Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?
Сергей Капица, российский учёный-физик, телеведущий
Latviannews
English version

Алена Бабенко не может забыть баню в Юрмале

Поделиться:
Алена Бабенко. Фото: Дмитрий Дубинский.
Впервые с популярной российской актрисой Аленой Бабенко я встретился два года назад на приеме в Большом театре в Москве, куда с гастролями приезжали артисты Латвийской Национальной оперы во главе с тогдашним директором Андреем Жагарсом. По окончании официальной части Алена весело общалась с нашей оперной певицей Кристине Ополайс и буквально не отходила от нее ни на шаг. Так мы и познакомились. Но тогда повода напроситься на интервью к ней не было. Появился он сейчас — в конце мая Алена Бабенко приехала в Ригу с гастролями театра «Современник».

«Мне интересно превращаться в другого человека»

Алена, хотелось бы начать разговор с телесериала «Однажды в Ростове», который сейчас идет по телевидению. Его сюжет построен на документальном материале — расстреле рабочих во время голодного бунта в Новочеркасске в 1962 году и криминальной истории жестоких преступлений банды братьев Толстопятовых, державшей в страхе весь Ростов-на-Дону в конце 60-х.
Мне было интересно сниматься в этом фильме, но я не рассматривала эту сложную историю как историческую драму. Для меня важнее было то, в какой ситуации жила моя героиня. А я жила с двумя братьями и с их мамой, любила одного из них сильно и страстно. Не осуждала его поступки. Я так для себя это определила — он заряжал меня своим азартом, своим талантом. И моя героиня твердо решила для себя, что пойдет за ним, чем бы он ни занимался. В том и состояла ее любовь. Это было опасно, страшно. Но любовь была сильнее, поэтому она смело изображала каких-то старушек, деньги какие-то меняла, шла на риск, потому что сама была из той же самой породы, что и он. А еще мне было интересно там сниматься не только из-за интересной роли, но и потому что режиссер этого фильма — Константин Павлович Худяков, с которым у нас это была уже седьмая картина! Он уникальный режиссер в моей карьере. И я точно знаю, какую бы маленькую или, на первый взгляд, не очень интересную роль он мне не предложил, она всегда получится и будет интересной и новой для меня.

Вам важно, какие роли играть и в каком времени?
Какие роли — важно, но вот в каком времени — нет. Чем разнообразнее это время, тем интереснее. Мне надоедает играть современное и только современное, либо только какие-то советские периоды. Я бы с удовольствием сыграла в историческом фильме. В средние века было бы интересно окунуться. Потому что другое время — это своего рода преображение, как превращение в какого-то другого человека. Наверное, это и есть то, что мне интересно — просто превращаться в другого человека.

В телесериале «Однажды в Ростове» вы играете певицу, и не только отлично вжились в эту роль, но даже сами исполняете песни. Для этого брали уроки по вокалу?
Я вообще очень люблю петь, в детстве пела в хоре, но манера исполнения песен 60-х годов особая, поэтому надо было взять некоторые уроки, чтобы справиться с собственным представлением о том, как надо их петь. Это было непросто, но ужасно интересно. И потом, конечно, песни сами по себе были любимы мной еще до этого сериала. Это всенародные хиты, и я это делала с огромным удовольствием. Кстати, продюсер этого проекта Сергей Жигунов потом отдал мне все песни в моем исполнении. Тогда я сделала много-много дисков и раздарила их друзьям, которые теперь их слушают в машинах, звонят мне, говорят: «Спасибо». Потому что они создают особое настроение. Вот буквально недавно позвонил Сережа Пускепалис и сказал: «Аленка, привет! Мы сидим, справляем праздник и слушаем твои песни. Это так здорово! У нас такое настроение хорошее!»

После съемок в этом фильме не было желания показать себя как певицу?
Честно говоря, я люблю петь в спектаклях, люблю петь в кино, но так, чтобы делать самостоятельный концерт, наверное, это не мое. Хотя если случится какой-то творческий вечер, я обязательно исполню примерно эти песни. Однажды мне пришлось довольно много петь со сцены. В театре произошла такая чрезвычайная ситуация: была отмена спектакля, и Галина Борисовна Волчек, наш художественный руководитель, попросила меня, Чулпан Хаматову и Евгению Симонову (мы втроем играем в спектакле «Враги. История любви») что-то сделать, чтобы зритель не уходил. И вот как раз в репертуар моего получасового выступления вошли несколько песен, которые я пела. Именно эти — из кино. Это было очень интересно.

Как зал принял вас в новом амплуа?
С удовольствием. Я думаю, что они просто знают и любят эти песни. Поэтому они были рады еще раз их послушать в исполнении артиста. Не певца, а именно артиста. Это совсем другое восприятие.

Добралась до комиссарши

Какие работы вы считаете самыми важными для себя?
Это, конечно же, «Водитель для Веры». А что еще, я как-то и не задумывалась. Вот у меня не так давно был фильм «Прощание». Его снял Дмитрий Константинов. Это история про актрису, которая была здесь известна, потом уехала в Штаты, там прожила долгое время, никем не стала, заболела смертельной болезнью и, понимая, что у нее в жизни ничего не было лучше, чем период студенчества и ее первой любви, что она скоро уйдет, вернулась на родину. Вроде бы поставить спектакль, а на самом деле попрощаться со своими любимыми людьми. И будучи талантливым человеком, тоже устроила из этого спектакль. Понимая, что ничего нельзя вернуть. И ушла. Как актриса.

Вам эта роль тоже очень близка?
Да, она мне очень нравилась. Я понимала ее действия, ну… потому что я сама актриса. Поэтому мне было очень интересно играть.

Вы как-то говорили, что не любите зацикливаться на каком-то одном амплуа и пробуете разноплановые роли.
Вот сейчас я как раз снялась у Армана Геворгяна в новогоднем проекте. А когда меня приглашают в новогодний фильм, мне, в принципе, все равно кого играть: собаку, женщину, мужчину, плохого человека, хорошего… Потому что в Новый год я превращаюсь в абсолютного ребенка и сама смотрю все фильмы подряд, радуюсь празднику. Новый год для меня — это елки, фонарики, фейерверки... В этом фильме я играю маму девочки, но внутри этой же картины есть фантазии девочки, в которых я то кукла Барби, то какая-то студентка или даже не пойми кто в брекетах, смешная и забавная. Это два превращения помимо основной роли. Картина должна выйти в прокат на следующий Новый год. Это к вопросу о преображениях.

Или новогодний фильм-сказка Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви», где я играла горбатую Генриетту Вульф. Это реальная женщина, которая была другом и ангелом Андерсена. У нее был горб, но он говорил, что это сложенные крылья. Генриетта была первым человеком, которому он читал все свои сказки, он с ней советовался, а она его безумно любила — чистой, светлой, божественной любовью. Но, конечно, между ними не было никаких отношений.

Кем мы вас на экране только не видели?!
Комиссаршей! Недавно я снялась в фильме «Мурка» Джаника Файзиева на Первом канале. Я надеюсь, он выйдет на экраны в следующем году. В нем я сыграла комиссаршу Соню. До этого никому не удавалось на меня что-то такое надеть — я имею в виду милицейскую или военную форму. А тут я в форме… 20-е годы, и я — Соня-комиссарша с определенными привычками, свойственными такому человеку, курю папиросы. Но при этом моя героиня остается женщиной.

Но если говорить про новогодние фильмы, наверняка, вам больше других нравится «Карнавальная ночь 2, или 50 лет спустя»?
«Карнавальная ночь» не может не понравиться, хотя играть в этом фильме было опасно, потому что у нас все сравнивают. И правильно делают, потому что я тоже сравниваю. Но в этом фильме я не играла любимую всеми Людмилу Гурченко, я играла какой-то другой персонаж, и не могла в этом отказать Эльдару Александровичу Рязанову. Вообще не представляла, что мы, имея такую разницу в возрасте, можем так познакомиться. Ты сидишь, ждешь в комнатке, еще не знаком с Рязановым, а он входит, протягивает руку и говорит: «Здоро́во! Ну что, снимаем?» Эта его хулиганская, совершенно детская потрясающая ироничная натура, чувство юмора, конечно, завораживают. Я его люблю и скучаю безумно по нему. Мы снимали «Карнавальную ночь» долго, мучительно, в павильонах «Мосфильма». Это были даже не 12-часовые смены, а 14-часовые и 16-часовые. Потому что у нас было не так много времени. Мне казалось, что у него никаких сил нет — Эльдар Александрович такой большой, огромный, высокий, уставший, пожилой человек… Еле передвигая ноги, он идет к монитору, но как только садится, превращается в студента. Меня вообще всегда удивляли советские люди, у которых гораздо больше сил, чем у нас. А ведь у них в жизни было больше трудностей и меньше возможностей.

Между кино и театром

Вы больше киноактриса или все-таки театральная актриса? Что вы больше любите?
Сейчас уже не могу точно сказать. Раньше я любила больше кино, а теперь, когда Галина Борисовна каким-то чудом пригласила меня в театр, мое сердце разрывается. Потому что я, конечно же, люблю кино. Но и ей лично я очень благодарна за то, что выбрала меня именно в этот театр. У меня было всего три любимых театра в Москве, и я ничего такого не делала, чтобы в них попасть. Но так сложились звезды, что она меня выбрала да еще сразу предложила любимую мною роль Маши в одной из моих любимых пьес Чехова «Три сестры». Я сразу с этой ролью вошла в театр и за три года набрала очень разноплановый репертуар трагических и комических ролей: Маша в «Трех сестрах», Ева в «Осенней сонате» Бергмана, Аннета Рей в спектакле «Бог резни»… И недалекую блондинку я играю, и трагическую Машу, и забитую, не знающую, кто она и как ей жить, Еву, и Элизу Дулиттл в «Пигмалионе». Это роль мирового репертуара, где абсолютное превращение происходит с героиней. В спектакле «Время женщин» я играю две роли — деревенскую женщину и свою же дочь, которая стала знаменитым художником. «Враги. История любви» — там я играю польку, тоже простую женщину, которая, безусловно, любит своего мужчину.

Хотел отдельно поговорить про «Осеннюю сонату», где вы играете с Мариной Нееловой.
Удивительным образом нам удалось встретиться с этой великой актрисой на сцене, хотя этого могло не произойти. И вот еще одно чудо, или колесо жизни, которое я снова не в силах объяснить. Незадолго до того, как мне сделали предложение сыграть роль Евы в драме Ингмара Бергмана, у меня был сон: я играю с Мариной Мстиславовной в одном спектакле и на сцене я ее дочь.

Чем для вас дорога эта роль?
Бергман для меня это шведский Чехов. Такой же глубокий, со своими какими-то пластами, которые можно бесконечно находить. Мне, например, как человеку конкретному, умеющему ставить цели и чего-то добиваться, мир Евы был неясен. Она человек потерянный, растерявшийся в жизни, никто не может ей помочь, и она запуталась, переваливает свою вину на мать. Она женщина, ощутившая в своей жизни какой-то огромный недостаток любви. Она талантлива по-своему, но с ее точки зрения мать не видит в ней личность. У них вечный спор. Мать занимается музыкой и считает, что нужно играть, как написано, по правилам, по нотам. А Ева совершенно иначе ощущает эту жизнь. Это столкновение двух разных миров, людей, которые любят друг друга и не могут друг с другом жить. История любви и ненависти — я бы так сказала.

Театральная постановка сильно отличается от фильма Бергмана?
Я думаю, что да. Во-первых, потому что это разные страны. Во-вторых, потому что кино — это крупный план, а сцена — это огромное пространство, которое нужно заполнять какой-то другой жизнью. И в кино можно шептать, а в театре это невозможно. Эти нюансы вряд ли услышат так, как в кино. И потом надо было рассказать эту историю так, чтобы было понятно современному зрителю. Этот спектакль о том, что какими бы талантливыми мы ни были, мы должны посвящать хотя бы какую-то часть своей жизни детям, а не отдавать всю себя искусству. Иначе можно испортить дальнейшую жизнь. И то же касается Евы — когда ты становишься взрослым, надо уметь прощать своих родителей. Но она не может без матери это сделать. Для нее огромный поступок высказать все матери, потому что она никогда не умела это делать. Есть такие люди, которые не умеют говорить, они больше умеют слушать, понимают, переваривают все внутри себя, и очень хотят, чтобы их услышали.

Марина Неелова в этом спектакле для вас как учитель?
Безусловно. В процессе репетиций ты понимаешь, что сталкиваешься с человеком гиперпрофессиональным, гиперталантливым, мегачеловеческим по актерским каким-то проявлениям. Для меня, действительно, это огромная школа жизни. Потому что, непосредственно находясь в одном спектакле с Мариной Мстиславовной, ты все время учишься. Смотришь, наблюдаешь, стараешься выйти на какую-то другую ступень, иной уровень.

«Я азартный человек»

Вы учились петь, участвовали в «Ледниковом периоде», вышли на третье место. Зачем вам все это?
Это мой личный азарт. Я обожаю коньки, все детство, все зимы в Сибири провела на коньках, потому что напротив моего дома был стадион «Химик», и каждый вечер мы катались там. Поэтому, когда появился «Ледниковый период», для меня был огромный риск — идти туда или не идти. Не только потому, что это было опасно для здоровья, я там могла просто испортить лицо, которым я работаю. Но и потому, что не все режиссеры приветствуют, когда артисты выступают в подобных шоу. Сейчас с этим стало опять же проще. Поэтому я долго думала, но поняла, что у меня никогда больше не будет шанса вот так кататься на льду с профессионалами. Поэтому я рискнула и нырнула туда на два года. Это было рискованно, у этого есть последствия, но я не пожалела ни о чем.

А не хотелось поучаствовать в «Танцах со звездами»?
Хотелось бы, были и предложения не раз, но у меня нет на это времени. Я понимаю, что это уже значило бы идти на разрыв.

Мечтаю жить в Юрмале

Что для вас значит Латвия?
Очень люблю ее! И в Риге, и в Таллине я была несколько раз. И всегда, когда возникает вопрос, ехать туда или нет, у меня нет сомнений. Впервые я к вам приехала несколько лет назад с «Ледниковым периодом». До этого долго никуда не выезжала — много работала, снималась. А тут Рига, такая красота… Жалела только, что у нас было всего два-три дня. И это была зима, холодно, я успела носом воздух понюхать, Старый город и каналы посмотреть, и все — мы улетели. Так обычно это и происходит. Я все мечтаю, чтобы в Риге какое-нибудь кино снималось, чтобы в ней пожить, побыть.

А не осталось каких-то особых воспоминаний, может, обзавелись у нас и друзьями?
Там у вас Стас Флоренцев есть — замечательный радиоведущий, с которым я дружу. Мы с ним переписываемся, я приезжаю, он всегда показывает Ригу. Возит в какие-то удивительные места, которые я не знаю. Стас просто чудо — я его обожаю, люблю сердечно. Нас с ним как-то давно Камиль Ларин познакомил. С тех пор мы очень тепло общаемся. Как-то он устроил нам чудесную баню где-то под Юрмалой (в Лапмежциемсе. — А.С.). Мы ездили к какому-то чудесному мужчине по имени Арвид — такому седому, с бородой, со своим домом, который он сколотил собственными руками. А баня у него построена из какого-то кораблика, и она плавучая! Арвид сам нас вениками парил. А потом мы пили его чай, заваренный из неведомых трав, с какими-то печеньками. Я еще подумала: это какой-то знахарь, сейчас напоит нас этим чаем, и мы там уснем. Но нет — не уснули. Мы, когда приехали туда, были такие уставшие, но вот провели три-четыре часа у него и так чудесно отдохнули, полностью восстановили силы, словно попали в сказку. И уже не хотелось никуда уезжать. У него была такая тишина, спокойствие, ощущение, что ты с природой один на один. И я подумала: вот где-то здесь надо жить, чтобы сосны вокруг были, река рядом. А еще я ужасно люблю ваше море.

Так, может, пришло время что-нибудь приобрести у нас и приезжать не только работать, но и отдыхать — к себе домой?
Я бы с удовольствием, у вас невероятно красиво, особенно в Юрмале, но пока не до этого. Слава богу, когда я думаю о Латвии, понимаю, что она рядом. Это меня согревает.

Алексей Стефанов, "Открытый город"

Полностью интервью читайте в июньском номере журнала "Открытый город"

12-06-2015
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Яверт 13.06.2015
я люблю тех ,кто любит мою страну!!!
Журнал
№5(110)Май 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Большая игра Даны Рейзниеце - Озолы
  • Замок для либерального националиста
  • В латышских школах зазвучит русская речь
  • Барышников у Херманиса репетирует  Папу Римского
  • Звезда по имени Российская
  • РКИИГА - 100 лет!