Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?
Сергей Капица, российский учёный-физик, телеведущий
Latviannews
English version

Раймонд Вейонис собирал калашников и отплясывал кавказские танцы

Поделиться:
Раймонд Вейонис/LETA.
Сегодня вступает в должность новый президент Латвии Раймонд Вейонис. Основные факты его биографии известны многим. Но, как выяснил "Открытый город", в официальных пресс-релизах отражено далеко не все. Например, в Латвийском университете однокурсником Вейониса был будущий лидер Русского союза Латвии Мирослав Митрофанов. А в школе Вейонис собирал и разбирал калашников, а позже на свадьбе в Баку лихо отплясывал кавказские танцы.

Раймонд Вейонис родился в 1966 году в Пскове. Отец — латыш, мама — русская. Окончил Мадонскую 1-ю школу, а затем — биологический факультет Латвийского университета. Состоит в Партии зеленых, работал на руководящих постах в природоохранных структурах, долгие годы был министром среды и регионального развития, а в последнее время — министром обороны. Но это все — сухая информация, почти ничего не говорящая о Вейонисе как о человеке.
Открытый город попытался восполнить этот пробел, поговорив с людьми, которые лично знают нового главу латвийского государства, — коллегами, друзьями, однокурсниками.

Он лучше Левитса знает местную ситуацию

Индулис Эмсис, бывший премьер-министр Латвии, сопредседатель Партии зеленых

Индулис Эмсис/LETA.
В день решающего голосования по кандидатуре президента вы пришли в Сейм с букетом цветов. Вы знали, что депутаты проголосуют за Вейониса?
Я долгое время нахожусь в политике и понимаю, как эта система функционирует. Для коалиции было бы смертельно, если бы президента не выбрали в первом круге. В этом случае Лаймдоте Страуюме пришлось бы думать о роспуске Кабинета министров. В политике что ценят? Власть и предсказуемость. Даже, если ваше решение не самое оптимальное, то все равно оно всегда лучше, чем отсутствие решения. И через это коалиция должна была пройти.

Может быть, и не все стопроцентно правильно сделала коалиция, может быть, помогли оппозиционеры, которые испытывали симпатии к Раймонду. Я думаю, такие люди есть. Так что для меня было ясно, что все должно закончиться хорошо, несмотря на целенаправленную кампанию в СМИ против Вейониса.

Как вы познакомились с Вейонисом?
Мы познакомились в самом начале 1990-х, он был совсем молодой парень, с длинными волосами, высокий, худой и с очень открытым взглядом. Я тогда работал в созданном в 1988 году Комитете по охране природы. Попал впервые в административную среду. Я не был членом компартии и с политикой связан не был. Тем не менее, меня утвердили, и я стал номенклатурным работником. Мы сделали региональные управления природоохранного комитета, куда попал и Раймонд.

Он тогда жил в Мадоне, совсем недавно окончил университет, где получил специальность биолога. Я обратил на него внимание. У него был увлеченный взгляд — его глаза говорили, что это дело его души. И когда в Рижское управление охраны среды потребовался новый председатель, я пригласил на эту должность Вейониса. Он посмотрел на меня большими глазами, ведь надо было перебираться из Мадоны, где живут все родные, друзья. Но предложение принял. И справлялся с новым, намного более сложным и объемным фронтом работы, очень хорошо.

Начав практически с нуля, он постепенно развил эту систему.

Какие качества вы бы в Вейонисе отметили?
Он по-прежнему очень сердечный человек. Его довольно легко можно убедить, если говорить открыто и с душой. Если же кто-то захочет его запугать или купить, это не удастся. Или обмануть — это хуже всего.

У него очень тонкая душа. В этом одновременно и сила его, и уязвимость. Люди в нем всегда находят человечность, добродушие. У него почти нет явных врагов. Те политические сражения, которые мы видели в парламенте, — не от вражды. Это просто номенклатурные игры. Наоборот, я думаю, что многие проголосовали за него вопреки установкам своих партий — просто потому, что чувствовали его человечность. Эта черта у него есть, Раймонд любит друзей, любит компанию, любит быть среди своих.

Он очень хорошо устанавливает контакты с людьми, в том числе и с весьма влиятельными персонами за границей. Например, однажды нас пригласили на свадьбу в Баку, где министр окружающей среды Азербайджана выдавал замуж, по-моему, свою дочь. И надо было видеть, как Раймонд там отплясывал кавказские танцы. Это было весело и очень здорово.

Он располагает к себе людей. И очень многие его знакомые становятся больше, чем просто знакомыми, — он может им позвонить, поговорить. Раймонд Вейонис создает вокруг себя очень уютную атмосферу.

Думаю, что эта черта ему может помочь и в должности президента страны. Потому что люди на высоких постах нередко чувствуют себя одинокими. Одиночество — проблема высшего звена управления. Вроде бы и много людей вокруг, но не с кем доверительно поговорить. Раймонд же в случае необходимости всегда сможет кому-то позвонить и получить информацию, которая недоступна другим.

Это очень ценное качество — не создавать врагов, а пробовать находить друзей. Доверительные отношения со многими влиятельными людьми у него сложились не только в Азербайджане, но и в Грузии, во многих других странах, в том числе и в России.

Какие, по-вашему, преимущества есть у Вейониса перед его основным конкурентом на президентских выборах Эгилом Левитсом?
Понимаете, Раймонд моложе меня на 14 лет и, можно сказать, является моим последователем в природоохранной деятельности.

Это направление было очень важным в период подготовки Латвии к вступлению в ЕС. Мы сразу не были готовы к европейским правилам и нормам. Прежде всего, по двум направлениям — по питьевой воде и очистке загрязненных вод и по утилизации отходов.

Я тогда готовил инвестиционные программы, а Раймонд уже внедрял их. Именно в период его деятельности на посту руководителя политикой среды были получены эти деньги. Это значит, что большую часть своего времени он проводил в регионах Латвии, а не в Риге в своем кабинете. Он должен был тесно общаться с самоуправлениями — хозяевами местной инфраструктуры.

Так и получилось, что Раймонд стал таким региональным политиком, который очень хорошо знает ситуацию на местах и очень хорошо знает Латвию. Поэтому, когда меня спрашивали, чем Вейонис на посту президента лучше Левитса, я отвечал: тем, что он хорошо знает местную ситуацию, регионы, живущих там людей, а Левитс силен в теории, но в Латвии он не жил и ситуацией здесь не владеет. Раймонд знает жизнь в стране намного лучше. И для поста президента Латвии это очень важно.

К тому же эта «зеленая галочка», которой Вейонис отмечен как политик, не только говорит о том, что он первый в мире человек, избранный главой государства от Партии зеленых, но и дает определенный знак качества.

Еще одно преимущество Раймона Вейониса состоит в том, что он занимал пост министра обороны. Он знает, что означают стабильность и независимость Латвии, что является основой этой независимости. Он знает, каким оборонным потенциалом располагает страна и насколько наша оборонная мощь уязвима.

Он понимает, что не военными ресурсами можно обеспечить долгосрочное и стабильное развитие Латвии, как важно согласие внутри страны и как внимательно надо относиться к этим вопросам. И речью, и своим поведением, и умением вести политический диалог.

Есть такое понятие — государственный муж. Он должен на посту президента чувствовать себя не как простой политик, который легко бросается словами. И, имея опыт министра обороны, Вейонис это понимает — надо очень серьезно и целенаправленно использовать силу слов.

Я считаю, что долгие годы работы в правительстве Латвии дали Раймонду именно те важные качества политика, которые очень пригодятся ему на посту главы государства. Это позволяет ему смотреть на правительство, как на поле сотрудничества, где можно сделать очень многое, если приложить общие усилия.

Что, на ваш взгляд, для Раймонда Вейониса будет совершенно новым и самым трудным на посту главы государства?
Довольно трудно будет изменить образ мышления, потому что он привык работать в правительстве. У него уже это в крови — правительственные, скажем так, замашки. Он должен выйти из этой суеты и услышать другие тона политической музыки. А здесь уже важно, может быть, не так много говорить, а очень много услышать. Потом все услышанное обдумать и выйти с какими-то идеями или призывами, которые все услышат и будут согласны. Этот шаг будет самым трудным — перейти с правительственного уровня на президентский, где уже не так важны детали, как общая картина.

Вейонис играл серьезную роль в Партии зеленых, но став президентом Латвии, ему придется выйти за узкопартийные рамки. Справится он с этим?
Когда Раймонд на партийных собраниях выступает по теме об охране природы, все замолкают и внимательно его слушают. Потому что он говорит по существу, болтовня — не его стиль.

Так что в партии он довольно быстро продвигался, и мы не представляли ни одну конференцию без его реферата о состоянии дел в политических кругах и наших задачах. Поэтому нам будет довольно трудно провести следующий конгресс партии без него. Для партии это будет означать довольно серьезную реструктуризацию — Раймонд очень долго руководил партией, все были довольны и не хотели ничего менять. Сейчас все-таки придется.

Вместе с тем, Раймонд Вейонис уже давно перестал быть узкомыслящим «зеленым», который видит только «зеленые» дела и не видит за ними людей. Он хорошо понимает, что в центре — человек, а природа вокруг него.

Есть расхожее мнение, что политика портит людей. К Вейонису это можно отнести?
Ежедневная политическая нагрузка и сплетение интересов, если не давать самому себе четкого ответа, зачем я нахожусь в политике, могут превратить человека в механическую куклу, которая работает по инерции. И человек в какой-то момент теряет направление, в котором он хочет двигаться. Я думаю, что у Раймонда один такой момент был, когда он в очередной раз снова стал министром среды и регионального развития. Я это знаю по себе — появляется такая мысль, когда ты знаешь все мелочи и нюансы и так хорошо управляешь делом, что сам себе нравишься. И вдруг понимаешь, что все это не так, что это ошибка. К такой опасности приводит долгая работа на одном посту.

Когда Национальное объединение не дало нам возможности возглавить министерство среды и регионального развития, мы сначала были очень недовольны. Но потом я подумал, что это как раз нас спасло и стало для Раймонда следующим шагом на пути к посту президента. Он попал в совершенно новую систему, где все было совершенно другое. И мы все увидели, что он опять расцвел.

Были ли, на ваш взгляд, в карьере Вейониса политические ошибки?
Явных ошибок и сомнительных компромиссов я не могу назвать. Могу только повторить, что он пускает людей очень близко к себе в душу и не очень спрашивает со своих ближайших чиновников, как они выполнили свою работу. Потому что у него довольно мягкий характер: человек работает, может, у него просто не все получается, как его выгонишь? А порой надо. Но, к счастью, у президента не так много чиновников в подчинении и там нет такой командной работы, как в министерстве или в правительстве.
А больших ошибок, я думаю, у него не было. И на посту президента, на мой взгляд, он их тоже не совершит. Может быть, он не будет таким харизматичным, но не будет и каких-то рисков и ошибок, которые трудно или невозможно исправить. Стабильность и последовательность – очень важные его черты, которые снизят риски.

Вместо шоу будет предсказуемость и стабильность

Виестурс Силениекс, член правления Союза «зеленых» и крестьян, друг Раймонда Вейониса


 
Виестурс Силениекс/LETA.
Я считаю, что люди, имеющие «зеленое» мышление, всегда думают о перспективе, что бы они ни делали. Они ориентируются на природный ритм: сегодня ты что-то посеешь, а через год увидишь, какой будет урожай. И поэтому ждать сейчас от Раймонда Вейониса каких-то громких сиюминутных решений или акций не следует. Особенно если в будущем от этого не будет большой пользы.

С одной стороны, это, может быть, не очень интересно — шоу не будет, но с другой — это логично, прагматично и надежно. А для президента государства предсказуемость и стабильность, на мой взгляд, самые главные качества.

Раймонд также отличается тем, что у него со всеми хорошие отношения. В бытность свою министром среды и регионального развития он объехал все латвийские поселки, всех знает, все ему звонят. Никогда не было такого, чтобы он, став министром или депутатом Сейма, перестал отвечать на звонки – каким он был, таким и остается. Вместе со всеми сидит на земле и слушает выступления в Природном концертном зале, к созданию которого приложил руку, участвует в большой толоке.

Как друг он очень сердечный. Переживает, искренне интересуется, как дела. Это для него не просто дежурный вопрос — он ждет ответ. А через какое-то время спрашивает, как решилась та или иная проблема. То есть, он всегда помнит, о чем с тобой говорил, чем и кто с ним делился.

Влиятельных родственников у него нет

Ингмар Лидака, депутат Сейма Латвии, коллега и однокурсник президента
 
Ингмар Лидака/LETA.
Я познакомился с Раймондом в 1984 году, на биологическом факультете Латвийского университета. Жили в одной комнате в общежитии. Раймонд был обычным парнем из глубинки, у которого в детстве не все было очень легко. Влиятельных родственников у него не было.

В студенческие годы он учился, наверное, больше меня и был очень целеустремленным человеком, который всего добивался сам. И знал, что помощи ему ждать не от кого. Поэтому я очень рад, что он дошел до такого поста.

В университете Раймонд больше выглядел одиночкой, не увлекался студенческой богемной жизнью и очень высоко ценил то, что у него есть возможность получить высшее образование. Уверен, что он очень высоко ценит и то, что сейчас с ним происходит.

Как политик он всегда был доступен — никогда не показывал, что он сопредседатель партии, министр и вообще самый умный. Его и так все уважали за те дела, что он сделал.

Я всегда ценил людей, которых била жизнь. Есть такая пословица: один битый стоит десяти небитых. Многие сомневались в нем, когда он стал главой министерства среды, но он продержался на этом посту дольше всех. Во многом благодаря ему Латвия получила статус второго самого зеленого государства в мире.

Многие сомневались, и когда он стал министром обороны: это же кошмар — «зеленый» министр, ничего о военном деле не знает. Но я напомню, что когда мы учились в вузе, существовала военная кафедра. И Раймонду не хватило всего полгода (менялись времена), чтобы закончить эту кафедру и получить звание лейтенанта. Так что сказать, что у него совершенно не было никакого понятия об армии, неправильно. И он, как оказалось, стал самым популярным (согласно социологическим опросам) министром в латвийском правительстве.

То есть, человек, который всегда боролся с тем, что ему не верят, намного ценнее того, кто уверен (и все ему в этом потакают), что он самый умный, лучший и выдающийся. Раймонд Вейонис всего добился благодаря своему упорству.

А еще он умеет создавать команду, но может эффективно работать самостоятельно и вне команды. Думаю, что в президентском дворце он соберет хорошую команду, но важные решения будет принимать сам. Уверен, что президентом он станет очень хорошим.

Карьеристом он точно не был

Мирослав Митрофанов, сопредседатель правления партии Русский союз Латвии, однокурсник Раймонда Вейониса
 
Мирослав Митрофанов/LETA.
Я учился вместе с Раймондом Вейонисом в первый год, до службы в армии. Потом, когда вернулся, мы уже меньше пересекались. Но вот когда мы поступали еще в Латвийский университет, он поразил меня — на фоне 17-летних мальчишек Раймонд выглядел и вел себя как взрослый ответственный человек. Казался лет на 5-10 старше, хотя был нашим ровесником. Ответственность и зрелость в нем поражали.

Он был удивительно доброжелательный, уравновешенный, улыбчивый и очень позитивный человек. Я никогда его не видел взбудораженным. Раймонду доверяли и студенты, и профессора, и коллеги по школе, где он работал. (Это вообще тогда было чудо — Вейонис, будучи студентом, уже преподавал биологию в школе). Вместе с тем, он был достаточно закрытым, о чем Раймонд думал, было сложно догадаться. Такой — сам себе на уме.

И еще один характерный момент я запомнил — по сравнению с большинством однокурсников ему легко давалась учеба. Мы не видели, чтобы он сидел и что-то зубрил, тем не менее, учился очень хорошо, без особого напряжения. Это говорит о его интеллектуальных способностях.

Насчет его участия в общественной жизни ничего не могу сказать — мы с ним пересекались, в основном, вне лекций, так как он учился на латышском потоке, а я на русском. Но карьеристом он точно не был — те люди, которые делали себе комсомольскую карьеру, были заметны и вели себя совсем по-другому.

Если пообещал, то сделает

Алирза Гусейнов, предприниматель, председатель латвийско-азербайджанского общества Азери Вахдат, знакомый Раймонда Вейониса
 
Алирза Гусейнов.
Мы с Раймондом знакомы уже более 10 лет. Как-то я организовывал выставку одного азербайджанского художника, на которую были приглашены депутаты и министры, входившие в группу сотрудничества Сейма Латвии с Азербайджаном. И вот Раймонд тоже принял приглашение, пришел, и мы с ним познакомились. Потом была его поездка в должности министра среды и регионального развития в Баку. Я в тот момент был в Азербайджане и помог ему там познакомиться с людьми, которых я знаю.

С тех пор наше общение продолжается. Раймонд полюбил Азербайджан, он очень уважительно относится к этой стране и при каждой встрече интересуется, как в Латвии живется азербайджанцам, какие проблемы, как идет интеграция в общественно-политическую жизнь.

Я уважаю Раймонда Вейониса не потому, что знаком с ним, а потому, что он жил среди простых людей, чувствует все процессы, происходящие в Латвии, понимает, что основа государства — это семья и сплоченное общество.

В день, когда его выбрали президентом, у меня только из Латгалии было 70 звонков — люди звонили и просили передать Вейонису поздравления, так как не знают его телефон. Я был очень польщен таким вниманием.

Мне запомнился один интересный случай, когда еще не шел разговор о его президентстве. В апреле этого года я ездил в Латгалию и был у знакомых на поле, где шли посевные работы. Мне задали вопрос: успеем ли собрать урожай, кивая в сторону российской границы. Я тогда позвонил Раймонду Вейонису (он был министром обороны) прямо с этого поля и передал ему вопрос латгальских крестьян. Он ответил, что пусть уверенно сеют и будут уверены в том, что урожай соберут. Передал всем привет, сказав, что лично приедет к этим людям позже и поговорит с ними. Я уверен, что так и будет, потому что недавно он уже говорил об этой поездке.

Раймонд Вейонис очень порядочный и доброжелательный человек. Для меня он выходец из простой латышской семьи, который до сих пор, несмотря на то что занимал высокие государственные посты, любит общаться с народом. Я несколько раз присутствовал на таких встречах и видел, что его действительно интересуют насущные проблемы людей. Для государственного деятеля это очень важно.

Он очень чуткий и внимательный, умеет слушать других и то, что говорит сам, никогда не забывает. Если скажет, что выяснит что-то, то так и сделает. Это хорошее качество для любого человека, тем более — для руководителя государства.

Раймонд Вейонис имеет огромный опыт хозяйственной и политической деятельности. Этого не хватает сегодня многим политикам и министрам.

Кто попало его не согнет

Дайла Семберга, учитель 1-й Мадонской школы, преподавала будущему президенту биологию
 
Дайла Семберга/LETA.
Оценки у Раймонда были хорошие, и дополнительные занятия после уроков ему не требовались. В средней школе он учился в классе с биологическим уклоном. Домашние работы и упражнения выполнял очень быстро. На республиканской олимпиаде по биологии занял второе место, а второе место без знаний получить нельзя.

В то время Вейонис на велосипеде в одиночку объездил места, где росли редкие растений, собирая и документируя информацию о них. К этому его побуждало стремление глубже узнать природу. Ездил он в Крусткалнсский заповедник, потому что специалисты говорили, что там появились совята. Встречался Вейонис и с сотрудниками заповедника «Тейчи», где изучал, как совята растут.

В юности Раймонд хорошо маршировал, мог собрать и разобрать автомат Калашникова и был командиром отряда «Лотос».

Женился он на бывшей однокласснице. Она стала педагогом и работала в этой же самой школе. Ивету я всегда помню такой девочкой с короткими волосами. Свою симпатию он показывал, но не так, как это делают сейчас. О тех симпатиях мы мало что знали.

Когда Вейонис стал министром охраны окружающей среды, а позднее — министром обороны, была некоторая неуверенность, тревога: справится ли Раймонд? Но хребет у него со школьных времен был крепкий, кто попало его не согнет.

Думаю, что и со своими обязанностями президента он справится хорошо. Важно и то, насколько умными будут его советники. Недовольные люди и политики будут всегда. Это мы уже слышали в первый же день. Если будут вставлять палки в колеса... Ну, что ж, надо выдержать.

Поэтому хочу пожелать Раймонду выдержки, осмысления того, что может быть иначе. Если что-то не удается – добиваться, чтобы получилось...

Евгений Павлов, "Открытый город"

07-07-2015
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Яверт 08.07.2015
Надеюсь он действительно будет отличным президентом.Ведь,как говорится,он из наших,из народа и знает наши трудности.Дай Бог ему сил мудрости и здоровья.
Журнал
№5(110)Май 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Большая игра Даны Рейзниеце - Озолы
  • Замок для либерального националиста
  • В латышских школах зазвучит русская речь
  • Барышников у Херманиса репетирует  Папу Римского
  • Звезда по имени Российская
  • РКИИГА - 100 лет!