Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
У толпы есть глаза и уши и немногое сверх этого.
Артур Шопенгауэр, немецкий философ
Latviannews
English version

Интарс Бусулис: «Я не Страдивари, я Бусуляри»

Поделиться:
Хозяйка смарт-клуба и главный редактор журнала "Открытый город" Татьяна Фаст и Интарс Бусулис. Фото: Никита Кузьмин.
«Мне сказали, что прошлым гостем вашего клуба был Константин Райкин. Он выступал стоя или сидя?» — лихо начал свое выступление Интарс Бусулис. — «Стоя». — «Значит, и я буду стоя. А где он стоял?» — «Вот здесь». — «Значит, и я буду стоять здесь!»

Интарс Бусулис — это тот случай, когда у латвийского певца вполне себе латиноамериканский темперамент. И к разговору с гостями смарт-клуба Открытого города, который проходил в ресторане Gastronome, он приступил без раскачки. Позже Интарс признался, что это его дебют в разговорном жанре, а в таких случаях лучше сразу головой и в омут.

«Звезды — Паулс, Вайкуле, мне до них еще далеко»

Ваша аудитория во много раз превышает население нашей маленькой страны. Как вы справляетесь с этой популярностью? Изменилось ли что-то в вашей жизни с тех пор, как вы стали знаменитым? Ходите только с охраной, не едите после шести?
И ем после шести, и с охраной пока не хожу. Что же касается популярности, то Раймонд Паулс популярен, Лайма Вайкуле популярна, Райкин очень популярен. Мы пока не столько музицируем. Да, телевидение, да, «Волна», «Голос» и другие передачи, но до больших звезд еще далеко.

А сколько времени вы проводит в Латвии в течение года?
Хороший вопрос. Месяцев 10 точно. Ну, может быть, меньше. Но база здесь, дети ходят в детский садик, в школу. У меня даже жена есть, и собака, кошка... Все как полагается, все, чтобы я жил и дышал в Латвии. В России популярность носит другой характер, там артисты — кумиры, там они живут чуть-чуть их жизнью. А в Латвии такого не наблюдается. Скорее всего, Раймонда Паулса, Лайму и еще многих других любят больше, чем меня. Так что есть куда стремиться.

Несколько лет назад мы с Мирдзой Мартинсоне были в России, и к ней бросались, помня ее по фильму «Мираж». Был трогательный случай, когда подошел глухонемой человек и попросил автограф оставить в паспорте. Она заплакала и поставила свой автограф. А к вам на улице в России подходят?
Было у Кремля пару раз. Знаете, в наше время, очень популярны фейсбук-трансляции, инстаграм-трансляции, и приходят notification, извещения, что Бусулис вышел в онлайн. И сразу появились люди, начали общаться — как дела и все остальное. Но это, наверное, что-то другое.

Я тоже катался на метро один раз, мои друзья по ансамблю подтвердят. И там было: «Добрый день, Интарс, можно автограф?» Так что стремимся ввысь. Но мне о таких вещах говорить рано, я еще не заслужил определение «популярный человек», и до славы еще тоже очень далеко. Я пока только на старте, только на старте.


Фото: Никита Кузьмин.
Фото: Никита Кузьмин.
Фото: Никита Кузьмин.
Фото: Никита Кузьмин.
Фото: Никита Кузьмин.

«Думаю, Ваенга не обиделась бы на Пугачеву»

Если бы Алла Пугачева предложила вам с ней спеть, вы изменили бы Ваенге?
О, йохайды, это очень трудный вопрос, но я считаю, что музыка — дело объединяющее. Я думаю, Лена не обиделась бы на Аллу, конечно.

Спели бы?
Я думаю, что да. Ну спросил бы, конечно: Лена, можно ли?

Как-то в интервью Открытому городу вы сказали: «Я горд, что с Ваенгой на ты». Чем она вас так подкупила?
Вы знаете, она такая прямая, говорит, что чувствует, сразу. Мне очень это нравится. Я из города Талси, из Курземе, там мы все такие. Если мы хотим завоевать Ригу, это и делаем. И Елена — такая. Она очень красивая, очень умная, «спортсменка, активистка» и все остальное. Все хорошее, что может быть в человеке, в Лене есть. Она доверяет мне как партнеру по дуэту. Поэтому выступать с ней просто супер — и мне нравится, и ей хорошо, и нам обоим замечательно. Каждый год Лена приезжает в Латвию, и я всегда вместе с ней, когда она здесь, участвую в концертах.

А где вы познакомились с Ваенгой?
В Астрахани. Нас познакомили наши питерские друзья, оказалось, что они общие. Ей сказали: посмотри видео вот этого чувака. Мне сказали: посмотри вот эту чувиху. Мы не были знакомы, никогда не говорили, не общались по интернету, никак. Я просто надел красные штаны, такие… европейского вида штаны, приехал в Астрахань и с цветами отправился прямо в зал. Ваенга сказала: знакомиться будем только после концерта. Концерт был великолепный, Лена выложилась полностью, и мне очень это понравилось. После концерта мы и познакомились.

Сочи — хорошо, но в Юрмале было уютнее

Вам не жалко, что «Новой волны» сейчас нет?
Конечно, жалко, потому что «Новая волна» ассоциируется только с Юрмалой. Я не назову имени человека, который сказал: блин, ну да, Сочи — хорошо, но все-таки в Юрмале было что-то совсем другое, какая-то домашняя атмосфера. Все было близко — студии, люди, все могли друг с другом напрямую общаться. И встретиться на улице Йомас или у концертного зала «Дзинтари».

А в Сочи одни участники — в 20 километрах от эстрады, другие — еще где-то. Конечно, творческая атмосфера там есть, а вот такой домашней атмосферы не хватает.

Нет ли у вас мысли основать в Юрмале собственный фестиваль?
О, вы знаете, у нас фестивали каждый год происходят. Мы устраиваем концертное путешествие по городам Латвии, которое уже через полтора месяца начнется. Кроме того, с 2008 года мы в Юрмале в концертном зале «Дзинтари» сами организуем, концерты. В этом году тоже у нас три дня подряд там будет свой фестиваль с программой из нового альбома Nākamā pietūra.

Этот альбом вышел совсем недавно, в начале марта?
Вообще-то Nākamā pietūra мы готовили два года, его можно было выпустить хоть в декабре, но мы решили подождать до 1 марта. Когда вышел предыдущий альбом, захотелось еще глубже покопаться в своих чувствах. Взяли поэзию Мары Залите, Иманта Зиедониса. И создали альбом, в котором почти все песни написаны на стихи. В прошлом альбоме стихи были написаны на музыку, а здесь наоборот.

«Если ждут в России, то едем в Россию»

Вы выступаете и на российских площадках. Что вы отвечаете на упреки: в такое время — и в Россию?
Знаете, таких упреков очень мало. Вот сколько нас в Латвии живет, около двух миллионов? А одна глупая статья на такую тему собирает где-то 300 комментариев. Ну что это по сравнению с двумя миллионами? Есть группа людей, которая дискутирует на эту тему, меня это не трогает. Мне нравится отправляться туда, где наш оркестр Abonementa ждут. В инстаграме, фейсбуке, других социальных сетях нам присылают письма: приезжайте к нам, пожалуйста. И мы едем туда, где нас ждут. Все равно куда — в Москву, Санкт-Петербург, на Кубань.

Как вас принял российский шоу-бизнес?
Очень тепло. Никто не сказал ни одного плохого слова, ни режиссеры, ни продюсеры телеканалов. Никто! Конечно, случается, когда в страну не пускают того или иного артиста, но я же не министр и не могу решить такой вопрос.

«Не хочу объединять пение и политику»

А хотели бы заняться политикой?
Ну когда буду старый... Тогда я точно пойду, если буду понимать, что в моей стране что-то не в порядке, и почувствую в себе силу и опыт.

То есть не исключаете такую возможность?
Кто знает, может, я буду петь до конца своих дней. Но сейчас поделюсь с вами одним прогнозом: я точно знаю, что, когда перестану петь, стану депутатом, сто процентов.

А совмещать пение и власть нельзя?
Можно, но тогда бесплатно надо будет петь. Или Бусулис бесплатно станет депутатом. Я просто не хочу объединять эти занятия.

Если бы у вас был миллион в кармане, вы бы продолжали петь?
Конечно, потому что мне это нравится, я этим горю. Для меня самое главное — чтобы мои дети могли пойти в школу, чтобы моя жена была счастлива, чтобы я мог заплатить за аренду квартиры, за бензин, за все, что необходимо в быту. Остальное почти безразлично. Если бы у меня было 5 миллионов, я бы не знал, что с ними делать, ведь я не бизнесмен. Наверное, отдал бы на благотворительность — ведь очень много людей, у которых с деньгами хуже, чем у меня.

Человек, который был Пушкиным и Тиной Тернер

Вы очень многогранная личность. Если бы возникла необходимость выбрать что-то одно, вы бы на чем остановились?
Это было бы очень скучно, мне нравится стрелять во все стороны. Я пою, музицирую, пробую себя как актер. Первый раз я играл в Национальном театре в спектакле Hotel «Kristina» по драме Рудольфа Блауманиса «В огне». Еще была вещь, которую Мартиньш Херманис написал. Ну, и Пушкин в мюзикле «Онегин».

Как вам далась эта роль?
Через музыку. Если бы это был драматический спектакль, мне было бы труднее. Но музыка помогает на сцене. Если знаешь, о чем поешь, если знаешь, кого ты играешь, тогда можно сделать все.

А как происходит перевоплощение в телешоу «Точь-в-точь»?
Там еще легче — есть маска, и она очень реальная, ты сразу Джо Дассен, Гарик Сукачев или Тина Тернер. С Тиной Тернер вообще совпало многое — почти моя тональность, на полтона понизили ее, самая шикарная песня, и она сгибает колени. А у меня были во-о-от такие каблуки, и колени сами подогнулись. Это был самый легкий образ, но он так понравился жюри, что в этой передаче номер получил первое место.

В этом шоу у артистов очень сложный грим. Сколько на него уходит времени?
В «Точь-в-точь»? Ребятам надо просидеть минимум 13 часов.

А кто выбирает роли — артисты или режиссеры?
Каждый из участников присылает свой список русских и иностранных исполнителей. И, конечно, многие из них совпадают. В результате я получил только два образа своих — Тину Тернер и еще один. Остальные выбрал режиссер «Голоса» и «Точь-в-точь» Андрей Сычев. Но мне повезло и с Элтоном Джоном. И с солистом Black Sabbath Оззи Осборном, хотя не думал, что смогу справиться с этим образом. Но как-то почувствовал себя Оззи Осборном, маска шикарная, все прекрасно, а если все в порядке, то ни о чем и думать не надо, только об образе, только о песне. Пою не я, поет он.

Вы перевоплощаетесь прямо по Станиславскому.
Так легче — либо иди до конца, или вообще не делай. Меня этому DJ Ufo научил. Видишь, что мероприятие фиговое, бери микрофон — это твой автомат — и все, пошел стрелять. Делай так, чтобы твоим исполнением гордились.

«Голос» для вас был вызовом, преодолением себя. Вы часто себя ломаете?
Сегодня как раз такой случай. Я ведь в разговорном жанре на публике не выступаю. Дебют. Хотя нет, один раз в школе у дочери рассказывал классу о своей профессии.

Вы часто в школу ваших детей заходите?
В декабре был на классном вечере у дочки. У сына не был, он сказал, чтоб я не приходил. У него такая позиция: сюда не приходи, туда не приходи. Возраст такой — 14.

Правда, что и в «Голосе» участникам дают песню наставники?
Да, если ваша песня не совпадает с тем, что хочет на сцене видеть наставник, тогда он в процентах 80 случаев выбирает песню, которую ты будешь петь на новых этапах. Но мне повезло, что три песни из пяти были по моему выбору. Среди них «Я люблю тебя больше природы», «Я тебя рисую». Мне повезло, конечно, не хотелось с какой-то фигней участвовать, это же «Голос», миллионы смотрят. И все получилось в лучшем виде, до полуфинала дошел. Осталась всего одна передача, но очень хорошо, что я в финал не попал. В противному случае были бы большие проблемы, потому что на тот день у меня уже был подписан договор, что с Латвийским симфоническим оркестром я буду играть Wonderful Town здесь, в Риге. Есть такой мюзикл. Мне очень повезло, я бы не знал, что делать, если бы попал бы в финал «Голоса».

В шоу-бизнесе каждый носит свою маску

У вас на «Голосе» наставником был Леонид Агутин, он вас чему-то научил в профессии?
Вы знаете, я его и до «Голоса» знал. Мы много раз беседовали с ним, я бывал у его отца. Леонид — очень отзывчивый человек, можно сказать, друг. Конечно, учиться у него можно уважению, терпению, музыкальности и всему остальному.

Никакого высокомерия с его стороны?
Знаете, если человек крупнее нас, то он и попроще. А так, я поварился в том котле, общался с исполнителями. В принципе, все они как из журналов и каждый день носят маски. Только дома или под воздействием вина их снимают и начинают говорить по-настоящему. Там у каждого из людей есть своя роль.

А вы сами готовы быть наставником?
Быть наставником — большая ответственность. Мне очень не нравится играть с судьбами молодых людей. Я пока не знаю, как конкретно подойти к конкретному человеку. Технически могу что-то рассказать, а в остальном...

Расскажите, как в вашем репертуаре оказалась песня «Я тебя рисую»?
Это было в 2006 году, когда на «Новой волне» праздновали 70-летие Раймонда Паулса. Был специальный день Маэстро, и я в нем участвовал. Паулс дал книгу и сказал: у тебя будет песня «Я тебя рисую». Как петь, не знаю, посмотреть, как звучит оригинал, — негде. Взяли с композитором Карлисом Лацисом текст, сделали чуть-чуть по-другому аккорды, и пошел я на пляж загорать. Дня за два до «Волны» мне звонят: «Интарс, приезжай, надо показать фонограмму, которую вы сделали к вечеру Паулса». Я говорю: «Какую фонограмму?» — «Фонограмму песни «Я тебя рисую». — «Она должна быть в фонограмме, значит?»

Я под пиво звоню Карлису, говорю жене: «Прости, я выезжаю, надо». Карлис в Яундубулты арендовал домик, там были компьютеры и все дела. Пока я ехал, он взял ноты и сделал фонограмму минут за 40. Приехал, спел и отвез главному режиссеру «Новой волны» Александру Ревзину. Там было много людей. Они все слушали, а я боялся — все, хана. А Ревзин: «Вот так надо делать, вот так! Все слышали? Вот так надо делать фонограмму, аранжировку».

Так и началась эра песни «Я тебя рисую».

Вам нравится, когда вас называют звездой?
Мы уже немного говорили об этом. Лайма Вайкуле, Вия Артмане — вот великие люди. А я пока ничего не сделал. Я не заслужил такого. Звезды падают, я верю в слово «слава», которое относится к Раймонду Паулсу.

12 лет со дня знакомства с Паулсом

Расскажите, что значит Раймонд Паулс в вашей жизни?
Кстати, познакомился я с ним лично — не через его музыку, не через «Миллион алых роз», а лично — ровно 12 лет назад, 23 марта 2005 года, на Латвийском радио. Я пришел, а он без всяких предисловий говорит, что я буду участвовать в «Новой волне».
И сегодня через журнал Открытый город очень прошу прощения у всех конкурсантов, которые в 2005 году отправились в Москву на отбор. Они поехали, не зная, что от Латвии в «Новой волне» буду участвовать я.

А потом вы работали с Паулсом, у вас с ним вышли диски.
Да, например, диск «Дай Бог» на стихи Евгения Евтушенко — суперпесни, супертексты, супер все вообще. Я благодарен Маэстро. Не забуду, как общались с Евтушенко. Мне даже странно было, потому что я знал про Евгения Евтушенко, видел по телевизору, когда был еще ребенком. И, конечно, Паулс — это была наша первая работа. Потом уже прошло там «Паулс, Бусулис & Kamēr» и проекты вместе с Марисом Бриежкалнсом.

Так что много мы с Паулсом сделали, и он меня приглашал, и я его — никогда не отказывал. Дружба шикарная!

«Я неудачи кладу на полку с надписью «Опыт»

Есть языки, на которых легче петь, легче шутить, легче ругаться?
Я владею двумя языками, и по мне легче шутить на латышском, а ругаться на русском.

А выпивать?
Выпивать на всех языках хорошо.

В России приходится. Как вам водка вообще?
Супер! Все думают, что мы тут пьем вино или пиво.

А вы?
Поддерживаю местные традиции. Но я так не бухаю, те времена закончились. Уже начал спортом заниматься, бегаю по утрам. Видите, как я хорошо выгляжу? (Смеется.) Приближаются концерты, надо планку держать.

Что вы больше всего цените в людях, а что ненавидите?
Знаете, в каждом есть и плохое, и хорошее, главное, чтоб он был интересным человеком. Если кто-то мне неприятен, я к нему просто не подхожу. Или подойду и спрошу: что ты такой хмурый сегодня? И все. Меня окружают сегодня только хорошие люди, которые улыбаются и наслаждаются жизнью.

Интарс, как вы преодолеваете неудачи, вам это тяжело дается или легко справляетесь?
Я неудачи кладу на полку с надписью «Опыт» и легко иду дальше. Много ли было таких моментов? Да, очень много — не только с «Евровидением», были проблемы с партнерами, с дисками, с организацией концертов и так далее. Но по сей день мы доверяем людям. С кем-то уже не работаем, но людям доверяем. И для нас самое главное — улыбка. Сейчас сами делаем концерты, своими руками выносим аппаратуру на сцену, потому что это легче. Не надо будет плакать потом, что виноват кто-то, пиши жалобу на себя.

Кокле своими руками

Какие инструменты, кроме тромбона, сегодня вам подвластны?
Я начал учиться играть на гавайском укулеле, знаете такой инструмент? И обязательно выучусь, надо же на концерте сделать для вас маленький сюрприз. Еще чуть-чуть умею играть на фортепиано, на тромбоне, конечно, на блок-флейте чуть-чуть. Да, и кокле владею. Кстати, сам и сделал. Стоит у моей сестры, она в студии занимается, ей нужны инструменты, которые звучат великолепно. Вот я такой и сделал. Из дерева. Так вот!

Да вы Страдивари!
Бусуляри!

Российский шоу-бизнес перестроился на живой голос, или до сих пор под «фанеру» все звучит?
Знаете, сдвиг небольшой есть. В тех же передачах Ивана Урганта вживую играют и поют, и очень даже неплохо звучит. Некоторые съемки тоже идут «под минус», но голос живой. Но еще есть куда стремиться. Надеюсь, все будет идти в эту сторону. Например, на витебском «Славянском базаре» уже есть целый конкурсный день с симфоническим оркестром. Так что жду, что скоро и на больших российских каналах будет больше музыки вживую. Знаете, очень хотелось бы узнать, как реально обстоят дела у всех. 

Кстати, я бывал на всяких день рождениях, неформальных тусовках (тусовки — хорошее слово?). И все поют супер. Валерия вообще идеально поет. Я не знаю, кто-то был на концерте? Я точно говорю, это супер. И Киркоров очень супер. Не знаю, почему предпочтение отдают формату с «фанерой». Может, боятся, что кто-то на концерте будет петь под фонограмму, а кто-то — живьем, и звучание по телевизору будет отличаться?

Скажите, как вы боретесь с ленью?
Если у меня есть лень, я не борюсь с ней никак. Сейчас пробую рано вставать, чтоб чуть-чуть спортом позаниматься. А потом ложусь спать, потому что после спорта приходит лень, и все. А потом, после 11, я уже начинаю что-то делать. Так что лень мне все время, есть такая болезнь. И каждый день не хочется ничего делать. Но мне нравится на концертах играть вместе с коллегами, которые точно не лентяи и репетируют со своими инструментами каждый день. Я просто не могу быть лентяем, должен держать их уровень.

Что вас вдохновляет? Какую музыку вы предпочитает слушать?
У меня в машине стоит 100 песен Easy Jazz Ballads, я их слушаю, расслабляюсь. Соул слушаю, музыку, которая не бьет по ушам.

А вдохновляюсь я природой, летом, осенью, весной, зимой. Меня вдохновляет город, из которого я родом, город Талси. Так что все вдохновляет: мама, папа, моя семья — жена, дети, собака, кот. Братья, сестры и их дети.

Назовите вашу любимую песню.
У меня много любимых песен. Слушаю их по настроению, но расслабляюсь только при джазовых балладах, о которых я говорил. И самая крутая баллада всех времен, по моему мнению, When I Fall in Love Нэта Кинга Коула. Она из таких песен, что я не знаю, как спеть. Вы же ее слышали? Или нет?

Ну и, конечно, песни из нашего репертуара — они все любимые. Их я спою на концертах, которые начнутся 29 апреля в Риге и по всей Латвии, и чуть-чуть даже за рубежом.

Татьяна Фаст, Владимир Вигман, "Открытый город"

14-04-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Юрмала 01.05.2017
Спасибо Интарс за ваше творчество, я вами просто горжусь.
Журнал
№1(94)январь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»