Америкой надо дружить, это же самая большая экономика в мире. Что мне нравится — американцы по-настоящему свободные люди в свободной стране. Пусть попробует им какой-нибудь полицейский что-то указать! Ему ответят: кто ты такой, я тебе зарплату плачу! Полицейские там на службе у населения. Как и все чиновники. И каждый уважает чужое мнение, там очень прислушиваются друг к другу. За 200 лет они этому хорошо научились.

Америка меня во многом переделала за 18 лет. Я же тоже продукт постсоветского общества. Во мне еще сидит советский человек. Правда, я его все меньше и меньше чувствую, но он есть. Америка дала мне другое понимание мира, экономики, вообще жизни.

Простой пример — я играю в гольф с очень хорошими докторами. Там и здесь. Американский доктор меня расспрашивает, как я зарабатываю, какой у меня баланс. А с латвийским я могу поговорить об аппендиците, но не про баланс. Или пришел ко мне во Флориде сантехник что-то починить на кухне — он тоже сразу: какой у вас бизнес? Простой сантехник!

Наши постсоветские люди экономически абсолютно необразованны. А этому надо учить, начиная с первого класса, уже с азбуки. Когда ты видишь свою жизнь в цифрах, ты правильнее ее оцениваешь. А если эмоциями жить — то окажешься там, где мы сегодня.

Из-за этой экономической неграмотности и у наших политиков другие приоритеты, и в целом в государстве нет поддержки бизнеса.
Я помню, у меня была передача, в которой участвовал Марис Гулбис. Он когда-то руководил Регистром предприятий, потом был министром МВД, а сейчас занимается сельским хозяйством, живет на хуторе. Так он мне сказал: только сейчас, когда я руковожу несколькими фирмами, плачу зарплаты, понимаю, как рождаются налоги, я вижу, что надо делать в политике. Но в основном-то в политику приходят люди, которые никогда ни одну фирму не учреждали, никогда ни одним бизнесом не занимались. Они приходят и принимают экономические законы.

Про патриотов и идиотов


У вас трое детей, все учились за границей и вернулись в Латвию. Вы в одном из интервью сказали — «ну и дураки». Вы серьезно так считаете?
Я говорю — в Латвии остались патриоты и идиоты. Себя я считаю на 50% патриотом, на другие 50% идиотом. Когда я шучу в разговоре со своим младшим сыном, который тоже хорошо играет в гольф, даже выиграл чемпионат Латвии в этом году, он меня понимает и тоже отшучивается, говорит: вот есть пессимисты, есть оптимисты, а есть еще мой отец.

В вашей шутке по поводу «гольф-полей Трампа» в Латвии есть что-то кроме шутки?
У меня есть мечта построить гольф-поле.

Вместе с Трампом?
Эта идея родилась у меня, когда Трамп еще не был президентом. Я хорошо представляю, каким должно быть это поле. У меня уже есть и земля, и своя, и арендованная, 200 гектаров за Лангстини. Сейчас идет работа над детальным планом. Я все время говорю друзьям, что будем шутить и дошутимся, когда с Трампом вместе что-нибудь сделаем. Ничего невероятного тут нет. Трампу принадлежат 19 гольф-клубов, 18 в Америке, один в Шотландии. Если правильную передачу дать, он бы схватил. Он — человек с головой. Сейчас поеду в Америку, буду пробовать. Представляете, Трамп может построить настоящую суперплощадку в Латвии — ведь земля у нас дешевая. Он, например, купил в Майами клуб, вложил 200 миллионов! А у нас можно за 10 миллионов построить что-то похожее, и это будет самый современный гольф-клуб, куда могут приезжать игроки со всего мира.

Кстати, в Швеции на 10 миллионов жителей приходится 500 гольф-клубов. Если сравнить с населением Латвии, то у нас должно быть не менее 100 площадок для гольфа, а их всего несколько.

Есть условия, на которых вы бы согласились вернуться в политику?
Существует много причин, почему не надо возвращаться в политику, и ни одной, почему надо. Для меня. Это, конечно, интересно, но сжигать себя — это занятие для молодых. У меня есть три авторитета, которых я люблю цитировать: Черчилль, Тэтчер и Рейган. Так вот Черчилль сказал, что в политику приходят с прекрасным будущим, а уходят с никудышным прошлым.

Наверное, о нем хорошо пишутся мемуары. Вы не собираетесь?
Писать мемуары… с точки зрения бизнеса, это глупо. Выпускается примерно 3000 тираж и половина не продается. Но, наверное, все-таки напишу, издам несколько экземпляров и раздам внукам. Просто было в жизни столько неповторимых ситуаций, которые бы стоило описать.

Татьяна Фаст, Владимир Вигман/"Открытый город"
 

29-11-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
hiha 30.11.2018
там же в голове - в Америке он говорит с бизнесменом ( доктором), а здесь он говорит с врачом...
вряд ли все в жизни стоит измерять в долларе/центе
нота бена 30.11.2018
интересно было почитать ,но хотелось бы спросить - как в голове у Вилиса складываются такие мечты как гольф клубы, и сильное НАТО - назло России?
Журнал
№12(105) Декабрь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
 
  • Андрис Америкс: строим планы вместе с Роттердамом
  • Закулисные игры "Янтарного берега"
  • Почему из русских не получилось хуацяо?
  • Андрис Лиепа мечтает открыть в Риге музей знаменитого отца
  • Аркадий Новиков: Секреты успешного ресторатора