Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Первое правило: делать так, чтобы люди думали, будто они сами хотят этого.
Екатерина II Великая, императрица всероссийская
Latviannews
English version

Из министров — в жены

Поделиться:
Большая семья Линды.
Брак бывшего министра внутренних дел Латвии Линды Мурниеце с врачом-гастроэнтерологом и главой Арабского культурного центра Хоссамом Абу Мери два года назад вызвал немало любопытства и пересудов. Со временем страсти поутихли. Но интерес остался: что испытывает женщина, вступившая в брак с мужчиной другой культуры, какие трудности и открытия им обоим довелось пережить, что пришлось изменить в себе ради семейного счастья — об этом госпожа Линда Абу Мери рассказала «Открытому городу».

«У нас нет особых разногласий в том, куда идти или что делать с детьми. Тут вопрос не в национальности, а в том, как два человека умеют приспособиться друг к другу, заботиться друг о друге, жить вместе, -- рассказывает Линда. -- Мы, как и все, ссоримся из-за мелочей. Но через пять минут Хоссам говорит: зачем мы ссоримся? Давай не будем, понятно же, что все равно помиримся».

Судя по тому, что доводилось наблюдать на улицах арабских городов, любое мелкое разногласие в секунду может перерасти в масштабный скандал. И для настоящего счастья иногда тоже хватает пустяка. Не доводилось ли сталкиваться с таким нетипичным для Севера проявлением эмоций в своей семье?

А я так же выражаю эмоции. Я довольно давно знаю Хоссама и уже научилась понимать, когда он закипает. Его быстрее раздражают какие-то бытовые ситуации, он очень ценит себя. Попытка унизить человека или его семью — это самое страшное оскорбление в арабской культуре. И если Хоссам чувствует нечто подобное по отношению к себе, то, разумеется, сразу начинает защищаться. Я даже по глазам уже вижу, что он вскипает: они у него такие теплые-теплые, но в какой-то момент начинают чернеть. Тут я уже знаю, что надо просто спокойно поддержать. И все очень быстро проходит.

Проявление неуважения, действительно, может вывести его из равновесия. Один такой случай произошел публично. Мы были в аэропорту, самолет задерживался. Хоссам подошел к женщине за стойкой и спросил, в чем причина задержки, все ведь опаздывают. Она не ответила, он спросил еще раз — снова без ответа. В третий раз он спросил громче, после чего женщина позвонила по телефону и сказала, что тут какой-то черный на нее кричит. Как ты думаешь, это не оскорбительно?

В тот момент даже мне было унизительно — так назвать человека при всех. Его ведь многие знают, его узнают на улице, он известный доктор. Он ведь не кидался на людей на улице, он просто громко спросил. Мы до сих пор по этому поводу судимся, и даже омбудсмен признал, что эта ситуация была дискриминирующей. А так, поскольку мы оба позитивные и открытые люди, мы доброжелательно относимся ко всем.


Большая семья Хоссама.
Что ты думаешь о пресловутых стереотипах по поводу арабского шовинизма: мужчина решает и делает, а женщина молчит?

Это, действительно, не более чем наши стереотипы. Я была на его родине и видела, как там обстоят дела. Может, где-то в деревнях такой уклад и остался: мужчина главный, а женщина занимается тем, что ухаживает за мужчиной. В ливанских городах все обстоит так же, как в любой цивилизованной стране. Но хочу сказать, что там о женщинах очень заботятся. К примеру, женщина никогда не будет работать официанткой, потому что это тяжелая работа.

В семье Хоссама полная демократия. Мама никогда в жизни не работала, но именно она является тем человеком, который укрепляет всю семью, ее очень любят и уважают. После поездки в Ливан я показывала друзьям фотографии, на которых мама Хоссама в джинсах и узких майках. Они удивлялись: почему без платка? А она бы очень удивилась, если бы ей предложили его надеть. Одна из сестер Хоссама носит платок, а вторая сестра одевается так, как у нас не многие оделись бы, и очень ярко красится. А для Хоссама нормально и то и другое. К тому же, там он прожил 18 лет, а в Латвии — 21 год. Он сам говорит, что больше латыш, чем араб.

Какую религию исповедуют в семье Хоссама: ислам или христианство?

Пополам — там есть христиане и мусульмане. Сам он тоже как бы между двумя религиями, хотя этот вопрос обсуждать не любит. Иногда мы вместе ходим в храмы — и католические, и православные. Для Хоссама это важно: даже не сама религия, а правильная жизнь по ее законам. Мы всегда считали, что если тебе хорошо, то это благодаря Богу. Иногда заходим просто сказать «спасибо».

Полностью интервью с Линдой Абу Мери читайте в августовском номере журнала "Открытый город"

Оксана Антоненко

 
09-08-2014
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать