Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Имей мужество пользоваться собственным умом.
Иммануил Кант, немецкий философ
Latviannews
English version

Как Мартин Дукурс не стал американцем

Поделиться:
Мартин Дукурс/ibsf.org.jpg.
Мартин Дукурс по-прежнему остается королем скелетона. Еще один сезон позади, еще три титула в кармане — чемпиона мира и Европы, а также обладателя Кубка мира. На протяжении последних семи лет ему нет равных. Нигде. И этот «экспресс Дукурса» не остановится до тех пор, пока не будет достигнута главная цель, пока не сбудется самая заветная его мечта — завоевание олимпийского золота. Две попытки оказались относительно неудачными, если таковыми можно считать серебряные медали. До третьей ждать остается недолго.

Всего-то два года до Игр-2018, его четвертых в карьере. Южнокорейский Пхенчхан, хочется верить, не преподнесет неприятного сюрприза, как это уже было в Ванкувере и Сочи. «Кореец Сунбин Юн? Да, парень прибавляет не по дням, а по часам. Ну что ж, будем бороться. Других вариантов у меня нет», — эсэмэску примерно с таким содержанием я получил от Мартина Дукурса после поздравления его уж не помню с какой победой. И ведь немудрено — сколько их уже было...

Сумасшедшая серия в 44 победы

«Кореец этот, разумеется, тревожный звоночек для меня. И его победа в Санкт-Морице неслучайна. Что он из себя представляет? Он, по сути, идеальный исполнитель. Он робот, очень педантичен и талантлив. Да и манера езды у него своеобразная. Бесчувственная какая-то. Я бы так сказал. Так что его надо иметь в виду», — Мартин Дукурс в курсе своей главной угрозы.
Если навесить на него все медали, дать в руки все кубки и призы, самого спортсмена трудно будет разглядеть за всеми этими наградами (в его коллекции не только «Большие хрустальные глобусы» за победы в общем зачете Кубка мира, но и семь титулов чемпиона Европы и четыре — чемпиона мира, чего вообще в истории скелетона никогда не было). Коллекция богатейшая — только на этапах Кубка мира у него 44 победы!

Мартину 31 год, самый расцвет. Так что планы он продолжает строить наполеоновские. Впрочем, при очередной встрече хотелось поговорить не об этих всех медалях, секундах и рекордах, не о нескончаемой череде побед, которые, признаемся, стали вроде как дежурными, а о закулисье. Что происходит по ту сторону стартовой эстакады, какую роль в его успехах продолжает играть семья, что стоит за этой успешной историей титулованного спортсмена, кто он — Мартин Дукурс?

«Ревизия всех своих наград? Знаешь, года четыре назад я собрался и все посчитал. Сейчас снова накопилось неучтенное. Все никак не могу найти время еще раз привести все в порядок. Коллекция наград на самом деле очень внушительная, и с каждым годом она становится все больше, – говорит Мартин Дукурс. – Но никакого чемпионского уголка я не делал и делать не буду. Мне гораздо ценнее эмоции, которые я переживал, их завоевывая. Вот это важно. Лучший ли я скелетонист на планете? Если говорить о зачетных очках, то да. Но поверь, я не ложусь спасть с этой мыслью и не просыпаюсь с нею. Это точно. Не думай, что я скромничаю. Но какого-то величия за собой не наблюдаю. Четырехкратный чемпион мира? Ну и что? У меня из-за этого достижения ничего не поменялось».

Странный вопрос олимпийского чемпиона

Прошедший сезон у Мартина Дукурса получился на редкость спокойным, без потрясений. Во всяком случае, так кажется со стороны.

«Особенно я был удивлен чемпионатом мира, — рассказывает Мартин. — Я видел, как россияне серьезно готовятся к стартам в Иглсе, как они настроены. Они все время не вылезали из Австрии. И, надо сказать, здорово прибавили в старте. Я-то думал, ну ладно, где-то во второй части трассы попробую что-то отыграть. А вышло так, что и наверху я был лучшим. Для меня самого это стало неожиданностью. Сезон получился фантастическим, в том числе и в Северной Америке. Я просто наслаждался гонками. Не прогадал и с новым санями. Так что, как говорится, все шло как по маслу».

Конкурентов у Мартина Дукурса всегда хватало. И каждый раз он оставлял их позади. Правда, на самых главных состязаниях — Олимпийских играх, везет почему-то не латвийскому королю скелетона, а Джону Монтгомери или Александру Третьякову. О канадце, кажется, все уже забыли. Третьяков хоть и не завершил карьеру, но после сочинского «золота» у него наметился явный спад. И, по большому счету, нашему Дукурсу он уже не конкурент.

«Сейчас Третьяков выглядит каким-то немотивированным. Вспоминаю один случай. Едем мы с ним на машине наверх, на старт, и он меня спрашивает: Мартин, тебе интересно с нами гоняться, ты всем привозишь по три десятые, нам тут делать нечего?.. Я поначалу даже очумел. Думал, он шутит. Или у него ирония такая. Я, честно говоря, не понял вопроса, который мне задал олимпийский чемпион Сочи, — Мартин на самом деле выглядит удивленным. — Я могу сказать только одно: я никого не обманывал, не жульничал, всегда гонялся честно. Удача? На удаче невозможно так много выигрывать. Хотя в спорте без нее — никуда. Ведь и у меня не всегда все идет гладко. Несколько лет назад на этапе Кубка мира в Кенигзее я перевернулся и в итоге стал шестым. Почему? Шел на риск, но прогадал. Моя ошибка. Это стало мне уроком на будущее».

Предложение от американцев

Сегодня как-то странно вспоминать времена перед Играми-2014, когда Мартин и Томас Дукурсы вместе со своим отцом Дайнисом сетовали на нехватку средств, на другие проблемы. Вот именно что сетовали, а не жаловались. Они вообще не из тех, кто плачется. Однако было им тогда и предложение сменить гражданство.

«Из этого мы никогда не делали секрета. Еще после ванкуверской Олимпиады всем нам было сделано предложение перейти в команду США. Американцев очень интересовал наш технический и интеллектуальный потенциал. Их понять можно — в скелетоне спортсмены США все еще не на первых ролях, им нужны свежие идеи и секреты техники. Наша реакция? Серьезно это предложение мы даже не рассматривали. Нас все устраивает в Латвии, и уезжать в США у нас нет никакого интереса. Зато у нас есть свои интересы дома», — вспоминает Мартин.

Они — работяги, фанаты до мозга костей, которые ставят перед собой самые высокие задачи и неустанно идут к их реализации. Даже сейчас, когда с финансами вроде как все нормализовалось, работают они по 11 месяцев в году. А может быть, и все 12. Это в их правилах — не останавливаться ни на день. Вспоминаю свое удивление, как однажды я приехал в Сигулду в мае и встретил братьев на трассе. Вроде бы сезон закончился, ан нет. В мае они вовсю тренируются, держа в уме сезон следующий. Про то, что сани надо готовить летом в курсе? Вот он самый наглядный пример. Братья — профессионалы до мозга костей, мелочей у них в принципе не существует. И даже большие события в личной жизни — женитьба или рождение первенца, кажется, не могут сдвинуть их с колеи.

«Уже сейчас мы с братом думаем о сезоне следующем. Планируем, где будем останавливаться, что поменяем, что нравится, а что нет», — как бы подтверждая мои догадки, рассказывает Мартин Дукурс о том, чем сейчас он занят. Впрочем, на дворе апрель, и на небольшую передышку время все же есть — сегодня братья «гастролируют» по СМИ, дают интервью на радио и телевидении. Мелькают повсюду. Да вы пройдите по Риге — и непременно встретите спортсменов, глядящих на вас с огромных рекламных баннеров.

Найти баланс с семьей 

С годами Мартин Дукурс становится все опытнее и мудрее. «Сейчас мне уже проще находить баланс между спортом — тренировками и соревнованиями — и семьей, — замечает Мартин Дукурс, у которого не так давно родилась вторая дочка (у Мартина Дукурса и Яны Крумини две дочери, Магда и Марта). — Никого не хочется обделять. Понятно, что работа занимает много времени. Та, которая позволит достичь намеченного результата. И с этим надо тоже считаться. Стараюсь находить золотую середину. Вроде как получается».

Мартин Дукурс не скрывает, что он очень рад за брата, который на чемпионате Европы в Санкт-Морице вместе с ним поднялся на высшую ступеньку пьедестала почета.

«Это был большой подарок для нашего отца. Действительно, получилось все замечательно. Я после первого заезда выигрывал у Томаса одну сотую секунды. И наш тренер Марек Мезенцев перед вторым в шутку сказал, мол, если у тебя все пойдет гладко, верни эту сотую брату. Шутка шуткой, но так оно и вышло», — улыбается Мартин.

«Конкуренцию в скелетоне нельзя сравнивать с той, что есть в биатлоне, например. Но в санях, бобслее и у нас она примерно одинаковая. Может быть, участников у нас не так много. Но, скорее, это связано с эксклюзивностью. Согласитесь, не у каждого дома валяется скелетон. Впрочем, людей, которые вращаются в нашем виде спорта — и техников, и тренеров, и самих спортсменов, — достаточно много. Особенно это касается ведущих держав в зимних видах спорта — Германии, Австрии, Швейцарии, Италии, России. Плюс США и Канада еще. Победы легко не даются, поверьте, — Мартин пытается развенчать миф, что в скелетоне не самая высокая конкуренция. — Как я отношусь в этой связи к награде «Лучший спортсмен Латвии»? Не хочу оценивать. Доверяю компетенции людей, которые делают такой выбор. Никого не хочу переубеждать, потому что у каждого найдутся свои аргументы».

Немецкая техника — вне конкуренции

Составляющие успеха по Мартину Дукурсу? 40% — это все же техника, 30% — езда и еще 30% — старт. Эти три компонента и определяют время на финише. Если что-то буксует, сразу возникают проблемы.

«У кого лучшая техника на сегодня? У немцев по-прежнему. У них сани едут у всех — у юниоров, мужчин или женщин, на любом уровне. У нас неплохая техника, но не настолько хорошая, как у немцев. И у британца Кристана Бромли выделяется, — раскрывает некоторые секреты Мартин Дукурс. — У немцев — система. Они знают, что надо менять и зачем. Шлем? У нас с братом он особый. Нет, это такой же Uvex, как у других. Просто мы немного его доработали, кое-что поменяли, чтобы чувствовать себя более комфортно. С одной стороны, я не имею права переделывать что-то в оригинальном шлеме, но и четкого регламентирования на сей счет нет. Хотя, как я помню, на Олимпиаде в Ванкувере был скандал со шлемом у британцев, когда посыпались протесты».

Сколько времени прошло с тех пор, как братья поднялись на Олимп?

«Где-то десять лет точно. Первые два года наши занятия трудно назвать серьезными. Только потом мы пришли к тому, что это наше дело жизни, а не хобби. У нас есть своя база. Смею надеяться, что и талант. Вот так все удачно и срослось, — скромничает Мартин. — Это потом стало все очень серьезно. Мы сами вышли на другой уровень. А там несколько иные отношения. Шпионаж? Не без этого. Не буду скрывать, такие вещи существуют. Всем же интересно, почему мы так поехали. Вот и стараются вынюхать, разузнать, что да как. Разными путями и методами. Утечки происходят постоянно. Кого-то конкретно не могу назвать. Просто наши сани не в сейфе лежат. Перед каждым стартом нам надо показывать их технической комиссии».

Родом из детства...

Мартин Дукурс не прочь вспомнить свое детство и юность. Например, нравилось ли ему в детстве кататься на саночках.

«А кому не нравилось? С горочки катались. Даже фотография осталась, — вспоминает он. — Падали, и частенько падали. Как и все дети. Я бы не сказал, что я был непослушным ребенком или проблемным. Да, мама как-то рассказывала, что однажды я свалился с дерева или что сосед вытаскивал меня из ямы. Были и другие случаи. С братом мы разные. Я, можно сказать, больше был бандитом, поведение оставляло желать лучшего. Не то, что у Томаса. Да и в школе я хуже учился».

Все в курсе, что спортивный выбор братьев Дукурсов — это заслуга отца Дайниса. А что мама дала братьям?

«Мама была неуступчивой, — рассказывает Мартин. — Если к чему-то прицепится — то все, не отпустит, пока не сделаешь. Если надо, будет сидеть с тобой с утра и до ночи. Она постоянно наблюдет за нашими выступлениями со стороны, анализирует все наши тренировки, наши заезды, все время нас спрашивает, что с санями, и т.д. Я говорю ей: мама, успокойся, включи «Панораму» и угомонись. Не смотри ты эти соревнования, лучше иди с собакой погуляй. Не переживай! Не принимай это близко к сердцу. Но она не меняется. Как, впрочем, и ее сестра. Мама слишком серьезно ко всему относится. Хотя надо признать — без ее поддержки мы бы не достигли таких высот».

Мартин Дукурс и DJ Bobo? Помните такого попсового исполнителя в 1990-х? Оказывается, это любимая группа сильнейшего скелетониста планеты.

«Да нет, это шутка. Просто перед началом сезона, не помню уже какого, спортсменам надо заполнять анкеты, — поясняет он. — Все как обычно: хобби, пристрастия, любимые вещи. Я ее остановил на столе, ну и партнеры по нашей команде ее и заполнили. Тогда и появился DJ Bobo, мое хобби — лошади, там еще упоминались акулы и все в том же духе.

На самом деле мне музыка всегда нравилась. Слушал, как и все, кассетный магнитофон, много было интересных групп. Были у меня колонки S-90 c усилителем, потом стали появляться CD-проигрывватели. И у меня он был. Помню, как на этой волне попал на дискотеку. Правда, там ребята были повзрослее — как Томас. Это была школьная дискотека, на которой я танцевал с девочками из класса, в котором учился Томас».

«Мне трудно сказать, когда закончилось детство, когда — юность. Я не могу сказать, что школьные времена для меня самые лучшие. Нет, не могу... — откровенничает Мартин. — Наверное, потому что достаточно рано я стал заниматься спортом, и довольно серьезно. Учился я в математическом классе, это был мой осознанный выбор. Я знал, что будет трудно, но рассчитывал на то, что буду расти со всеми, буду тянуться за другими. Так оно и вышло. Я не был лучшим в классе, но экзамены сдал нормально. Хоть было и непросто. Дальнейшая учеба в высшей школе меня, скорее, разочаровала. Студенческие времена для меня прошли как-то не так — я не успел насладиться этими годами: и коллектива не было, и особых друзей».

О «москвиче» за 50 латов и смене имиджа

Мартин Дукурс вспоминает свой первый автомобиль, который он приобрел на пару с приятелем за 50 латов, втайне от родителей, между прочим: «Это был старенький «москвич», но на ходу. На нем мы обычно приезжали в школу. Года два так катались — оставляли за углом, и вперед. Одну неделю он был у меня, другую — у товарища. Этот «москвич», кажется, еще до сих пор где-то стоит со спущенными колесами. Права? Какие права? Без прав ездили. Вот то время мне точно нравилось. Но затем спорт стал забирать все больше и больше времени. Пока все пили пиво, я тренировался и пил пиво. Пик — 2006 год, Олимпиада в Турине. Для меня тогда был вызов — получить бакалавра и выступить на Олимпиаде. И я сделал это — не взял ни одного академического, всего добивался сам и своими силами. Хотя все мне советовали: зачем тебе эта экономика, иди в ЛСПА, и все будет в порядке. При этом родители не вмешивались в мои планы, доверяли мне. Любопытно, что в Латвийском университете только потом узнали, что я учусь у них, когда уже вернулся из Турина».

Какой Мартин Дукурс? Сам он себя характеризует как взрывную и импульсивную личность. Однако в спорте нужно быть уравновешенным, терпеливым и хладнокровным. То же самое в жизни.

«Ну не могу я уложить дочку спать, она не ложится, и все. Раньше я бы подумал так: ничего-ничего, все равно сломаю тебя. Я или ты? Конечно, я, — признается Мартин. — Сейчас я просто ищу другой подход к ребенку. Мне не нужны конфликты, я их и не ищу. В этом смысле я, конечно же, изменился. Нет у меня своей методики — как справляться с детьми. Если кто поделится таким секретом, с удовольствием выслушаю».

«Нет у меня такого чувства, что для своего возраста я все сделал. Это не относится к спорту, а к таким вещам, как построить дом, посадить дерево и т.д. — продолжает мой собеседник. — Я все сделал, а теперь ваша очередь — это не про меня. Жизнь сама направляет тебя, предлагает какие-то вызовы, у каждого свой путь. Я вспоминаю непростые годы учебы в университете, когда мои ровесники уже где-то работали, в строительных компаниях, зарабатывали приличные деньги. В 2005 году у меня только-только все начиналось в плане зарплаты, и получал я раза в три-четыре меньше их. Тогда я был на перепутье: нужен ли мне спорт, правильной ли дорогой я пошел, смогу ли зарабатывать столько, чтобы содержать семью? Вопросов был много. Но со временем все образовалось — началось финансирование, мне стало легче в этом плане, и скелетон стал приносить большую радость. И, наверное, к 2009 году сомнений никаких у меня не осталось — спорт, только спорт. До сих пор помню свою первую победу на этапе Кубка мира весной 2008 года в немецком Винтерберге. Эмоций не было никаких, настолько все сложно давалось».

А вот о смене имиджа Мартин Дукурс рассказывает неохотно: «Борода мне не мешает. Почему ее ношу и не сбриваю? Выгляжу солиднее — вот почему. А если серьезно, все началось со спорта. Тренер юниорской команды Гинтс Дзерве решил меня проверить: я не бреюсь месяц — и если выдерживаю, он бреется наголо. Что ж, пришлось ему сдаться. Вот так мой имидж и поменялся. Надо ведь что-то менять. Сейчас я к бороде привык».

Милдронатовый вопрос

За плечами Мартина Дукурса фантастическая серия из более чем 40 побед на этапах Кубка мира. Вопрос, который сегодня на устах всех, я не мог не задать. Разумеется, о пресловутом милдронате.

«Тут откровенных признаний с моей стороны не жди. Никогда его не принимал. Не было такой необходимости. Хотя, соглашусь, ситуация с этим мельдонием получилась дурацкая, — говорит Мартин. — Один год он разрешен, другой — запрещен. Надо очень внимательно следить за всеми изменениями в списке запрещенных препаратов. Не думаю, что он сильно помогал»

График во время сезона у скелетонистов — не позавидуешь.

«Мы подсчитали, что с 1 января до конца сезона, а это март, дома мы были всего два дня. А так этап завершился, день — на разбор полетов, и в путь, на следующие соревнования. Хорошо, если трасса рядом, недалеко. Обычно мы прилетаем в Мюнхен и начинаем путешествовать по Германии, Швейцарии и Австрии. А если это подальше — времени уходит больше. Ведь с понедельника возобновляются тренировочные заезды в рамках следующего этапа. Пауз практически не бывает», — признается спортсмен.

На разведку в Пхенчхан

После сезона Мартин Дукурс вместе со всей командой отправился на разведку в Пхенчхан, на олимпийскую трассу: «Половину трассы я проехал и достаточно хорошо ее изучил. У нее есть свои нюансы, и кое-что для себя я уже подметил. Жаль, что погода подвела — было очень тепло, плюс 15, сломались четыре холодильника, которые готовили трассу. Для самих корейцев это тоже стало ударом, так как они планировали после нашего приезда организовать там и для своей сборной четырехнедельные сборы. Плюс ко всему корейская сторона оплатила нам эту поездку. Нам, бобслеистам, всему персоналу, плюс грузовой транспорт. Речь идет не только о латвийской команде, но и о других. Вот и считайте...»

По словам нашего спортсмена, уже сейчас в Пхенчхане, где продолжается большая стройка, чувствуется приближение Олимпийских игр. Люди ждут эти соревнования. Они подходили к спортсменам, узнавали их, расспрашивали — что им нравится, что нужно еще сделать, как еда. На улицах столицы будущей Олимпиады много волонтеров. И праздничная атмосфера уже сегодня чувствуется.

Вы знаете, на какой улице находится санно-бобслейная трасса в родной для Мартина Дукурса Сигулде? Улица Швейцарская (Šveices iela), что и для меня, не буду скрывать, стало открытием. Уверен, что придет такое время, когда по просьбе жителей города она будет переименована в улицу олимпийского чемпиона. Остается только в Южной Корее провести четыре идеальных заезда. А Мартин Дукурс это умеет. 

Владимир Иванов («Телеграф»), специально для «Открытого города»


24-04-2016
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№5(110)Май 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Большая игра Даны Рейзниеце - Озолы
  • Замок для либерального националиста
  • В латышских школах зазвучит русская речь
  • Барышников у Херманиса репетирует  Папу Римского
  • Звезда по имени Российская
  • РКИИГА - 100 лет!