Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Разговоры изобретены для того, чтобы мешать людям думать.
Агата Кристи, английская писательница
Latviannews
English version

Олег Фомин: «Музыка денег заглушила все остальные мелодии»

Поделиться:
Олег Фомин.
Работа в Рижском ТЮЗе принесла российскому актеру Олегу Фомину всесоюзную известность. А вот роль в фильме «Меня зовут Арлекино» едва не оставила его без работы. Об этом известный, актер, режиссер и продюсер рассказал в интервью «Открытому городу».

Олег Фомин давно не был в Риге, но мечтает как-нибудь выкроить время и посетить город, благодаря которому не только прославился как киноартист, но вообще выбрал свою профессию. Актером Фомин решил стать после того, как посмотрел фильм «Слуги дьявола на чертовой мельнице», снятый на Рижской киностудии. Правда, привлекла школьника не столько игра актеров, сколько сюжет — главные герои постоянно ели мясо, а Фомин таких больших кусков в жизни не видел и ему захотелось досыта наедаться на съемках. «После этого я самостоятельно нашел в Тамбове театральную студию, и уже с 3-го класса играл на сцене графа Вишенку», — вспоминает актер. Когда же в 1983 году он окончил высшее театральное училище им. М. Щукина, то поехал в Ригу служить в Государственном театре юного зрителя.

Рижский ТЮЗ — мой единственный театр

Олег Борисович, вы помните, как впервые приехали в Ригу — что вас удивило в тот момент?
Помню, конечно. Сначала я долго искал театр, никак не мог его найти, но спешить и не хотелось. Я попал на такие красивые, аккуратные улочки! Пока ходил по ним, испытывал необыкновенное чувство покоя от отсутствия суеты. Мне и потом нравилось по ним гулять, всегда наслаждался этими мгновениями. А когда ко мне в гости приезжали однокурсники, первое, что я делал, выводил их на прогулку по городу. Моим любимым местом был Рижский центральный рынок и особенно овощные ряды. Никогда не забуду — самую вкусную квашеную капусту я ел именно в Риге. Нигде и никогда я больше такой не встречал.

А чем запомнилась работа в Рижском театре юного зрителя? За семь лет вы сыграли там 16 ролей, в основном главных.
Я думаю, что благодаря Рижскому ТЮЗу я стал тем, кем стал. Это единственный театр, о котором я могу сказать — это МОЙ театр. Первые роли на профессиональной сцене, первые овации, первые гастроли, первые «медные трубы», первые щелчки по носу, первая в моей жизни постоянная прописка. Для молодого человека это очень важно. Помню, несколько часов просто лежал в своей комнате, смотрел в потолок, и, наверное, тогда у меня был очень глупый вид. Я был самым счастливым человеком на свете: я в театре, у меня есть собственное жилье, моя актерская жизнь только начинается, теперь все зависит только от меня. Такое бывает раз в жизни и не забудется никогда.

Сейчас в Риге бываете? Наверняка у вас остались в городе друзья.
В 1994 году мне надо было получить заграничный паспорт — к тому времени я одиннадцать лет как был прописан в Риге. Но когда пришел за визой в латвийское консульство в Москве, мне выдали мой паспорт со штампом «Выписан» и сказали: «Дом, в котором вы были прописаны, до 1940 года принадлежал баптистам». «А как же все, кто там был прописан?» — спрашиваю. «Всех расселили, дали им квартиры». Пытаясь понять, что происходит, переспрашиваю: «А как же я?» «Ну, вас же не было…» — получаю ответ. Так в свои 32 года я стал бомжем. Сейчас мне говорят, что срок давности по этому делу слишком велик. Но, с другой стороны, баптисты ждали дольше. Кто знает, может, и мне повезет — найдется чиновник, который восстановит справедливость. Где-то же есть та самая — моя квартира…

Так что в Риге, к сожалению, я практически не бываю. Один раз привозил свой спектакль «Нина» с Сергеем Никоненко и Леной Шаниной. Вот тогда встречался с друзьями. Заходил в пустой театр, на стенах висели фотографии артистов. Было очень грустно. Да и давно…

Вам заново пришлось начинать все с нуля — доказывать свой профессионализм в Москве. Насколько это было сложно?
Начинать с нуля всегда тяжело. Хотя потом ты понимаешь, что получил возможность прожить еще одну, новую жизнь. В этом тоже есть азарт и драйв. Через четыре месяца моей жизни в Москве у меня появился свой офис, бухгалтер, кабинет и водитель. Сейф с деньгами и ключик от него, который я носил на шее. И тогда новая для меня должность — продюсер.

В 1991 году я снял свой первый фильм «Милый Эп». В 1992-м второй — «Время вашей жизни». В 1994-м на сцене концертной студии Останкино поставил спектакль «Пещерные люди» по пьесе Уильяма Сарояна. Это была первая в Европе постановка его пьесы. И дальше театр и кино были в моей жизни всегда рядом.
 
Пресс-конференция перед премьерой фильма "День выборов". Фото: ТАСС/предоставлено Фондом ВАРП.
С актером Михаилом Ефремовым.
С женой Татьяной.
Кадр из фильма «Меня зовут Арлекино».
Маленький Олег с мамой.
Труппа рижского ТЮЗа с драматургом и писателем Борисом Васильевым (в первом ряду слева). Прямо за ним – юный Олег Фомин.

Запретный Арлекино

Слава к вам пришла после выхода в 1988 году на экраны фильма «Меня зовут Арлекино». Помните, как проходили кастинг, утверждались на роль? И вот то, что вы в тот момент находились в Риге, стало плюсом или минусом?
Плюсом и очень жирным. Мой друг Виктор Плют (актер Рижского ТЮЗа, Рижского русского театра. — Прим. ред.) и его жена Текла дружили с семьей режиссера Валерия Павловича Рыбарева. Его жена часто приезжала в Ригу. Однажды она посмотрела наш спектакль «Крестики-нолики», потом позвонила в Минск и сказала своему мужу, что в Риге есть мальчик, которого можно попробовать на главную роль. Рыбарев тогда как раз искал артиста для фильма «Меня зовут Арлекино». Так сошлись звезды. Не было бы рижского театра — не было бы у меня этой роли.

Но судьба у фильма была сложной — его запретили и даже чуть не уничтожили. Если бы это случилось, тогда бы и ваша судьба, наверное, могла сложиться иначе.
Да, судьба у фильма была сложная, но главное, что он вышел на экраны. Правда, потом начались сложности уже у меня. Картину купила кинокомпания 20th Century Fox. «Меня зовут Арлекино» вышла в мировой прокат, и вот после этого на артиста Фомина… наложили негласный запрет. Вы не найдете ни одного интервью со мной того времени. Пять лет продолжался вакуум молчания вокруг меня. Тогда это мало интересовало — было много работы в театре, я ставил спектакли в своей театральной студии при кафе «Аллегро», снимал маленькие фильмы на камеру «Красногорск», сам снимался в кино. Но только у тех режиссеров, что не боялись этого запрета и решались приглашать меня на главные роли. Даже в 1990 году, когда я приехал на фестиваль «Созвездие», мне не смогли вручить ни одной награды. Юра Мороз несколько раз приходил ко мне в номер и разводил руками. Говорил, что ни главный приз, ни спецприз, ни приз от компании дать не можем — нам запрещено. И никто не мог мне объяснить, почему. Я не понимал, что же такого сделал, снявшись в картине «Меня зовут Арлекино». И только спустя время узнал, что «волчий билет» получил за «несоциалистический способ существования в кадре». Сейчас это звучит, конечно, смешно.

Чем сложнее проект, тем больше азарта его сделать

Одним из заметных сериалов стала ваша режиссерская работа над фильмом Next с Александром Абдуловым в главной роли. Актеры такой величины не часто соглашаются играть в сериалах. Как вам удалось его убедить?
Next — это не первая наша совместная работа с Абдуловым. В 2000 году Дима Лисневский (один из основателей REN-TV. — Прим. ред.) позвал меня на канал REN-TV. К тому времени у меня лежало несколько сценариев Алексея Тимма для полнометражного фильма — «Фаталисты», Next и другие. Дима спросил, что я хочу снять, я показал ему то, что у меня было. Мы переделали «Фаталистов», сделали 4-серийный фильм. На главные роли пригласили Сашу Абдулова и Ирину Розанову. Во время озвучания «Фаталистов» я уже знал, что буду снимать Next. Абдулов стоял у микрофона, я сидел рядом. Саша спросил, какие у меня дальнейшие планы. Я ответил: Next. Он затих. Воцарилась полная тишина, я ждал, наблюдал за Сашей. Потом спросил: «Поработаем?» И он тут же выпалил: «Степанченко и Усатова!»

Мы снимали Next в хронологическом порядке, поэтому многое рождалось на площадке. Некоторых сцен вообще не было в сценарии. Когда мы дошли до финала, мне стало безумно жаль всех героев, ведь изначально Лавр и Санчо погибали в конце сериала. И мы это уже сняли. За ночь я написал две сцены, в которых «оживил» и Лавра и Санчо. Так простая история превратилась в сагу из 32-х серий, а наша совместная работа с Сашей в пять лет дружбы.

Помимо обычных сценариев вы еще экранизировали спектакль «Квартета И» и группы «Несчастный случай» — «День выборов». Как возникла эта идея?
У меня давно была мечта снять фильм по готовому спектаклю, с актерами, которые играют в нем много лет. Я посмотрел в Малом театре спектакль «Дикарка» с Виталием Соломиным, Витей Павловым и Светой Амановой. Сразу увидел их в киношных декорациях, других мизансценах. На площадке всегда не хватает времени для полноценных репетиций, разбора сцен и прочего, а тут такая роскошь — актеры не просто знают текст своей роли, у них уже нажиты взаимоотношения, они импровизируют и ловят кайф от взаимодействия друг с другом. Это подарок для любого режиссера.

Поэтому, когда мне предложили снять «День выборов», у меня не было никаких сомнений, соглашаться или нет. К тому времени спектакль с огромным успехом шел несколько лет. А само предложение было сделано так: ночью ко мне домой приехал друг и познакомил с Николаем Ульяновым (кинопродюсер. — Прим. ред.). «Ты же из Тамбова?» — спросил он меня. «Да», — отвечаю. «У вас же там слово много значит. Дай слово, что снимешь смешное кино?» — «Даю!» Мы пожали друг другу руки, и они уехали. На следующий день Коля перезвонил, и мы начали работать. Конечно, для фильма кое-что пришлось переделать и дописать, потому что театр это одно, кино —совсем другое. Но я рад, что этот фильм живет до сих пор.

Вы так легко рассказываете о своей работе, что кажется, съемки фильмов — просто забава. Понятно, что это не так. Какой из фильмов, в котором вы снимались или который снимали сами, стал для вас самым сложным?
В жизни каждого человека происходят события, которые меняют его взаимоотношения с миром и с самим собой. В моей жизни таким событием стала работа над главной ролью в фильме Николая Соловцова «Весьегонская волчица». О своей жизни в волчьей стае я рассказывал уже много раз. Шесть месяцев подготовки, волки выросли на моих руках, научили меня не врать, не бояться, быть естественным. Потом мы начали понимать друг друга, разговаривать и даже выяснять отношения. Очень не хотелось каждый раз возвращаться в город, тянуло назад в стаю — там все по-честному, по-настоящему. Мне очень повезло, что этот фильм был в моей жизни. Очень сложный фильм.

А бывают легкие фильмы?
Нет, легких проектов не бывает, будь то спектакль или фильм. Но я вам скажу: чем сложнее проект, тем больше азарта его сделать. Поэтому меня не пугают сложности. А самым трудным для меня является тот фильм, который я еще не снял, но очень хочу это сделать. Трудность заключается в том, что надо найти такого же сумасшедшего, как я, инвестора, который поверит и рискнет.

С любимыми не расставайтесь

Сейчас вы снимаете в Киеве исторический сериал про 1939–1955 годы. Что это за фильм?
Это очень интересный проект, но говорить о нем вслух пока не хочется. Мы уже сняли ровно половину картины, и только теперь я понимаю, что впервые снимаю мелодраму. Каждый день с актерами мы разбираем взаимоотношения персонажей. А исторический фон в картине не больше, чем фон в этой истории. Главное в нем люди и любовь.

А почему именно на Украине?
Фильм снимает украинская компания по заказу Первого канала. Меня пригласили, показали сценарий, я прочитал его и согласился.

Про вас говорят, что вы всегда одновременно работаете сразу над несколькими проектами. Что еще сейчас делаете или планируете делать в ближайшее время?
Весной этого года, к своему юбилею, я поставил спектакль «Доктор знает все» по пьесе Игоря Глинкова «Ангел, черт и проктолог». Вместе со мной в спектакле заняты Леша Макаров и Володя Фекленко. Очень остроумная и непростая история. В перерывах между съемками выезжаю на гастроли. Пока, к сожалению, очень редко. На весну уже очень много предложений. С удовольствием приехали бы в Ригу. Весной приступаю к съемкам 8-серийной истории для Первого канала. Это остросюжетная драма, а в центре событий — звезда телеэкрана. Но подробнее сказать тоже пока не могу.

В жизни вы много раз влюблялись, четыре раза женаты, недавно у вас родился второй сын — в различных интервью вы все время говорите, что счастливы. Тем не менее, с последней женой Татьяной вы поженились не сразу. Проверяли чувства?
Знаете, в моей личной жизни сейчас все настолько хорошо, что говорить об этом не хочется. Могу только сказать, что я на полгода уехал на Украину. И моя семья здесь, со мной. Это самое главное. Считаю, что проблемы многих актерских семей возникают именно потому, что долгое время приходится жить в разлуке, находиться в командировках. Поэтому у нас с Таней все по-другому.

А когда возвращаетесь в Москву, не устаете от бешеного ритма или все время находитесь в работе, не замечаете его?
Мы уже два года не живем в городе — снимаем дом в Подмосковье. Вокруг два гектара леса, тишина. Жду не дождусь, когда дострою свой дом. Но, с другой стороны, я не вижу ничего страшного в московских ритмах жизни. Наоборот, время уходит и надо успеть сделать что-то еще, за что, по-прежнему, не будет стыдно.

Раньше вы любили шумные компании, могли сорваться посреди ночи, двери вашего дома были раскрыты нараспашку для всех желающих круглые сутки. Но с Татьяной стали жить совсем другой жизнью. Как сейчас проводите свое свободное время, с кем дружите?
Дружить становится все сложнее. Музыка денег заглушила все остальные мелодии. Стало страшно давать в долг, опасно давать рекомендации, даже помогать стало небезопасно. Поэтому дружу с теми, кому от меня ничего не нужно, кроме задушевной беседы, хорошо прожаренного мяса, правильного веника в бане и звонка среди ночи, просто так, без всякой задней мысли.

Алексей Стефанов, «Открытый городу»
 

29-12-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Голландка 30.12.2017
Прекрасный актер и режиссер!На всю жизнь запомнила просмотренный в ТЮЗе спектакль "А все таки она вертится или гумонойд в небо мчится"!Какие актеры,какой спектакль!Жаль,театр был великолепным!
Михаил 30.12.2017
Пустышка. Говоря о рижском ТЮЗе, вспомнил вкусную кислую капустку. А об Адольфе Шапиро у актера память отшибло? Ну да, очень даже может быть - четыре раза ведь женат уже был...
Журнал
№6(99) Июнь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»