Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Мечты стареют куда быстрее мечтателей.
Стивен Кинг, американский писатель
Latviannews
English version

«Если бы я был врагом своей страны, я бы запретил наличные в корне!»

Поделиться:
Янис Зелменис/bdo.lv
 Планы правительства ограничить сделки с наличными взбудоражили не только участников рынка автомобилей или недвижимости, которые вызывают недовольство фискальных органов, но и рядовых покупателей супермаркетов, семьи трудовых мигрантов, которым шлют деньги уехавшие дети, пенсионеров, получающих пенсию на дому и т.д. Да и у правозащитников по этому поводу возникает резонный вопрос: как это сочетается со свободой и неприкосновенностью частной жизни? В то время как Евросоюз придумывает все новые способы защиты персональных данных, в Латвии, наоборот, хотят заставить человека в прямом смысле слова выворачивать карманы.

За комментариями «Открытый город» обратился к партнеру AS BDO Latvia юристу Янису Зелменису. Тем более, что незадолго до этого ZAB BDO Law провело исследование о сделках с наличными деньгами. Юристы констатировали, что Латвия — единственная страна в Балтии, где введен лимит на сделки физических лиц с наличными деньгами. Дальнейшее ужесточение мер может грозить нарушением прав человека.

По ложному следу

Янис, расскажите, как выглядит Латвия на фоне других европейских стран?
Мы, конечно, не изгои Европы и пока находимся где-то посередине. Есть страны, где вообще нет проблем с кэшем, и это двигатели европейской экономики, такие как Германия, Великобритания, Швеция. А есть такие, где отношение к кэшу чуть жестче, чем в Латвии. 11 стран Европы вообще не понимают, как можно ограничивать население в денежных операциях. А 16–17 все же имеют разного рода ограничения, среди них те, которые пережили атаки террористов, например, Бельгия.

В этой ситуации я бы обратил внимание на взаимосвязь между свободой страны и процветанием экономики, открытым рынком и благополучием населения.

Меня удивляет, почему именно сейчас тема наличных денег вышла в Латвии на первый план. Когда я слышу, что так собираются бороться с теневой экономикой, мне смешно. Вместо того, чтобы говорить предметно о претензиях тех же Moneyval или FinCEN, или конкретно разбираться в ошибках ABLV, людям подсовывают псевдострашилки и пытаются их вести по ложному пути. Чтобы человек не думал, почему он плохо живет, почему страна не развивается.

Обратите внимание, никто не дискутирует о том, как мы будем выходить из воровской схемы OIK в 5 млрд евро! Вместо этого нас втягивают в дискуссию о вреде наличных денег. Сколько времени в публичном пространстве уделяется второстепенным, отвлекающим темам, начиная с чекистских файлов, кончая выдачей оружия малолетним охотникам. Чем вообще общество и СМИ заняты?

Пора говорить о главном

Нас же убеждают, что ограничение наличных уменьшит теневую экономику и искоренит коррупцию! Вы не согласны?
Слушайте, мы не хотим лечить больного, мы хотим его расстрелять! Именно так выглядит наша борьба с теневой экономикой. Представьте, у нас масса хронических больных, у нас недоученные доктора, плохо работающая медицинская инспекция и т.д. и т.п. Но вместо того, чтобы разбираться с этими конкретными проблемами, мы готовы ставить больных к стенке — чтобы их вообще не было. Да, так тоже можно решить проблему, но только не в демократической стране.

Подобным образом пытаются уничтожить и банки, работающие с нерезидентами. Мы же фундаментально губим отрасль, ничего не создавая взамен. Страна теряет свой ресурс. А мы говорим о чем угодно, только не о главном.

У нас накопилось много проблем, в основе которых лежит раскол. Сейчас не только русского с латышом поссорили, а латыша с латышом, и русского с русским. Нам в первую очередь надо бороться с хроническим синдромом раскола. Иначе нас ждет всеобщая бедность. А вот если бы объединились богатый русский и богатый латыш, или бедный русский и бедный латыш, в Латвии бы кардинально поменялась политическая элита.

Есть и еще две крупные проблемы, которые никто не обсуждает: слабая Конституция и бестолковый Закон о выборах. Наша Конституция в свое время была скопирована с Веймарской республики, и ее главной задачей было ослабить власть, чтобы исключить сильного лидера. В результате ни у одной институции не было концентрации власти. Президент слабый, премьер слабый... А закон о выборах через любой список может протащить к власти любых идиотов.

Но разве это не есть демократия?
А что, в Америке нет демократии? Но там сильный президент. Или в Германии у канцлера очень много полномочий. И получается, в Латвии демократические институты есть, но старая несовременная Конституция и ошибочный Закон о выборах сводят ее на нет. В той же Литве половина мандатов индивидуальных, народ выбирает лидеров из тех, кого знает. А у нас в партийных списках знают лишь локомотивы, остальные — марионетки, которые идут довеском, но именно они потом все решают.

На последних парламентских выборах в Сейм прошли 7 партий. Посланием избирателей было — мы хотим перемен! А что получили? Правительство с премьером из «Единства» — это правительство реформ? Те, кто всех обокрал, сели рядом с теми, кто с ними борется. Очень весело! И кто-то верит, что «революционер» Борданс в союзе с «Единством» что-то поменяет? Народ-то хотел реальных изменений. А борьба с наличными — это псевдореформы.

По сути создается параллельное законодательство, в котором нет презумпции невиновности: FinCEN закрывает банк без суда и следствия, Минфин решает, сколько частных банков должно остаться, СГД требует себе право конфисковывать кэш…

Могу сказать, такой тоталитарный контроль больше подходит для авторитарных режимов. Если вы в Германии спросите у любого политика: «Не хотите ли вы запретить наличные деньги?» — он у виска покрутит.

Как адвокат, я не могу представить, как бы вы могли защищаться в нашей системе правосудия без денег. Если вас вдруг в чем-нибудь обвинят, заведут уголовное дело, арестуют ваши счета, попробуйте-ка найти справедливость в нашей прокуратуре или суде с пустыми карманами. А как лечиться без денег? Да те же банковские автоматы и интернет-банки нередко дают сбои. Как вы себя будете чувствовать, оказавшись в это время в ресторане или магазине?

Наличные деньги — это моя свобода. Хочу храню их в банке, а хочу — в огороде или под матрасом. Это мое право.

Хилую козу можно доить до изнеможения

Минфин посчитал, что, снизив порог сделок с наличными, можно пополнить госказну на 675 тысяч евро в этом году и по 900 тысяч евро в 2020-м и в 2021-м. Это же смешные деньги! Карманные расходы наших депутатов…
А теперь представьте, сколько ресурсов будет потрачено, чтобы эту сумму собрать! Сколько контролеров надо посадить и сколько компьютерных программ создать, чтобы идентифицировать покупателя в магазине, подсчитать, не тратит ли он больше 3000 евро. А доставлять пенсии на дом тоже будут только до суммы в 3000 евро, остальные не отдадут?

Пора вспомнить одну прописную истину: не бойся больших расходов, бойся малых доходов. Лучше бы предоставили льготы на электричество промышленным предприятиям! Они же своим OIK сделали неконкурентоспособной латвийскую промышленность! Будь наша экономика растущей, мы бы получали гораздо большие суммы за более короткий период времени. А хилую козу вы можете доить до изнеможения, но вы ее в конце концов убьете, она у вас ноги протянет.

На мой взгляд, вопрос теневой экономики, во-первых, преувеличен, а во-вторых, не сфокусирован. Давайте подумаем логически. Что такое теневая экономика? 95% — неуплата НДС, остальное проституция, таксисты, официанты, и все мы, которые ходят на рынок, нанимают домработниц и сиделок по уходу за стариками и т.д.

Если надо бороться с неплательщиками налогов, то покажите мне эту борьбу: где уголовные дела, где посаженные нарушители? А подозревать всех — это нездоровое направление. Власть теряет меру. Что же касается теневой экономики в рамках проституции или таксистов, так это же самозанятые люди! Пусть они эти деньги используют на свое выживание и ничего не просят у государства. Это государству, то есть всем нам, обойдется дешевле.

Будь я министром финансов, я бы серьезно об этом задумался. Если в теневой экономике доход составляет до 1 тысячи евро на человека, пусть живет и не платит налоги. Главное, чтобы он не требовал пособия. Я бы его лучше контролировал через медицину, поставил бы ему некую планку: хочет дорогую операцию — заплати соцналог. А так живи как хочешь.

Так что же, вы просто предлагаете закрыть глаза на теневую экономику и коррупцию?
Знаете, есть рационально-циничный взгляд экономистов на эту проблему. Некоторые считают, что коррупция и процветание страны в какой-то мере взаимосвязаны. Не все коррумпированные страны плохо развиваются. Есть страны очень бедные, а есть такие, как Индонезия, которая входит в группу одиннадцати самых быстроразвивающихся в мире.

Если деньги от меня кочуют к вам, а от вас к министру, и министр строит малобюджетные квартиры, то ничего плохого экономике от этого не будет. Но латвийская особенность коррупции в отличие от Индонезии состоит в том, что латвийские коррупционеры деньги здесь не держат, они их держат в Швейцарии или других иностранных банках. Это худшая форма коррупции, которая характерна для Латвии с первых лет независимости.

Коррупция здесь была всегда. И политические партии всегда продавались и были коррумпированы. Да, раньше коррупционерам было легче, сейчас труднее. Но почему-то именно сейчас для борьбы с этой проблемой предлагают объявить войну наличным.

Глава FKTK Петерс Путниньш недавно отчитался о проделанной работе: из Латвии ушли 10 млрд евро. Как вам кажется, это позитивная новость?
Тут проблема в другом. Если бы мы смогли из этих 10 млрд сохранить хотя бы два и научились их обслуживать, управлять бизнесами, в которых они работают, тогда все имело бы смысл. Беда нерезидентского бизнеса в том, что все 30 лет он стоял на «быстром прогоне». А надо было отделить зерна от плевел, попытаться убедить владельцев капиталов сохранить деньги здесь, а мы бы управляли этими активами, семейными бизнесами и т.д. Но этого не было сделано. Ума не хватило.

У кого?
У политиков, у регуляторов, у банкиров. Хотя в 2008 году кризис заставил искать нестандартные решения: появилось ВНЖ, получили 1,5 млрд евро, оживили недвижимость. Так что примеры есть. А в развитии банковского сектора Латвии была допущена стратегическая ошибка, которая закончилась жестким решением FinCEN по поводу ABLV и убийством Бункуса. Вот вам финальный аккорд всего этого.

Государство без банка

Как вы думаете, почему наши министры и высшие чиновники, как бывшие, так и нынешние, с необычайной готовностью берутся выполнять любые жесткие требования международных организаций? Почему они не защищают своих предпринимателей, собственное население?
Хотят выглядеть чистенькими перед хозяевами. Или стратегическими партнерами, назовите, как хотите. Это просто холопское желание выслужиться. Польша, Греция, Венгрия ведут себя по-другому. А мы никак не можем избавиться от своих комплексов. Наверное, слишком часто и жестко в 20-м веке для нашей нации стоял вопрос выживания.

К тому же международные организации — это удобные ширмочки, за которыми можно спрятаться. Смотрите, это не мы такие плохие, это Брюссель требует, это не мы сглупили, это Moneyval виноват. Элита скрывает таким образом свою бесхребетность и беспомощность.

Ведь в Латвии не осталось ни одного государственного банка! Казалось бы, Citadele — сам в руки упал, почему бы его не придержать в государственных интересах? Тем более, что вложили туда 1,5 млрд евро! Но нет, продали меньше чем за 100 миллионов! Это что, государственное мышление, государственный подход? Посмотрите структуру акционеров Swedbank, Nordea — сколько там государственного участия! Неудивительно, что Nordea был спасен в 1992 году шведским и финским правительством.

Продав все частникам, мы сталкиваемся с ситуацией, когда даже нужный государству кредит не получить. Как вы думаете, даст Swedbank, филиал материнского шведского банка, кредит для развития airBaltic, который является прямым конкурентом их клиента SAS?

Формула власти перестала работать

Вы, наверное, читали громкое интервью ВВС бывшего главного экономиста МВФ Рагурама Раджана об угрозе глобального «восстания против капитализма» — из-за того, что система все дальше уходит от равноправия. В том числе вводит различные лимиты и ограничения, которые препятствуют свободе людей. Вы с этим согласны?
У нас власть — это группа интересов. Все эти годы формула латвийской власти сводилась к сделке с народом. Народ как бы говорил — вы воруйте, но не мешайте нам жить. Поэтому никто не бунтовал. До поры до времени мы друг другу не мешали. А сейчас они нам мешают и посягают на самое сокровенное. Люди, которые за 28 лет где только не наследили, пытаются нас учить, как нам жить. Они хотят, чтобы я в свои 47 лет забыл про все их грешки, разделся догола и поверил, что они хотят сделать меня счастливым?

Вы много видели в нашем обществе радостных людей? Я больше вижу мрачных. Удар по наличным деньгам — это удар по самым низким слоям населения. За счет отложенных на черный день купюр многие люди выживают. От того, что человек отнесет их на рынок или заплатит медсестре, он не становится преступником.

Представляете, сколько у нас социальной напряженности снято из-за отъезда населения? Благодаря нашей эмиграции мы выпустили социальный пар. А при этом они еще и деньги домой шлют. Причем многие шлют в конвертах, через знакомых. И на Западе люди работают неофициально, там такие тоже есть. Но эти люди содержат своих стариков вместо государства. А теперь перестанут? Через борьбу с наличными государство только еще больше обозлит людей. И эту злобу они рано или поздно обернут против власти.

Если бы я был врагом своей страны, я бы сказал: двигайте эту тему дальше, а лучше всего — запретите наличные в корне!

Я помню, в андроповские годы компетентные органы допытывались, на какие деньги люди дачи строили. Неужели мы хотим вернуться в те времена? Я бы ориентировался на другие. В 80-е Латвия была первой страной, где можно было поменять валюту. Это была революция на всем постсоветском пространстве. Здесь никогда не проверяли документы при обмене валюты. И к чему мы пришли за 30 лет?

Естественно, я за дополнительные средства в казне. Но давайте определим приоритеты. Ведь базис человеческой жизни — экономическое процветание. Стремление пополнить казну любой ценой приводит к тому, что мы начинаем поступаться фундаментальными принципами.

Для информации

Минфин подготовил план мероприятий по борьбе с теневой экономикой. В нем предусмотрено снижение порога для сделок с наличными с нынешних 7200 до 3000 евро, причем наличными деньгами нельзя будет купить недвижимое имущество и транспортные средства. Кассовые операции считаются удобной средой для мошенничества, легализации средств, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, а также создают риски для неуплаты НДС. Введение ограничительных мер также объясняется невозможностью контролирующих органов проверить все наличные сделки.

Напомним, что с 1 января 2017 года в Латвии уже действует норма, которая ограничивает сделки наличными — они не должны превышать 7200 евро.


Фото: pixabay.com

Ограничения сделок с наличными в странах Европы

Дания
Юридическим лицам не разрешается принимать оплату в наличных, если они превышают 6700 евро (50 000 крон). Эти ограничения не распространяются на представителей 11 профессий, в том числе адвокатов, бухгалтеров и т.д. Ограничения на сделки с наличными не относятся к физическим лицам.

Нидерланды
Разрешаются сделки с наличными. Но их надо декларировать, если: 1) сумма переводов 2000 евро и больше; 2) для торговцев драгоценностями — 15 000 евро и больше; 3) для автодилеров — 25 000 евро и больше.

Бельгия
Сделки с наличными ограничиваются 3000 евро, но в то же время оговаривается, что только 10% от суммы сделки можно оплачивать наличными. Запрещены любые сделки с наличными в отношении недвижимости.

Франция
Выплаты наличными зарплат и другие вознаграждения сотрудникам ограничиваются 1500 евро.

Максимально разрешенная сумма оплаты наличными: 1) для налоговых резидентов Франции (при уплате налогов, а также в хозяйственной деятельности) — 1000 евро; 2) для налоговых нерезидентов Франции (при условии, что платеж осуществляется не в рамках хозяйственной деятельности) — 15 000 евро.

Португалия
Сделки с наличными ограничиваются: 1) для налоговых резидентов — 3000 евро; 2) для налоговых нерезидентов, если они не занимаются хозяйственной деятельностью, — 10 000 евро; 3) для зарегистрированных в Португалии плательщиков налогов — 1000 евро; 4) оплачивать налоги, если они больше 500 евро, наличными не разрешается. За несоблюдение этих ограничений предусмотрены штрафы: для юридических лиц — от 360 до 9000 евро, для физических лиц — от 180 до 4500 евро.

Испания
Для сделок, в которых одна сторона — работодатель или юридическое лицо, — 2500 евро. Для нерезидентов (при условии, что платеж производится не в рамках хозяйственной деятельности) — 15 000 евро.

Словения
Для сделок между юридическими лицами — 420 евро. Для сделок между физическими лицами и между физическими и юридическими лицами — 5000 евро.

Польша
Для сделок между юридическими лицами — 15 000 евро (65 000 злотых). Есть законопроект, предусматривающий снизить планку разрешенных сделок с наличными до 3500 евро (15 000 злотых). Ограничений для сделок между физическими лицами нет.

Чехия
Для платежей, которые производятся как между физическими лицами, так и между юридическими лицами — 10 500 евро (270 000 крон), если постоянное место жительства (или место хозяйственной деятельности) — Чехия. Ограничения не применяются в отношении: 1) плательщиков налогов; 2) обязательных платежей в рамках законных трудовых отношений; 3) пенсионных выплат; 4) платежей, осуществляемых Национальным банком Чехии; 5) платежей присяжным судебным исполнителям, судам или другим институциям при исполнении решений.

Словакия
Для платежей между юридическими лицами — 5000 евро. Для платежей между физическими лицами — 15 000 евро. За нарушение вышеупомянутых ограничений предусмотрен штраф: для юридических лиц — до 15 000 евро, для физических лиц — до 10 000 евро.

Хорватия
Ограничения на использование наличных как для физических, так и для юридических лиц — около 16 000 евро (105 000 кунов), за исключением сделок между юридическими лицами этого государства, в отношении которых ограничение — 675 евро (5000 кунов).

Болгария
Все платежи, которые превышают примерно 5000 евро (10 000 левов), должны осуществляться в электронном виде через банки.

Италия
Как для юридических, так и для физических лиц — 3000 евро. Платежи свыше 3000 евро должны осуществляться отслеживаемым способом, например, банковским перечислением. Банкам предписывается сообщать о любом платеже наличными, который превышает 1000 евро. Разрешается использовать карты предварительной оплаты (до 2500 евро), если они не зарегистрированы на конкретное лицо. В отношении нерезидентов ограничения в сделках с наличными не применяются.

Страны Европы, в которых ограничения на сделки с наличными не предусмотрены

Австрия
Кипр
Эстония
Финляндия
Германия
Ирландия
Литва
Люксембург
Мальта
Швеция
Великобритания

Источник: исследование ZAB BDO LAW

Татьяна Фаст/«Открытый город»
 

21-04-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№5(110)Май 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Большая игра Даны Рейзниеце - Озолы
  • Замок для либерального националиста
  • В латышских школах зазвучит русская речь
  • Барышников у Херманиса репетирует  Папу Римского
  • Звезда по имени Российская
  • РКИИГА - 100 лет!