Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?
Сергей Капица, российский учёный-физик, телеведущий
Latviannews
English version

Александр Вешняков: «Никакой угрозы со стороны России для Латвии нет»

Поделиться:
Фото: Никита Кузьмин.
Фото: Никита Кузьмин.
Отношения Латвии и России сегодня переживают самые худшие времена за последние пару десятилетий. Как преодолеть страхи и фобии, что будет с экономиками наших стран, и наконец, кто победит на предстоящих выборах в России и Латвии, — обо всем этом шел разговор на заседании смарт-клуба "Открытого города" с послом России в Латвии Александром Вешняковым. По традиции, сначала клуб дает возможность высказаться гостю, а потом засыпает его вопросами. Freecity.lv публикует дискуссию из второй половины встречи. Полностью же материал можно прочесть в свежем номере журнала "Открытый город". 

Ложка меда в бочке с дегтем

Есть такая фраза: «Когда говорят пушки — музы молчат». А когда пушки еще молчат, но уже расчехлены, дипломаты в это время что делают? Например, вы встречаетесь с латвийским министром иностранных дел Ринкевичем?

У меня происходят контакты с МИДом Латвии, но не с Ринкевичем. У нас даже есть план совместных мероприятий, который был подписан более года назад на уровне первого замминистра иностранных дел России Владимира Титова, который сюда приезжал, и госсекретаря МИДа Латвии Андрейса Пилдеговича. Этот план в значительной части выполняется. Мы не свернули и не закрыли наши дипломатические отношения.

Недавно я встречался с вашим новым министром сообщения Улдисом Аугулисом, который сказал, что первый посол иностранного государства, которого он принимает в новой должности, — это посол России. Встреча была организована по инициативе латвийской стороны, чтобы обсудить, как сохранить транзит.

На прошлом Балтийском форуме я сказал, что в результате заморозков, которые были у нас в 90-е годы, заржавела одна труба на Вентспилс, а нынешние заморозки могут привести к ржавеющим рельсам на латвийском направлении. Тенденция к этому, к сожалению, есть. Господин Аугулис попросил меня организовать встречу с министром транспорта России Соколовым, и 14 апреля такая встреча состоялась.

У нас всегда были тесные контакты в сфере культуры. Но нынешний министр Даце Мелбарде меня не принимает. Хотя нам есть о чем говорить. Каждые три года подписывается программа культурного сотрудничества. В прошлом году она закончилась. Наша сторона предложила продолжить, латвийская почти полгода изучала, потом сказала: мы подписывать пока не будем, у нас нет средств. Хотя в программе в основном были заложены намерения, там нет прямых финансовых затрат.

Тем не менее, мы со своей стороны готовы поддержать «Золотую маску», Рижский русский театр. Чтобы добавить оптимизма нашему суровому разговору, перечислю несколько интересных культурных мероприятий, которые нас ждут впереди. 12 июня, в День России, посольство традиционно организует прием, и вечером в концертном зале «Дзинтари» выступят Елена Ваенга и Интарс Бусулис. 4 июля Константин Хабенский и Юрий Башмет с симфоническим оркестром «Новая Россия» представят программу «Параллельные миры. Русское искусство ХХ века. Часть первая». А 19 июля мы приглашаем на концерт Дмитрия Хворостовского и Элины Гаранчи. С 30 сентября по 16 октября пройдет фестиваль «Золотая маска в Латвии», как всегда, в трех городах — Риге, Вентспилсе, Лиепае.

Кстати, в этом году на «Золотую маску» выдвинут мюзикл «Золушка» — совместная работа легендарного Раймонда Паулса и Михаила Швыдкого. Я надеюсь, что он победит в ряде номинаций.

И еще одни гастроли пройдут 12-13 декабря в Риге — Государственного Большого академического театра. Это будет мировая премьера одноактных балетов Светланы Захаровой и солистов Большого театра. Так что культурное сотрудничество никакие министры не остановят.

Кстати, наша сторона еще одну программу предложила. Ее привез Михаил Швыдкой, который приезжал на юбилей Раймонда Паулса. Он человек очень авторитетный в сфере культуры. Выходим на госпожу Мелбарде, говорим: давайте встретимся, обсудим. Нет времени. Ну что ж, раз закрыты двери, стучаться туда больше не будем.

Будем работать с теми, кто к этому готов, есть другие министры, есть бизнес, есть разные политики. Кстати, с мэрами всех крупных городов у меня нормальные человеческие и дипломатические отношения. Мы за развитие взаимодействия и по линии туризма, и по линии бизнес-проектов. Мы двумя руками за то, чтобы работала народная дипломатия. Именно местные самоуправления могут внести в наши отношения ту ложку меда, которая будет облагораживать бочку с дегтем.

Молчаливых несогласных все больше

В Риге дипломаты разных стран часто встречаются в неофициальной обстановке. Интересно, что говорят ваши европейские коллеги о ситуации с санкциями?

Не буду никого называть персонально, но ряд послов почти солидарны с нами по многим оценкам. В том числе по санкциям, что надо как-то из них выходить. Более того, есть дипломаты, довольно нелицеприятно отзывающиеся о латвийской политике.

Что мы сегодня видим? Латвия, Литва, Эстония, Польша — вот главный контингент, который возбуждает разного рода антироссийские решения. И под них начинают подстраиваться европейские гранды. Правда, то, что дипломаты говорят за рюмкой чая, и то, что они говорят публично, не всегда совпадает.

В Латвии есть политики, которые убеждены, что Россия — реальная угроза и, исходя из этой логики, надо выстраивать с ней отношения. Но есть и те, кто на словах говорит что-то похожее, а думает по-другому. Недавно прочитал интервью одного бывшего министра, который сказал, что в Латвии есть часть русофобски настроенного населения, очень громкая, звонкая, задающая соответствующий тренд. А есть и сомневающиеся, и даже несогласные с такой позицией, но они молчат. Так вот, на мой взгляд, со временем таких несогласных молчаливых будет все больше. А некоторые из них заговорят. И вот тогда мы, наверное, выйдем из того кризиса отношений, о котором сейчас говорим.

Сотрудничество по линии таможни не прекращается

Как ни странно это звучит в нынешней ситуации, сейчас удачный момент для России с точки зрения экспорта из-за разницы курса валют. Латвия — подходящая страна для выхода на европейские рынки, но мешают сложности на российско-латвийской таможне. Можно ли как-то повлиять, чтобы уменьшить количество преград?

Согласен, что кризис — это не только потери, но и новые возможности. К примеру, для нашего сельского хозяйства: в прошлом году мы впервые поставили зерна на 20 миллиардов долларов на внешний рынок. Это больше, чем мы заработали на экспорте вооружения!

Что касается сотрудничества по линии таможни, то оно не прекращается. Совсем недавно на границе Россия–Латвия в присутствии руководителя Федеральной таможенной службы РФ Андрей Бельянинов, гендиректора СГД Латвии Инары Петерсоне и директора Таможенного управления Сандры Карклини-Админе был открыт пункт пропуска «Виентули».
Я считаю, что искусственных преград для бизнеса, который обретает новое дыхание, не должно быть. Кстати, у нас в посольстве трудятся два сотрудника Таможенной службы России — как раз для координации действий в трех странах Балтии и «расшития» узких мест.

Мы отмечаем, что те, кто стоит на земле, понимают, как много в Латвии зависит от богатства ее географического положения. И даже ту стену, которую Латвия строит на границе, строят осмысленно — чтобы нелегалы не проникали ни в ту, ни в другую сторону. И не надо это представлять как стену против России. Это нормальная защитная пограничная полоса, которая должна быть между государствами, сохраняющими границу.

Хорошая новость из Китая

Если учесть, что санкции когда-нибудь отменят, смогут ли латвийские товары вернуться на российский рынок в том же объеме?

Думаю, нет. Может быть, только какие-то эксклюзивные, ну, те же шпроты. Но в меньших объемах, потому что вы потеряете здесь часть производства. А некоторые товары будут просто заменены нашей продукцией, для которой наступило благодатное время.

Но одну хорошую новость могу сообщить. Если ваша страна сможет ею грамотно распорядиться (а не так как поступила с нефтяной трубой или с газовым проектом, который мог приносить вам полмиллиарда евро каждый год на транзите и хранении газа), то у этого направления есть перспективы. К вам серьезно присматривается Китай.

Бизнес уже знает, что есть предварительные договоренности по строительству терминалов, логистики в Белоруссии. Но одной Белоруссии мало, Китаю все равно нужен выход к морю. А море — это Клайпеда, совсем близко, и Рига, немножко подальше, но с явным преимуществом, потому что Рижский порт имеет еще массу возможностей для развития. В 2014 году он дошел до высшей точки в перевалке грузов — 41 миллион тонн, а потенциально способен дойти до 100 миллионов тонн. На европейском побережье, не только балтийском, нет такого другого порта, у Латвии здесь уникальные возможности. Так вот, если грамотно выстроить отношения и с Китаем, и с Россией, и с Белоруссией, то может быть серьезнейший рывок в транзитной сфере.

В этом году в Риге пройдет конференция под названием «16+1». Из Китая приедут не только высокие официальные лица, но и примерно 300 представителей бизнеса. Вот если найдете правильный ключ к развитию этих возможностей, тогда можно уже не только шпротами заниматься, а и другими, более масштабными проектами.

Никакой угрозы со стороны России по отношению к Латвии нет

В одном из интервью секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев заявил, что если НАТО поддержит Турцию, то Россия войдет в страны Балтии. Как вы прокомментируете это заявление высокого государственного лица?

Не помню, как Патрушев по этому поводу высказывался, но помню, что говорил Жириновский. Полагаю, такого рода высказывания на руку русофобам. Могу сказать, что абсолютно никакой угрозы со стороны России по отношению к Латвии нет.

Как вы для себя объясняете, что страны Балтии, Польша и Украина сегодня занимают такую жесткую позицию? Это происки всемогущего Госдепа или есть вина и с российской стороны?

Если коснуться Украины, то в том, что там произошло, есть и происки США, и недоработки России. Это до какого же уровня дошла коррупция в стране, народ действительно был крайне возмущен. А потом ситуацию оседлали те силы, которые развернули вооруженное восстание и совершили государственный переворот. В этом Россия тоже виновата: плохо работали — и разъясняли, и отслеживали те процессы, которые там происходили.

Если говорить про балтийские страны, то я сошлюсь на ситуацию августа 2008 года. Сейм готовил тогда резолюцию «Об агрессии России против Грузии» и планировал встретиться с послом Грузии, а вот посла России в повестке дня вообще не было. Я пытался уговорить латвийское руководство, МИД и ваш Сейм не принимать скоропалительных решений. Вышел на лидеров всех фракций, говорю: почему вы на основании односторонней информации готовы принимать решение? Почему игнорируете мнение и позицию России?

Тогда мне сказали: ну, приходите. Я предложил на заседании комиссии Сейма: чтобы лучше понимать ситуацию, делегируйте группу депутатов, которая поедет и на месте посмотрит, что происходит. Я брал на себя ответственность организовать такую поездку. Отреагировала только одна партия — Центр согласия. Остальные отказались.

Позиция латвийского общества была тогда такой: 33% поддерживали грузинскую сторону, 33% — российскую. И, видимо, чтобы продавить решение Сейма в редакции, категорически осуждающей Россию, прямо в рядах депутатов Сейма во время голосования находился посол США.

А вы где были в это время?

Меня на голосование не приглашали. Ну, и приняли соответствующую резолюцию. Почему? На мой взгляд, потому что страх, недоверие и проамериканская услужливость движет вашей элитой.

Это относится и к нашему времени. Постоянно нагнетается страх. Ведь до чего дошло — сегодня мне сами латыши, разумные люди, говорят: что же получается, в мире есть четкая позиция по оценке 20-го века, где абсолютным злом признана нацистская Германия. А сейчас я читаю латышскую прессу и вижу, что в обществе формируется сознание того, что главным злом 20-го века был Советский Союз. И те, кто с ним боролся, в том числе в рядах нацистской армии, — герои. А те, кто воевал с фашизмом, — оккупанты. Но это фальсификация истории Второй мировой войны.

Я не обеляю сталинский режим и сталинские репрессии. Могу сослаться на распоряжение правительства Российской Федерации от августа 2015 года, утвердившее Концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, где в преамбуле прямо написано: пока мы не увековечим память жертв тех политических репрессий, не назовем вещи своими именами, мы не можем называться правовым государством.

А смещать акценты, извращать историю так, как делают некоторые государства, искусственно нагнетая страх, ненависть к соседнему государству, — опасно. Не надо забывать, кто был абсолютным злом в 20-м веке и какую цену мы заплатили за победу над ним. Сегодня же абсолютное зло — это международный терроризм, ИГИЛ.

За образованием в Россию

Повлиял ли негативный фон отношений России с Латвией на желание латвийских выпускников получать высшее образование в России?

Программа поступления в российские вузы продолжает работать, несмотря на то, что в Латвии ее преподносят под соответствующим соусом. В этом году конкурс только увеличился, было 200 человек на 85 мест, а в прошлом — 175.

Мы в порядке исключения на обращение латвийских школ, желающих посетить Россию, в ответ даем визы без взимания консульского сбора. Это для школ немалые деньги. Делегации бывают по 30-40 человек, умножьте на 35 евро — получается за тысячу. Так вот, в прошлом году полторы тысячи таких бесплатных виз Россия в лице посла сделала.
Молодежь должна увидеть реальную российскую жизнь. Пусть посмотрят и делают выводы для себя. Тогда, может быть, будущее поколение будет по-другому смотреть и на соседнюю страну, и на политику, и на наши международные отношения.

Демократия не для всех

В свое время вы, будучи главой Центризбиркома России, стали одним из авторов конституции Чеченской Республики. Как вы считаете, Россия решила проблему Чечни?

Я Чечню знал, когда Грозный был в развалинах. Это Сталинград 1943 года. Хорошо помню, как народ на площади в Гудермесе просил: Россия, сделайте что-нибудь, остановите эту бойню, ведь столько уже крови пролилось! Совершенно правильным было решение провести референдум, принять конституцию, в которой четко ответить на вопросы, где Чечня, с кем она. А В.Путин, с которым у меня был на эту тему разговор, предложил: давайте одновременно предложим на референдуме проект законов о прямых выборах президента Чеченской Республики и парламента. Так я стал одним из авторов той конституции и законов о выборах.

Референдум прошел в марте 2003 года. Да, он проходил в непростых условиях, были и диверсии боевиков, теракты, но абсолютное большинство населения выразило свою позицию. И только с принятием конституции и законов о выборах в республике начался процесс мирного строительства. Это был выход из ситуации. Посмотрите на Чечню сегодня! На Грозный посмотрите, на Гудермес. Главное, что там есть — мирная жизнь. При тех недостатках, которые я тоже, как и вы, вижу.

А теперь сравните это с ситуацией в Ираке! Какой сейчас Ирак? Вот вам два разных подхода — в «недемократической» России, которая установила мир в Чеченской Республике, и в демократическом западном мире, который, внедряя демократию в Ираке силой, добился там хаоса.

А чем вы объясните особое положение Кадырова в политической элите России?

Поймите, Россия — страна огромная и многонациональная, где очень разный уровень развития ее внутренних частей. Есть части, прежде всего — кавказские республики, где демократия, если ее применять в том виде, в каком она существует в западных странах, будет работать против себя, она превратится в то, во что превратилась в Ираке, Ливии, Сирии.

Раз вы создавали конституцию Чечни, может быть, вас сейчас пошлют в Сирию конституцию создавать?

Нет, не пошлют.

А прогноз по будущему Сирии у вас какой?

Хочется верить, что основные игроки на мировой площадке, которые влияют на эти процессы, смогут договориться, чтобы проблемы были разрешены политическим путем. Думаю, Сирия останется единым, светским государством. Не исключаю, что какие-то варианты с Башаром Асадом могут быть. Могу пофантазировать, что может появиться вице-президент от оппозиции. Но подчеркиваю, это только моя фантазия.

Выборы по правилам

Недавно Владимира Чурова на посту главы Центризбиркома России сменила Элла Памфилова. Многие в этом видят проявление оттепели. Это так?

Если одним словом, то да. Кстати, Элла Памфилова мне позвонила после избрания, предложила встретиться. У нее есть кредит доверия ряда общественных сил, правозащитных организаций, партий, это большое дело. Но справится ли она в такой непростой ситуации, сможет ли сформировать сильную профессиональную команду, говорить «нет», в том числе власть имущим, — это покажет время.

Недавно Катерина Гордеева из «Медузы» меня спрашивала, верю ли я, что в России возможны справедливые, демократические выборы? Я говорю: да. И привел в пример последние выборы мэра Москвы. Это было два года назад. Практически все оппозиционеры, в том числе Алексей Навальный, в выборах участвовали и их признали.

При политической воле, которая должна идти от первого лица государства и реализовываться через избирательные органы и при содействии государственных структур, это вполне возможно.

Как в таком случае будут выглядеть результаты сентябрьских выборов в Госдуму России?

«Единая Россия» наберет много, преодолеют 5%-ный барьер КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», будут в Госдуме возможно и другие партии. По цифрам не скажу, не готов.

А если заглянуть в 2018-й год, на президентские выборы?

Мне легче про Латвию говорить, чем про Россию, я же здесь живу.

А по Латвии можете дать прогноз?

Что касается парламентских выборов, то вряд ли «Согласие» наберет больше тех 28,36%, которые оно набирало в 2011 году. На первом месте, возможно, будет Союз «зеленых» и крестьян. «Единство» вряд ли получит больше того, что социологи прогнозируют на данном этапе, даже при ребрендинге. Хотя до ваших парламентских выборов еще далеко, а время многое может изменить.

Александр Альбертович, вы живете и работаете в Латвии 8 лет, что по дипломатическим меркам два срока. Вам здесь так нравится или латвийские власти не хотят с вами расставаться?

И то и другое. (Смеется.) Но, вообще говоря, мой случай не такой уж редкий. Например, в Белоруссии Александр Суриков, бывший губернатор Алтайского края, работает послом уже 10 лет. Посол России в Финляндии Александр Румянцев, бывший министр атомной энергетики, — 9 полных лет на одном месте. Так что я еще молод.

Татьяна Фаст, Владимир Вигман, "Открытый город"

Полностью материал о встрече с послом России в Латвии Александром Вешняковым читайте в майском номере журнала "Открытый город"  

13-05-2016
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№5(110)Май 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Большая игра Даны Рейзниеце - Озолы
  • Замок для либерального националиста
  • В латышских школах зазвучит русская речь
  • Барышников у Херманиса репетирует  Папу Римского
  • Звезда по имени Российская
  • РКИИГА - 100 лет!