Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Глупость — дар Божий, но не следует им злоупотреблять.
Отто фон Бисмарк-Шёнхаузен, канцлер Германской империи
Latviannews
English version

Удар током

Поделиться:
Фото: pixabay.com
Из-за рекордного роста цен торговцы электричеством, которые ранее заключили долгосрочные договора с клиентами, зачастую вынуждены продавать энергию себе в убыток. В ближайшие месяцы мы увидим банкротства, прогнозируют в Latvenergo. Кстати, бывшая монополия и сама уже обращается к некоторым клиентам с просьбой войти в положение и платить больше, чем указано в договоре. Об этом пишет Rus.Lsm.lv.

Рекордное подорожание электроэнергии в латвийском сегменте биржи Nordpool, — уже более чем втрое за год (и рост продолжается) — затронуло не только конечных потребителей. Первым на прошлой неделе ушел с рынка игрок Senergo, который ориентировался в основном на крупных потребителей — госструктуры и бизнес, и в прошлом году увеличил оборот более чем вчетверо, до 7,2 миллионов евро.

В прошлую пятницу Регулятор общественных услуг сообщил, что клиентам этой компании (их менее тысячи, в том числе несколько сотен домашних хозяйств) следует выбрать других поставщиков. Акционеры Senergo, члены семьи экс-банкира Эрнеста Берниса, уже начали процесс ликвидации.

«Сжигали по 10 тысяч евро в день»

С такими фиксированными ценами работать стало невозможно, сообщил Rus.Lsm.lv директор компании Senergo Андрей Комбецов: «В этом рынке есть такая особенность, что торговец не может закупить весь объем энергии заранее, и потом долго его продавать — в отличие от газа, где есть хранилища. На данный момент оптовая цена настолько выросла, что и финансовое хеджирование уже не спасает от убытков. Каждый день мы теряли много денег. Акционеры приняли решение выйти из бизнеса».

Торговать в минус Senergo начала еще весной, когда произошел первый скачок цен. Поначалу акционеры помогали, вливая в компанию новый капитал. Через полгода ситуация стала намного хуже. В августе за один день компания в один день «сжигала» примерно по 10 тысяч евро, говорит Комбецов. Если бы продолжили работать в сентябре, дневные убытки увеличились бы вдвое.

Latvenergo прогнозирует скорые банкротства

В крупнейшей энергетической компании Latvenergo (среди прочего, торгующей на розничном рынке под брендом Elektrum) прогнозируют новые банкротства. Многие игроки пообещали своим клиентам определенный уровень цен — но теперь не могут этот уровень обеспечить, потому что им приходится покупать на оптовом рынке по более высокой цене.

«Так можно жить месяц. Может, полгода. А если — год? Тогда многим торговцам электроэнергией грозит банкротство, абсолютно реально. Так будет — как пить дать, как говорится! Уже в ближайшие месяцы мы увидим банкротства торговцев электроэнергией.

Людям кажется, что раз высокие цены на электричество, то значит компания на этом зарабатывает. Нет, это не так», — сообщил Rus.Lsm.lv пресс-секретарь Latvenergo Андрис Сикснис.

Те потребители, которые покупают электроэнергию по тарифам, привязанным к биржевой цене, платят дороже, в соответствии текущими ценами на бирже. Но таких клиентов у Latvenergo не более 20%, говорит Сикснис. У большинства же были заключены договора с фиксированной ценой на долгий срок — и с некоторыми из них компания ведет переговоры, прося войти в положение.

«Есть случаи, когда мы клиенту говорим, что для нас этот договор на старых условиях теперь стал невозможен, и что ту цену нужно менять. Пытаемся в ходе диалога эту цену как-то повышать, с пониманием, что, когда рынок пойдет вниз, мы вернемся к прежней цене. Такие случаи у нас есть, мы вынуждены так делать», — говорит Сикснис.

Пресс-секретарь признает, что поменять договор в одностороннем порядке компания не может: «Мы не можем просто сказать, что, вопреки договору, цена теперь будет другой. И договоры в одностороннем порядке мы, конечно, не разрываем. Не отказываемся ни от одного клиента. Где сможем — договоримся, где нет — все останется как было».

Другой вариант действий для Latvenergo — если в тексте договора все же было указано, сколько раз в году торговец может менять цену, если на то есть объективная причина, воспользоваться этим пунктом: «Оптовая цена на рынке — это объективная причина. За мегаватт-час сейчас нужно платить более 100 евро, а раньше было, скажем, 20. Это форс-мажор в том смысле, что мы не можем на эти цену повлиять. Но изменение цены в текущем договоре — это пока не всеобщая практика, мы не делаем так в массовом порядке».
Основная тактика для компании — ждать. То есть, дожидаться истечения срока договора, и в новом предлагать другую цену. «Рынок электроэнергии открыт уже 5 лет, и клиенты заключали договора на разный срок, кто на год, кто на два. В августе многие частные лица, более 200 тысяч, перезаключали договора по новым ценам. Большая часть осталась с нами. Еще у десятков тысяч клиентов сроки договоров истекают в сентябре, и они тоже получали новые ценовые предложения», — говорит Сикснис.

Регулятор не считает, что это форс-мажор

О том, что торговцы пытаются менять цены в уже заключенных (и не истекших) договорах, в Комиссии по регулированию общественных услуг ничего не слышали.

Хотя для других причастных к энергетике это не новость, выяснил Rus.Lsm.lv.

«Да, я слышал, что торговцы сейчас пробуют менять условия договоров, и выдвигают такой довольно забавный аргумент — что наступил форс-мажор. Но это, конечно, абсолютный абсурд, — говорит эксперт и бывший министр энергетики Латвии Юрис Озолиньш. — Такова обычная судьба торговца: если ты заключил договор о продаже чего-либо, хоть автомобиля, хоть электричества, а потом перед поставкой цены выросли, и тебе грозит убыток — тебе нужно доказать, что это действительно форс-мажор. Здесь то же самое. Конечно, для торговца такая версия про форс-мажор хороша, но не уверен, что она хороша для потребителя».

«Я бы не хотел называть это форс-мажором». — комментирует Янис Негрибс, который возглавляет в Регуляторе отдел надзора за рынком в департаменте энергетики. Он советует смотреть конкретный договор с поставщиком.

«Обычно форс-мажор — это не колебания цен на бирже, а очень нетипичные обстоятельства: война или стихийные бедствия. Если клиент получил такое предложение — изменить цену в актуальном договоре — нужно внимательно посмотреть, какие там прописаны условия. Смысл фиксированной цены — именно ее прогнозируемость на конкретный срок, и у клиента есть право сохранить эту цену — если только в тексте не предусмотрена возможность пересматривать ее с какой-то периодичностью. Такие договора — с пересмотром цены раз или два в год — на практике есть, и в таком случае у торговца есть все юридические возможности это сделать. Но предупредить об этом поставщик должен своевременно, как минимум за месяц. И, если клиента новая цена не устраивает, он весь этот месяц может искать другие варианты», — сказал Янис Негрибс.
 
16-09-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№10(139) Октябрь 2021
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Побег из 90-х, или американские горки Игоря Петрова
  • Правительство сделало учителей заложниками
  • Латвийское эхо афганской войны
  • Балтийская симфония Александра Журбина