Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Нет лекарства, которое способно вылечить то, что может вылечить счастье.
Габриэль Гарсиа Маркес, колумбийский писатель
Latviannews
English version

Все клиенты рухнувших банков имеют право на возврат до 100 000 евро? Все - да не все…

Поделиться:
Фото: mk.gov.lv
Клиентам рухнувших банков в Латвии по закону обещают вернуть их вклады до 100 000 евро. Однако каждому вкладчику нужно быть готовым к тому, что «в соответствии с законом» он не получит ничего, пишет обозреватель Neatkarīgā Арнис Клуйнис.

Что-то пишем, а что-то в уме

На одном и том же сайте Комиссии рынка финансов и капитала (FKTK) размещены материалы с противоположным смыслом. Оформленное в стиле рекламных текстов утверждение, что «каждому клиенту латвийских банков и сберегательных обществ – и физическим, и юридическим лицам – в соответствии с законом о гарантии вкладов, обеспечивается выплата компенсации за все виды вкладов во всех валютах до 100 000 евро в каждом банке» находится здесь.

После такого убедительного утверждения про гарантии вкладов «каждому» трудно представить, что существуют условия, при которых любые государственные гарантии не имеют силы. Но такие условия есть. Этой осенью FKTK опубликовала в Latvijas Vēstnesis официальный документ, в котором перечислены вкладчики, которым государство не обещает компенсировать даже небольшую часть из того, чего они лишились в банках под надзором государства.

Чертова дюжина

Директор департамента регулирования и защитных систем FKTK Елена Лебедева объяснила Neatkarīgā, что документ стал реакцией на банкротство банка PNB. В банке были вкладчики, которым, «в соответствии с законом о гарантии вкладов», никакой компенсации не полагалось. Но они узнали это только тогда, когда FKTK им объяснила, что в законе не сказано напрямую, но подразумевается.

В публикации Latvijas Vēstnesis перечислены 13 причин, по которым клиенты не получат никакой компенсации от Фонда гарантий вкладов за оставшиеся в банке деньги.

Для удобства Клуйнис разделил эти причины на три группы.

В первой группе под номером 13 объединены случаи с вкладами до 10 евро, с которыми в течение последних двух лет со дня наступления их недоступности не проводились никакие действия. То есть за них никто даже не пытался требовать никакой компенсации в течение двух лет после остановки банка.
Во второй группе сформулированы два условия, по которым не компенсируются деньги, полученные незаконным путем. В 4-м пункте списка FKTK критерием незаконно полученных денег названо вступление в силу обвинительного приговора суда. Если таковой есть, то ответственность за него больше не касается банковского надзора.

Однако очень скользким выглядит 5-й пункт, который запрещает компенсировать вклады, когда «вкладчик как клиент не идентифицирован в соответствии с правилами закона о предотвращении легализации полученных незаконным путем средств и финансирования терроризма и пролиферации». В этом случае одни правила ссылаются на другие правила, о содержании и трактовке которых клиент банка реально узнает только тогда, когда ему откажут в выплате денег.

FKTK указал Neatkarīgā на две возможности, как вообще в банк могут попасть деньги от неидентифицированного владельца. Это может быть ошибка банковских сотрудников, которые не вообще не идентифицировали клиента, но не идентифицировали его в соответствии с условиями «о предотвращении» и т.д. Вопрос, как клиент банка мог узнать и повлиять на то, как его идентифицировали?
Еще может быть так, что клиент подал в банк фальшивые документы. Вопрос, кто определяет, являются или нет эти документы фальшивыми? 5-й пункт документа FKTK не требует, чтобы подделка была подтверждена решением суда. Хватает того, чтобы кому-то они показались фальшивкой, и государственные гарантии могут утратить силу.

В третьей и самой большой группе перечислены юридические лица, которым, по словам Елены Лебедевой, «надо самим понимать, что они делают». То есть надо уметь отличать надежные банки от ненадежных, что не берет на себя FKTK со своим супернадзором – Европейским центробанком. Если бы эти контролеры могли отличать надежные банки от ненадежных, то ненадежных банков вообще не было бы, им не дали бы лицензию на банковскую деятельность. Сортировка коммерческих банков на хорошие, где можно хранить деньги, и плохие, которым деньги давать нельзя, возложена на разные финансовые учреждения, а также на самоупавления, годовой бюджет которых превышает 500 000 евро (в Латвии – все самоуправления) и на учреждения прямого госуправления, которым денежные убытки просто покроют из госбюджета.

Как охраняют деньги 2-го пенсионного уровня

Список финансовых учреждений, участвующих в надзоре друг за другом, длиннее, чем могут представить не связанные с финансовой отраслью люди. FKTK скрупулезно перечисляет, что никаких компенсаций за потери в обанкротившихся банках не получат кредитные учреждения и сберегательные общества, финансовые учреждения, страховые общества, брокерские общества вкладов, общества по управлению вкладами, частные пенсионные фонды и фонды альтернативных вкладов. Государственные гарантии также не относятся к выпущенным обанкротившимся банком долговым облигациям и его собственному капиталу.

А вот деньги пенсионных фондов 2-го уровня обеспечиваются отдельно и даже в большем размере, чем предусматривает Фонд гарантий вкладов со 100 тысячами или в отдельных случаях даже 200 тысячами евро. Двойной суммой обеспечиваются сделки с принадлежащей лицу и предназначенной для жилья недвижимостью, социальные пособия и компенсации за ущерб криминального характера, в том числе за несправедливое осуждение. Но даже компенсация в 200 тысяч – это мелочь по сравнению с несколькими миллиардами евро, которые уже высосаны из жителей Латвии и вложены в финансовых учреждениях по всему миру, которые обещают пышные плоды от этих денег. Как только какой-то банк замораживается, все накопления 2-го пенсионного уровня тут же передаются под управление другого пенсионного фонда и на хранение в другой банк.

Администратор неплатежеспособности банка PNB Виго Крастиньш подтвердил Neatkarīgā, что 110 миллионов евро управляющего пенсионными накоплениями 2-го уровня PNB Asset Management перенесены в дочернее предприятие банка Citadele – CBL Asset Management вместе с 66 493 клиентами PNB Asset Management, которым банкротство банка не причинило никакого ущерба, а значит, нет необходимости просить компенсацию.

Источник:
neatkariga.nra.lv
 
02-12-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№1(130) Январь 2021
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»