Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Интуиция – это некий дар, который способен опережать человеческое знание.
Никола Тесла, американский физик, инженер, изобретатель
Latviannews
English version

Ксения Собчак: «Латвия не должна отрубать себе одну руку»

Поделиться:
Ксения Собчак на презентации фильма «Дело Собчака» на Международном кинофестивале в Каннах. Фото: Екатерина Чеснокова/Sputnik/Scanpix/LETA.
Недавний кандидат в президенты РФ Ксения Собчак — человек занятой. Об этом говорят ее многочисленные проекты, а теперь еще и активная политическая жизнь. Несмотря на то, что она изредка бывает в Юрмале, сделать здесь с ней интервью практически невозможно. Но благодаря консультанту Собчак по юридическим вопросам профессору Высшей школы экономики Елене Лукьяновой «Открытый город» все-таки нашел возможность поговорить с телеведущей и политиком. Выяснилось, что Ксения в курсе многих латвийских реалий.

Девочка в окружении монстров

Какой опыт вы обрели во время президентской выборной кампании? Было ли для вас в ней что-то неожиданное? Не возникало ли желания все бросить?
Это была непростая кампания, эмоционально и физически очень сложная. Практически каждый день мне приходилось испытывать себя — то прыгать в ледяную прорубь, то отвечать на хамство Жириновского, то слушать свист и гадости в свой адрес.

Иногда, особенно на некоторых «враждебных эфирах» федеральных телеканалов, я чувствовала себя совершенно одинокой и всеми брошенной. Вот буквально девочкой в окружении злобных монстров! Но постепенно я научилась справляться со своими слабостями и страхами, потому что политика — это вообще очень жестокая сфера.

Но эта избирательная кампания открыла мне путь в политику, и я почувствовала к ней вкус и ее необычное влечение. Думаю, что я ее уже не брошу, потому что политика открывает невероятные возможности, чтобы менять мир и жизнь людей к лучшему, и мне хочется этим заниматься.

Одобряет ли ваша семья ваше желание продолжить активную политическую жизнь?
Моя жизнь и до политики была активной. Я и дома-то почти не бывала! Постоянные выступления, съемки, встречи, тренинги, командировки! Так что политика, можно сказать, просто «встроилась» в этот сумасшедший ритм. Больше всего страдал, конечно, мой сын Платоша, но теперь я составила четкий график — когда и сколько времени я обязательно провожу с сыном. И это время — святое!

Изменила ли вас семейная жизнь, появление сына?
Рождение сына просто перевернуло мою жизнь. Я как будто стала смотреть на мир другими глазами. У меня сменились ценности, я увидела мир совсем иным — он стал глубоким и объемным. Мой муж — моя поддержка и опора — оказался тем человеком, которого мне так не хватало в жизни. Он верный, сильный, с ним мне ничего не страшно. Особенно я счастлива, видя, как он занимается и играет с нашим сыном Платоном.
 
Глава Московской думы Алексей Шапошников, Ксения Собчак и главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов в штабе по наблюдению за выборами президента России. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС/предоставлено Фондом ВАРП.
С мужем Максимом Виторганом на открытии фестиваля «Кинотавр». Фото: Екатерина Чеснокова/Sputnik/Scanpix/LETA.
С мамой — сенатором Людмилой Нарусовой. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС/Scanpix/LETA.
С гендиректором телеканала Дождь Натальей Синдеевой на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС/Scanpix/LETA.

Россия вошла в период «транзита»

Вы стали одним из основателей Партии перемен. На какой электорат рассчитывает ваша партия? Есть хотя бы его приблизительный портрет? Это партия бизнеса и менеджеров? Партия всех протестующих или части протестующих и т.д.?
Это партия современных людей, которые хотят жить в свободной стране, где защищены права и свободы человека, где богатство страны распределено справедливо, где качественная медицина и образование. Не так-то много, согласитесь!?! Но таких людей — вся страна! Поэтому мы рассчитываем, что нас поддержат все, кто захочет жить по справедливости, закону и правде.

Кто ваши соратники? Остались ли с вами люди из предвыборного штаба?
Да, основной костяк моего штаба остался со мной, сейчас мы занимаемся строительством Партии перемен, проведением ее съезда (интервью проводилось 20 июня. — Ред.), выстраиванием нашей дальнейшей политической стратегии, строительством региональных отделений. Ведь с этими выборами ничего не закончилось. Если мы не достигли наших целей сейчас, мы будем бороться, чтобы достичь их в следующий раз, на следующих выборах. Мы смотрим вдаль и пришли в российскую политику надолго. Что не требует от нас спешки.

Как, по-вашему, изменится ситуация в России к следующим парламентским выборам? Возможны ли перемены в демократическую сторону или будет все больший диктат власти?
Надо всегда надеяться на лучшее и действовать, исходя из него. Известное российское уныние, особенно распространенное в демократической среде, совершенно не продуктивно.

Я считаю, что ситуация уже начала меняться. Потому что Россия вошла в период «транзита», когда Путину нужно будет передавать власть и страну в другие руки. Этот транзит — не просто выбор преемника или «управляющего органа». Страна остро нуждается в реформах, и нужна решительность для их проведения. На мой взгляд, должны быть расширены полномочия правительства, потому что сейчас создалась совершенно неверная ситуация, когда правительство в России — техническое, безликое, без своей повестки и идей. Посмотрите, сколько мы тянем с реформами? По 15 лет не можем решиться на некоторые совершенно срочные действия в экономике.

Путин не уйдет из политики

Собирается ли ваша партия сотрудничать с другими маленькими партиями типа Явлинского или Титова?
Мы и так уже сотрудничаем, когда речь идет о крупных политических акциях и демонстрациях. Например, мы все были солидарны, когда наши власти пытались запретить использовать мессенджер Telegram. Также мы сотрудничаем на уровне муниципальных и региональных выборов, ведь политический мир в регионах очень небольшой и весь взаимосвязан, поэтому там все небольшие политические силы оказываются вместе.

Возможно ли в принципе какое-то единение оппозиции перед выборами?
Ближайшие крупные выборы — парламентские — должны пройти в 2021 году. На них все партии пойдут отдельно. А вот что касается, например, муниципальных и местных выборов, то там, конечно, взаимодействие и выстраивание коалиций будет максимально широким. Это же, я надеюсь, произойдет и на выборах в Московскую городскую думу в следующем году.

Какое будущее, по-вашему, ждет Путина? Изменит ли он Конституцию?
Очень сложно говорить за Путина. Мне кажется, нынешний его срок — последний, больше он не будет оставаться президентом. Однако это не означает, что он совсем уйдет из политики. Он может найти себе в Конституции такое место, которое позволит иметь больше возможностей, чем президент. Но для этого Конституцию ему придется поменять.

Не надо отталкивать Россию

Как, по-вашему, будут развиваться отношения России с Западом? Возможно ли потепление? В отношениях с кем?
Боюсь, что потепление начнется только при смене власти в России. Но уже сейчас я бы призвала все страны не отдалять от себя Россию, не отталкивать ее народ и культуру.

Что будет с экономикой, куда ее заведут санкции?
Санкции не могут завести никуда, кроме тупика. Картинка с помидорами и сыром под гусеницами бульдозеров настолько глубоко засела в подкорку россиян, что стало понятно, что власти предпочтут заставить своих граждан голодать, нежели пойдут на смягчение политики.

Как вы думаете, приведет ли давление Запада на российских олигархов к желаемому результату — их влиянию на Путина и смене политики, или это может дать обратный эффект?
Думаю, что точечное и очень верное попадание в коррупционные и мафиозные схемы, в конкретных людей, может дать свой эффект. При наличии сильных доказательств, конечно. Но все это не должно касаться простых россиян.

Русские — это не Путин

Как бы вы решили украинский вопрос?
Это слишком сложный вопрос, на который можно ответить, только если весь сдвоенный выпуск вашего журнала посвятить именно ему. Но главный и первоочередный шаг тут — обмен пленными. Вы, наверное, знаете, что я уже много месяцев борюсь за то, чтобы были освобождены не только российские политические заключенные, но и были обменены граждане России и Украины.

Второе и не менее важное — вывести все российские войска с территории Украины, как бы они не назывались и как бы не наряжались. А также прекратить военную, финансовую, продовольственную и иную поддержку сепаратистских сил и движений. Усилить миротворческие силы. Есть и дальнейший план, и есть специалисты, готовые его реализовывать, но нет пока политической воли ни с одной из сторон.

Из-за путинской политики русские стали изгоями во всем мире. Что должно произойти, чтобы это отношение поменялось?
Главное — мы должны везде показывать и рассказывать: русские — это не Путин. Мы — другие. Мы — мирные люди, мы хотим жить в мире и достатке, в своем доме, растить детей, любить родителей, путешествовать по миру. Мы — такие же, как вы — европейцы, и не надо путать 146 миллионов с одним человеком.

«Второе пришествие» Собчак

Ваш фильм об отце — это фильм не только о вашей семье, но и о времени. Недавно вышел проект у Авена «Время Березовского». Не значит ли это, что в обществе появилась потребность по-новому осмыслить и оценить время 90-х?
Конечно, историческое осмысление последних 20 лет российской жизни очень нужно. Хотя бы для того, чтобы не совершать больше тех же ошибок. Жаль, что это осмысление все равно остается не до конца правдивым и многие из участников скрывают правду. Очень жаль…

Чувствуете ли вы себя продолжателем дела отца? Как бы Анатолий Собчак воспринял сегодняшнего Путина?
Несколько лет назад я почувствовала — знаете, как говорят? — зов предков, зов фамилии. Я вдруг осознала, что я — это Собчак, дочь Собчака. Я даже на кончике языка это почувствовала — СОБ-ЧАК. И я вдруг поняла, что я не просто девушка с такой фамилией… Мне показалось, что, кроме фамилии, у меня есть миссия, очень важная политическая миссия. Возможно та, которую не успел донести мой отец. Я поняла, что я должна двигаться в политику и быть там, отстаивая идеалы и ценности моего отца. Потому что рано или поздно придет «второе пришествие» Собчак.

Вы вернулись в журналистику. Какие новые проекты в этой сфере мы увидим?
У меня больше планы и попрошу от вас немного терпения — все их вы увидите уже этой осенью.

«Поймать тишину» в Юрмале

Насколько далеки от вас латвийские реалии? Знаете ли вы что-нибудь о нашей школьной реформе с переводом всех русских школ на латышский язык?
Я очень сожалею, что в Латвии принят такой закон. Мне кажется, он излишне политизирован и используется перед предстоящими в октябре выборами в парламент. На мой взгляд, правительству Латвии стоило бы в первую очередь озаботиться качеством преподавания в латвийских школах в целом, а не пытаться решить проблему, переведя все обучение на латышский. Так проблема не решится. Русский язык не надо выдавливать, Латвии надо пользоваться особенностью билингвизма, а не отрубать себе правую руку, считая, что можно прожить и с левой.

Какие летние мероприятия в Юрмале собираетесь посетить?
В Юрмалу меня тянут не мероприятия — мне их хватает в Москве. Здесь я люблю «поймать тишину»: побродить по бесконечным белоснежным пляжам или покататься на велосипеде, погулять по парку «Дзинтари», углубиться в свои мысли, подумать о наступающем осеннем сезоне и новых задачах и возможностях. В общем, успеть надышаться целебным воздухом перед сложной осенью!
 

Татьяна Фаст, Владимир Вигман, "Открытый город"

30-07-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
тот который прожил в питерской подворотне 01.08.2018
ничего нового,Ксюха хорошо отрабатывать деньги за роль либерала,жалко что люди на нее ведутся хотя как бы грамотный электорат
Психиатр 01.08.2018
Из-за путинской политики русские стали изгоями во всем мире.
С чего это? У того кто говорит такое, в голове мозги стали изгоями.
Журнал
№10(103) Октябрь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»