Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Надо стараться все делать хорошо: плохо оно само получится.
Андрей Миронов, cоветский актёр
Latviannews
English version

«Он может дать фору любому Дастину Хоффману»

Поделиться:
Яков Рафальсон. Фото: Янис Дейнатс.
5 ноября замечательный артист Яков Рафальсон отмечает 70-летие. А на следующий день в родном Рижском русском театре он будет принимать поздравления от друзей. В канун юбилея "Открытый город" попросил друзей Рафальсона рассказать о нем. Так сказать, коллективный портрет.

Профессор Плейшнер отдыхает

Владимир Вигман, заместитель главного редактора "Открытого города", международный гроссмейстер 
Владимир Вигман. Фото: Никита Кузьмин.
Никогда Яков Рафальсон не был так близок к провалу. Сотрудница аэропорта Бен-Гурион засыпала его вопросами, а он, краснея и бледнея, отвечал что-то невпопад. Наконец Рафальсон не выдержал, и, найдя меня глазами в толпе за оградительной лентой, крикнул в нарушение конспирации: «Вовка, объясни ей, она ничего не понимает». Все рухнуло.

Пока машина моего брата в ночи наматывала километры меж Галилейских холмов, я инструктировал Яшу, как надо отвечать на вопросы израильских секьюрити: «Тебя спросят, передавал ли кто-нибудь с тобой подарки? Ты скажешь: нет! Тебя спросят, сам ли ты паковал чемодан? Ты скажешь: да». «Почему?» — спрашивал Яша. «Иначе они тебя утопят в вопросах, и мы хрен успеем на самолет», — повторял я.

Но вся наша подготовка пошла коту под хвост. Там, где надо было сказать «нет», Яша сказал «да», а там, где «да», — «нет». После этого служба безопасности Бен-Гуриона взялась за нас обоих: «Вы знакомы? Где были? А как вы оказались в одном городе? Ах, у вас там родственники? И у вас, и у вас? Но вы при этом не родственники, как это возможно?»

Когда после перекрестного допроса нас отпустили на волю, я спросил у Яши: «Тебе не предлагали роль профессора Плейшнера?» — «Нет». — «Напрасно. Прокалываешься ты почище Евстигнеева».

Да, Рафальсон может перепутать кредитную карточку с э-талоном. Недавно он с российским режиссером Михаилом Борисовым вместо редакции Открытого города, где Рафальсон не чужой, поднялись пешком на пятый этаж соседнего дома. И когда недоразумение выяснилось, они совершили восхождение уже на другой пятый этаж — к нам. «Мало того, что Яша — Сусанин, так он еще и альпинист», — сказал Борисов, убедившись, что на этот раз они не ошиблись.

Вообще, все, что касается быта, в жизни Яши взяла на себя его жена Галя. Она трепетно ограждает его от мирской суеты. Она ему и любимая женщина, и управляющий, и стилист, и переводчик, и гид, который возит его по разным странам.

Однако при этом Рафальсон вовсе не рассеян. Он сосредоточен. Он никогда не перепутает текст своих ролей. Он пунктуален и точен во всем, что касается профессии. Как-то я увидел, как Яша на улице посреди людского потока учил роль. Словно в известных кадрах Дзиги Вертова, спешил куда-то народ, трамвай, звеня, совершал поворот, а он стоял с листами в руках и сосредоточенно учил текст, как будто вокруг никого не было.

Рафальсон потрясающе глубоко знает поэзию Серебряного века и в биографиях Марины Цветаевой и Осипа Мандельштама ориентируется получше иных литературоведов. Он ведь и учился в Ярославском театральном училище на чтеца. Когда Рафальсон поступал туда, преподаватель Виктор Александрович Давыдов сказал: «Мы принимаем по знакомству». — «По знакомству?» — «По знакомству! С Пушкиным, Толстым, Достоевским», — успокоил Давыдов. Со знакомствами Яша учителя не подвел. Он может часами читать стихи и прозу. Подозреваю, что большая зеленая игуана мужеского пола по имени Вася Высочество, которая живет в кабинете Рафальсона, уже готова защитить докторскую по филологии.

А еще Яша беззаветно любит друзей, коих у него огромное множество. «Я тебя должен познакомить с Элькой Баскиным... Как, ты не знаешь Мишу Борисова?.. Нет, мы обязательно должны съездить к Паоло Ланди... Жаль, что я не успел привести к вам Андрюшку Краско...» Стоит Рафальсону услышать, что ты нездоров, как он тут же лезет в свою записную книжку: «У меня есть та-акой врач!» Он дружит с актерами и предпринимателями, медиками и режиссерами, учителями и журналистами. Для всех он (Галкиными руками) готов накрыть стол в своей небольшой квартире под крышей многоэтажного дома в Пурчике. Этот «ресторан» он предпочитает мишленовским. Не так давно мы сидели здесь с голливудским актером Элией Баскиным, с которым Яша в далекие 1960-е отправился из Риги в Москву покорять театральные подмостки. Гостя Рафальсон принимал вполне по-голливудски — водочкой под селедочку и пельменями...

«Удивительное ощущение, как будто и не прошло пяти десятков лет, — задумчиво произнес Баскин в такси, когда мы возвращались от Рафальсона. — Яша точно такой же, только чуть-чуть больше морщин. Но у кого их нет?»

Мой друг Рафальсон утверждает, что ему исполняется 70. Уверен, что он опять что-то напутал. Ведь это не роль и не любимые им стихи. Это жизнь. А в ней Яша всегда находит место для мистификаций.

«Мы с Яшей уже сроднились»

Раймонд Паулс, композитор
 
Раймонд Паулс/LETA.
Мне повезло встречаться с Рафальсоном на сцене, мы очень долго играем в замечательном музыкальном спектакле «Одесса, город колдовской…» по мотивам произведений Бабеля. Так что с Яшей мы, можно сказать, уже сроднились. Спектакль поставлен остроумно, в нем царит неповторимая одесская атмосфера, а текст произносят с этим удивительным одесский выговором. Все это Рафальсону очень близко, и он великолепно преподносит своего колоритного Фроима Грача.

О «музыкальности» Яши ходят легенды. Когда я предложил Рафальсону петь, он изумился, напомнив, что у него ни голоса, ни слуха. Тогда я ответил, что от него вовсе не требуется вокал. И он запел.
Яша всегда страшно волнуется перед спектаклем, просит меня эту песенку отрепетировать. А после «вокального дебюта» в собственном театре однажды похвастался, что уже в Опере поет. Вот и выходит, что я в очередной раз помог кому-то сделать музыкальную карьеру.

Яков Рафальсон — один из самых уважаемых артистов в театре. Он блестяще владеет актерским мастерством. И главное, обладает такой мощной харизмой, что как только появляется на сцене, мгновенно притягивает к себе внимание публики. А еще он веселый, остроумный, знает миллион анекдотов и в любой момент может рассказать какой-нибудь на соответствующую моменту тему.

На свой юбилейный вечер Яша нас с женой в театр пригласил. Может быть, выйду на сцену — посмотрю по ситуации.

В любом случае желаю Яше здоровья! И чтобы все было в порядочке!

«Рафальсона мне Бог послал»

Паоло Ланди, итальянский режиссер, профессор Ричмондского университета (США, Виргиния), в Рижском русском театре поставил спектакль «Голодранцы-аристократы»:
Паоло Ланди.
С Рафальсоном мы познакомились в 1992-м. Это был важный год и для вашей страны, и для меня — я получил диплом, женился, у меня родился сын. Тогда-то и сошлись наши пути с Яковом. В Рижском русском театре я смотрел спектакль «Черная комедия». Рафальсон в нем играл эпизодическую роль — он тогда был новичком, только приехал в театр. Но я увидел его и вдруг понял, что хочу с ним работать. И не в каком-то конкретном спектакле, конкретной роли — вообще. Редко так получается, что режиссер находит идеального для себя актера. Видимо, мне его Бог послал.

С тех пор мы много работали, отдыхали вместе, сдружились. Яков зовет меня братом, я тоже считаю, что хотя мы не родные по крови, но душой мы братья. Я очень рад, что нашел своего брата, родившегося так далеко от Италии.

Пусть Бог хранит его чувство юмора и энергичность, актерский дар.

«Берегите его — это национальное достояние Латвии!»

Михаил Борисов, заслуженный деятель искусств России, лауреат премии Правительства РФ в области культуры, заведующий кафедрой режиссуры театрального института им. Б. Щукина, профессор
Михаил Борисов/ТАСС.
В начале 1980-х я был главным режиссером Томского театра драмы, в котором тогда работал Яков Рафальсон. Нельзя забыть, как гениально Яша играл Расплюева в моем спектакле «Свадьба Кречинского».

Совершенно не приспособленный к реальной человеческой жизни, этот небольшого роста человек может на сцене дать фору любому Дастину Хоффману, если говорить об актерской энергии, глубинном чувстве комедийной ситуации и смелости сценической импровизации. В Риге за эти годы он совершил немало творческих подвигов: Яков первым из артистов-нелатышей вышел на сцену Национального театра драмы и сыграл на латышском языке, он — звезда латышских телесериалов и полнометражных фильмов.

Если у вас сложилось впечатление о благополучном, самодовольном артисте, немедленно сотрите его в своем сознании: более нелепого человека в жизни вы еще не видели. Он все время попадает в анекдотичные ситуации. Вот последнее, что он рассказал о своих трагических взаимоотношениях с реальностью.

Поздно вечером после спектакля Яков подошел к уличному банкомату в центре Риги, чтобы снять немного денег. Запустил карточку, набрал PIN-код, сумму и стал ждать. Однако автомат отказал в выдаче требуемой суммы. Яков снизил уровень алчности и запросил меньше. Банкомат вновь отказал, при этом не вернув карточку. Огорченный Яков отправился домой. Но войдя в трамвай, он не обнаружил э-талона, зато нашлась его банковская карта. Тут-то артист понял, что по трамвайной карточке банк не ограбишь...

Видно, жизнь очень строго очертила границы пространства, где он может существовать. И пространство это — сцена. Там он становится красив, высок, целесообразен и сметлив. В работе с ним режиссер может перестать следить за своей фантазией, ибо этот артист мгновенно выполняет все, что приходит в режиссерскую голову на репетиции. Технических проблем для него не существует. Когда-то в Томске считалось, что Яков не поет. Теперь обожающий его Раймонд Паулс пишет для него специальные вокальные номера.

Если бы человеку было дано выбирать, где бы он хотел прожить свою жизнь, Рафальсон наверняка выбрал бы книжный шкаф. Там бы ему было комфортно, тепло и сытно. Он книжник до мозга костей и великолепно читает стихи и прозу с эстрады. Я с ним сделал уникальный моноспектакль «Пятый голос!», где он играл, да-да, именно играл, сложнейшую литературную композицию вместе со струнным квартетом Томской филармонии. Спустя пятнадцать лет мы повторили постановку в Риге под названием «Рафальсоната».

Если у вас сложилось впечатление, что это агнец Божий, немедленно сотрите и его в своем сознании, как и первое ошибочное. При столкновении с непрофессиональным режиссером или артистом он
свирепеет, сходит с ума, не спит ночами. Как-то на постановку классической пьесы в театр пригласили известного режиссера, обладателя «Золотой маски». Придя на первую репетицию, постановщик с места в карьер попросил артистов выйти на сцену и сделать несколько этюдов. Яков осведомился у режиссера, не хочет ли он сначала поведать артистам о своем замысле. Тот настаивал на своем: «Нет, зачем? Пьеса известная, этюды самые простые. Вы поработайте, а я просто посижу, посмотрю, как зритель». «Если вы зритель, то вы рано пришли!» — сказал Яков и ушел с репетиции.
Только не подумайте, что это каприз «зазвездившегося» артиста. Нет, просто, поступив иначе, он может получить инфаркт.

Он виртуозно играл главную роль в моем спектакле «Случайная смерть анархиста». Это был фейерверк приспособлений и пристроек мастера итальянской комедии масок. Недаром потом он был приглашен итальянским режиссером поиграть в тамошнем театре.

Вот уже шесть лет невозможно достать билеты на спектакль Национального театра «Женат и свободен» Дарио Фо, где Яков блистает в трагикомической роли мужа. Он самой природой предназначен для трагикомедии, так как это его не только сценический, но и жизненный способ существования.

Мы душевно сошлись с ним сразу, еще тогда, в Томске, и вот уже тридцать лет работаем к взаимной радости. Лучшего артиста я в жизни не видел. Берегите его — это национальное достояние Латвии!

Бордовый пиджак для благородного человека

Галина Российская, артистка Рижского русского театра имени Михаила Чехова
 
Галина Российская.
Рафальсон — артист штучный. И человек штучный. Я отношусь к нему с большой теплотой и огромным уважением.

Где бы он ни был, на гастролях или просто в путешествиях, его любимые места — книжные магазины, антикварные лавочки да рыночки. А вот что касается одежды, то к ней он абсолютно равнодушен. Эту часть контролирует его жена Галя.

И вот лет 20 назад мы с Яшей в каком-то городе искали книжный магазин. Но по пути попался универмаг, и я буквально затащила его туда. «Мне ничего не надо» — сопротивлялся он. И вдруг я увидела модный бордовый пиджак. «Яша, надень, это твоя вещь!». — «Ты с ума сошла, я такое никогда не надену!» — «Но ты в нем такой неотразимый!» В конце концов Яша под нашим с продавщицей натиском сдался, только и вымолвив: «А Галка меня с ним не выгонит?» Пиджак стал его любимой вещью. Яша часто долго с ним не расставался, потом сдал в театр и в каком-то спектакле еще вышел в нем на сцену...

Есть качества, которые нельзя сыграть, — интеллигентность, благородство. В Яше они заложены изначально. Он — настоящий, и по сей день сохранил какую-то наивность, чистоту, доверчивость.

Дай ему Бог здоровья! И чтоб до 120!

Душа общества и король сцены

Янис Стрейч, кинорежиссер, почетный член Академии наук Латвии 
Янис Стрейч/LETA.
Мой друг Яша - душа общества и король сцены. Магнетизм его обаяния покоряет в обоих случаях. Он гвоздь любого спектакля, украшение любой компании. Он любимец латышей, русских, евреев, поляков и "разных прочих шведов". Дай Бог нам радость долго-предолго блаженствовать, наслаждаясь его талантом, ибо артис Яков Рафальсон - живая легенда и Божий дар для всех любителей театра и кино Латвии.

Спектакль спасла молитва

Игорь Чернявский, артист Рижского русского театра имени Михаила Чехова
Игорь Чернявский.
Рафальсон пришел в наш театр в 1991-м, и мы скоро стали близкими друзьями. Партнера такого уровня у меня, наверное, больше не будет. У нас с ним актерское взаимопонимание с полувзгляда, с полуслова. Вряд ли кто-то из коллег может похвастается таким количеством работ в тандеме: «Ужин дураков», «Голодранцы-аристократы», «Одесса, город колдовской...», «Дядюшкин сон», «Человек и джентльмен»… Всего и не перечислишь.

Он невероятно правдив на сцене, в нем есть искренность и глубина проживания. Трагическая притча «Король и шут», поставленная в 2004-м Феликсом Дейчем, — одна из лучших Яшиных работ. Он играл знаменитого Соломона Михоэлса, а я — актера Михаила Зускина. Четыре года спектакль шел при полных залах на малой сцене, побеждал на фестивалях. В нем было нечто инфернальное, все-таки затронули души великих еврейских артистов. И оба мы в процессе репетиций то разбивали руки, то получали какие-то занозы. Потом Яша попал в больницу с сердечным приступом, работа была остановлена. Не успел он выйти, как через неделю мы оба заболели дикой формой гайморита. А на премьере для VIP-персон начали — и через 15 минут вырубился компьютер, погас свет и только дежурные лампочки включились. Помню тихий голос Дейча: «Ребята, продолжайте». И дальше был только наш диалог, без звукового сопровождения.

Наконец мы спросили у раввинов, что же нам делать, и те посоветовали заказать поминальный кадиш — еврейскую молитву. Ведь оба героя были мучениками, сталинскими жертвами. Тогда там, где мы играли или откуда люди приезжали к нам смотреть спектакль — в Москве, Киеве, Риге и Нью-Йорке, — был отпет поминальный кадиш, и все несчастья прекратились. А спектакль с неизменным успехом шел повсюду...

Словом, хочу пожелать, чтобы актер Яков Рафальсон и дальше был востребован и испытывал радость от творчества. Дай Бог, чтобы не подвело здоровье и все было хорошо в семье. Я его очень люблю.

"Открытый город" 

03-11-2016
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№6(111)Июнь 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»