Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
И крокодилы плачут, а все-таки по целому теленку глотают.
Александр Островский, русский драматург
Latviannews
English version

Олег Буров: «Люди действия не могут быть популистами»

Поделиться:
Олег Буровю Фото: Диана Спиридовская/"Открытый город"
Новый вице-мэр Риги Олег Буров — один из самых опытных людей в столичном самоуправлении. Прежде чем сменить ушедшего в отставку Андриса Америкса, он успел поработать при пяти мэрах. Любит подчеркивать, что его конек не политика, а хозяйственные вопросы: там всегда виден результат. В интервью «Открытому городу» Олег признался, что его любимое занятие — мыть посуду — именно потому, что плоды труда сразу налицо. Вот и в приоритетах на новой должности у вице-мэра Риги конкретная помощь рижанам.

Как вы себя чувствуете в новой роли?
В Рижской думе я с 1998 года, 5 лет был начальником управления имуществом, потом на несколько лет уходил, в 2007 году вернулся на должность и.о. директора департамента имущества, а в 2010 году стал директором департамента, и поставил рекорд в этой должности, отработав на ней 7 лет.

У меня в команде есть люди, которые работали со мной еще с 1998 года, мы вместе переживали хорошие периоды в жизни и проходили через трудности. Мне с ними легко и интересно работать. Я люблю повторять, что работа для меня — это хобби, на которое не жалко времени.

Еще в управлении мы начали заниматься абсолютно новыми программами: стали заказчиками строительства, взялись за развалины. Когда в 2017 году меня избрали депутатом и председателем комитета собственности, я, конечно, использовал весь этот багаж. Тем не менее должность вице-мэра для меня — совершенно другой уровень.
Ответственность в управлении Ригой разделена между мэром и вице-мэром, чьи партии «Согласие» и «Честь служить Риге» составляют коалицию. Под вице-мэром — департамент образования, департамент среды и жилища, и департамент имущества. У мэра это департамент сообщения, строительная управа, департамент развития и департамент благосостояния.

Как представитель владельца, я также отвечаю за ряд предприятий с долей капитала самоуправления — Rīgas ūdens, Rīgas siltums, Rīgas meži, Rīgas pilsētbūvnieks, Rīgas nami и Getliņi. За другие предприятия — Namu pārvaldnieks, Satiksme, Центральный рынок, больницы, поликлиники, зоопарк — отвечает мэр. Поэтому надо заниматься не только деятельностью думы, надо вникать в работу наших муниципальных предприятий.

А вообще я первый человек, который из исполнительной власти пришел на такую должность, раньше вице-мэрами становились бизнесмены или политики. Думаю, это правильно. Люди, которые за нас голосовали, ждут от нас решения хозяйственных вопросов: по детским садам, тарифам на коммунальные услуги, ремонту улиц. Им нужна конкретная помощь. И мне эта работа интересна именно с этих позиций. Находясь на этой абсолютно политической должности, я намерен решать хозяйственные вопросы.

Насколько неожиданной стала для вас отставка Андриса Америкса?
Очень неожиданной. Хотя я его хорошо понимаю, сам однажды был в похожей ситуации. Когда ты знаешь, что ничего предосудительного не совершал, но каждый день твое имя склоняют в разном контексте, тебя это угнетает. Чтобы как-то остановить процесс, он сделал шаг, достойный политика с большой буквы. Мы любим говорить о политической ответственности, но мало кто реально ее берет на себя, большинство держится руками и ногами за свое кресло. Андрис доказал, что он не такой.

В свое время другой член нашей партии — Дайнис Турлайс, будучи министром внутренних дел от Демократической партии «Саймниекс», тоже взял на себя ответственность и ушел в отставку после талсинской трагедии, в которой погибли дети. Кто тогда думал, что Дайнис Турлайс лично виноват в том, что произошло с той пожарной машиной, у которой обрушилась лестница? Но он взял на себя политическую ответственность. Мужской поступок настоящего офицера.

И Дайнис Турлайс, и Андрис Америкс — члены одной партии. Жизнь показала, что эти люди близки не только по взглядам, но и по духу.

Сверка часов с рижанами

Расскажите, какие приоритеты вы для себя наметили.
Прежде всего, необходимо улучшить коммуникации между структурами Рижской думы. Я не о политике, а о хозяйственном взаимодействии. Рижская дума — это большая бюрократическая структура, и даже мне, после стольких лет работы, не всегда легко понять движение каких-то процессов внутри нее. Зато я не раз видел, как приходили инвесторы, а их гоняли из одного департамента в другой, и они, сделав этот круг, уезжали в другую страну. Поэтому мне хотелось бы проводить мобильные планерки с директорами департаментов для решения конкретных вопросов.

Следующая задача — укреплять более тесные контакты с рижанами. Сейчас в предместьях появилось много инициативных общественных групп, в Чиекуркалнсе, Саркандаугаве, Агенскалнсе, Торнякалнсе, которых беспокоит развитие. Люди, которые их создали, часто критично смотрят на то, что делают городские власти. А все потому, что у нас нет диалога.

Убедился в этом на собственном опыте. Недавно мы приняли решение ликвидировать в районе улицы Эрнестинес старую библиотеку, которая не соответствовала никаким параметрам: выглядела убого, отапливалась дровами. И тут пришли представители Агенскалнсского общества и сказали, что за старыми силикатными кирпичами скрывается деревянное здание позапрошлого века. Мы, конечно, остановили снос, встретились с членами общества, договорились, что сделаем архитектурно-художественную инвентаризацию здания и будем вместе думать о его использовании.

И если вначале в глазах людей было недоверие, то постепенно оно стало уходить. Да и позитивные преобразования на Агенскалнсском рынке их убеждают. Сколько было слухов, что он будет закрыт, продан, снесен. А туда пришел арендатор, который вкладывает деньги, город помог привести территорию в порядок, скоро там появится хороший национальный продукт, как на Калнциемсском рынке. После этого люди начинают по-другому к нам относиться.

Когда на первой встрече я показал агенскалнцам пачку документов, где учтены все деградирующие здания в этом районе, кому мы дали повышенную ставку на налог, кто благодаря нашим репрессиям привел свои дома в порядок, кто снес, — они были приятно удивлены. Одновременно мы в них нашли помощников, которые знают свой район лучше нас и могут помочь.

Поэтому с февраля мы с коллегами начнем ездить по всем районам Риги. Так, 8 февраля отправимся на Саркандаугаву. Надеюсь, со мной будут руководители различных исполнительных структур. Мы посмотрим, как выглядит район, не из окна машины, а пройдемся по улицам, встретимся с жителями, исполнительной дирекцией.

Есть такое выражение — сверить часы. Вот и сверим их с рижанами. Думаю, пятница, которая считается более спокойным днем, после обеда до вечера вполне может быть отдана таким встречам.

Советы профессионалов

Ряд партий в Сейме настаивают на роспуске Рижской думы и отставке мэра Ушакова в связи с коррупционным скандалом в Rīgas satiksme. Насколько, на ваш взгляд, реален такой сценарий?
Моду разрушительного критиканства в мировой политике задал президент Америки. Она срезонировала во многих европейских странах. Дошла и до нас. На недавних выборах в Сейм общество проголосовало за партии, которые очень критично подходили ко многим вопросам. Оно не проголосовало за прагматизм, за какие-то взвешенные взгляды. А поддержало довольно радикальные действия, популистские лозунги. И на этом сыграли определенные партии.

Партия «Честь служить Риге», которую я представляю, — городская, хозяйственная. Она не может быть популистской, мы — люди действия, и не можем обещать того, чего нельзя выполнить. У хозяйственной партии совершенно другая историческая роль. Но сейчас в парламент пришли другие силы. Посмотрим, что у них получится.

Вступив в должность вице-мэра Риги, вы заявили, что в обществах с долей капитала столичного самоуправления необходима «дезинфекция». Что вы имели в виду?
Считаю, что нужно провести определенный рестарт муниципальных предприятий. Для этого на самых крупных, прежде всего, в Rīgas satiksme, Rīgas nāmu pārvaldnieks, Rīgas ūdens, я предложил создать советы. Но не те, которые во времена «Латвияс цельш» были кормушками политических партий. Тогда все знали — если ты не стал министром, то пойдешь в совет предприятия и это будет твой большой бонус. Нет, в советах муниципальных предприятий будут работать профессионалы, а не политики. Поэтому поиском таких людей займется специальная фирма по подбору персонала.

Советы оценят бюджет наших предпринимательских обществ, финансовую дисциплину. Проследят, чтобы было меньше политического давления. Проанализируют услуги, которые они оказывают, — может, какие-то дешевле купить у частных лиц? Я не говорю о тарифах Rīgas siltums, которые утверждает Регулятор, или о проезде в Rīgas satiksme, я говорю о более мелких вещах, которые касаются обслуживания жилых зданий, школ, коммунальных услуг.

То есть советы — это по сути контролеры?
Да, конечно.

Рига и Латвия — единое целое

Преемником Каспара Герхардса в Министерстве среды и самоуправлений в правительстве Кариньша стал Юрис Пуце из «Развитию/За!». Что эта перемена сулит Рижскому самоуправлению?
Может быть, из моих уст будет странно звучать похвала в адрес Юриса Пуце, но мне нравилось, как он работал в думе, многие его выступления были вполне прагматичными. Он представлял оппозицию, но я видел, что этот человек готов созидать. Надеюсь, что его конструктивная политика будет и дальше воплощаться в позитивные дела.

Что касается других взаимоотношений с правительством, то у нас сложилось очень хорошее сотрудничество с министерством культуры, за что я благодарен Даце Мелбарде. И здесь не идет речь о политике. Если бы мы благодаря министерству культуры не получили софинансирование на Художественный музей, это были бы неосвоенные европейские деньги. То же самое с Дворцом культуры завода ВЭФ.

Сейчас на реконструкции грандиозный проект Межапарка — уже закончена первая очередь, вторая запланирована к сдаче в 2023 году. Мы все понимаем, что значит для страны эстрада Межапарка, на которой проходит Праздник песни. Поэтому было бы логично, чтобы и этот проект государство поддержало еврофинансированием. А пока мы все делаем на деньги города, получив беспроцентный займ в Госкассе, который должны вернуть в течение 30 лет. Понятно, что этот заем — за счет других городских объектов: школ, садиков. Думаю, это неправильно.

Несмотря на ваши старания нередко звучат упреки, что Рига противопоставляет себя государству и ничего не делает для страны.
Абсолютно необоснованные упреки. Город привел в порядок массу объектов, где пользователь — государство. Самый свежий пример — Национальный театр. В канун юбилея страны мы отремонтировали фасад, зал, в очень короткие сроки поменяли кресла, учитывая, что 18 ноября там пройдет торжественное заседание. Скоро на территории со стороны теннисных кортов будет реализован проект пристройки. Это будут очередные инвестиции города в государственный объект.

На протяжении последних 7 лет мы ремонтируем участки полиции в зданиях, которые принадлежат городу, но арендатором является государство.

Сейчас самоуправление регулярно проводит консультации с Министерством культуры о возможном месте строительства акустического концертного зала. Конечно, надо понять, есть ли у государства на это средства, учитывая, что такой амбициозный проект потребует не меньше 100 миллионов евро.

С другой стороны, новый зал обязательно привлечет в страну туристов. У нас столько прекрасных музыкантов, сильных оперных исполнителей, великолепных дирижеров с мировым именем! Для такой маленькой страны как Латвия — это чудо. Хотя и объяснимое: с советских времен у нас осталась система музыкальных школ, где дети могут получать бесплатное музыкальное образование. Ну и, конечно, наши песенные традиции…

В ближайшее время правительство будет принимать решение по неосвоенным европейским миллионам. У нас есть предложение инвестировать деньги в три государственные гимназии — Третью гимназию, Агенскалнсскую и Немецкую, но не в стены и кирпичи, а в учебный процесс, в современные лаборатории, создав там кабинеты ХХI века. С этой идеей я буду в ближайшее время выходить на министерство финансов и на министерство образования. Так что нельзя отделять Ригу от государства, это неправильно.

Кнут и пряник для домовладельцев

В традициях латвийской политики как в Сейме, так и в самоуправлениях игнорировать мнение оппозиции. В своем первом выступлении в качестве вице-мэра вы заявили, что готовы на компромиссы в связи с предложениями оппозиции. Что вы имели в виду?
Мы уже сотрудничаем с оппозицией — например, в так называемой комиссии по развалинам (Rīgas domes Vidi degradējošu būvju komisija). В ней 20 человек — исполнительные директора районов, директора департаментов, главные специалисты и по одному депутату от каждой фракции. Если считать политически, то членов оппозиции там большинство. Так вот в этой комиссии нам удается работать так, что я, как председатель, ни один вопрос не ставил на голосование. Мы все решали методом консенсуса. Например, когда сдавали в аренду Агенскалнсский рынок, я сказал: у нас с вами один противник — плачевное состояние здания, давайте вместе приводить его в порядок. И предложил представителям каждой фракции войти в состав комиссии — и люди поддержали.

Недавно наша комиссия так же единогласно поддержало введение уголовной ответственности для так называемых миллионеров трущоб, которые годами не ремонтируют свои развалины. Да, у нас есть повышенная ставка налога на такие запущенные дома, но этого недостаточно. Мы обратились к нынешнему премьеру с просьбой поручить министерству юстиции разработать изменения в законодательстве. И они их разработали, передали в новый парламент. А там этот вопрос отложили или, выражаясь неюридическим языком, пустили в долгую.

Оказывается, все остановила одна эмоциональная дама, известный борец с коррупцией, которая на заседании юридической комиссии Сейма заявила: Рижская дума ничего решить не может. Пока она была депутатом Рижской думы и активно боролась с теми, кто у власти, она даже не поняла, чем дума занимается. Она произнесла свою стандартную фразу, не понимая, что мы говорим о домах богатых домовладельцев. Так наш самый главный борец с коррупцией им подыграла. Вот пример, как играми в политику можно помешать нормальному решению вопроса.

А повышение налога дало эффект по деньгам?
Безусловно. Сборы увеличились в геометрической прогрессии. Но все равно в городе еще много развалин, которые угрожают жизни людей.
Мы ведем политику кнута и пряника. Повышенная ставка налога на развалины очень сильно изменила ситуацию. Здание, которое раньше платило пару тысяч в год, теперь платит десятки тысяч.

Кроме этого мы начали бороться с зелеными сетками на домах. Они висят годами и портят вид фасадов. Хотя сетка ничего не решает, а как рыбацкий невод, накапливает камни, кирпичи, элементы фасада, и в какой-то момент прорывается и падает. А если на головы прохожих? Поэтому мы даем два года на ремонт фасадов, а если владельцы не успевают, и зеленая сетка продолжает висеть, повышаем ставки на налог.

В то же время предлагаем пряник — это программа по софинансированию частных зданий, которые находятся в исторической зоне или являются памятниками архитектуры. За три года уже 180 таких зданий приведено в порядок. В первый год на эту программу ушло около 300 тысяч евро, во второй — около 600 тысяч, а в прошлом году миллион двести тысяч. То есть владельцам выделяется 50%, не более 20 тысяч, на ремонт видимой части фасада и крыши.

Есть еще одна программа софинансирования на 50%, не более 5 тысяч — на ремонты балконов, мелких архитектурных элементов. Кто получает эти деньги? Не миллионеры, а объединения жильцов многоквартирных домов. Например, в доме на Экспорта объединились 38 квартир, даже друг за друга платили долги по налогам, чтобы получить эти льготы.

А если жильцы берутся отремонтировать фасад, поставить декоративное освещение, то они получают льготы на налог по недвижимости 50% на 5 лет. Если здание полностью реновировано — 75%, а если деревянное здание — то 90%.

И если повышенная ставка на налог принесла в прошлом году порядка 2,5 миллиона, то порядка миллиона ушло на льготы. Так что мы не только вводим репрессии, мы и стимулируем. Люди начали понимать, что очень важно, какая у тебя лестничная площадка, какой фасад, ведь это повышает рыночную стоимость дома. А освещение фасада — это еще и безопасность.

Везде должна быть понятная людям система. Так, уже 10 лет действует трехсторонний договор между департаментами образования и имущества и директорами школ и детсадов. В нем оговариваются все правила игры трех сторон: школы подают заявку, департамент имущества анализирует, планирует ремонтные работы, информирует департамент образования. И такая система по социальным, культурным, по всем остальным объектам Риги в Рижской думе существует.

Когда мы рассказали об этом коллегам в Будапеште и Праге, они нам позавидовали, там такой системы нет. Поэтому в данном случае нам есть, чем гордиться.

То же самое я хотел бы сделать по паркам города, нам нужно оценить их состояние, расставить приоритеты, и тогда будет легче планировать и получать финансирование.

Без политических шоу

Какую самую большую трудность вы видите для себя на новой работе?
Для Рижской думы характерно объединение исполнительной и законодательной власти, что нечасто встречается в столицах больших городов. С точки зрения мобильности принятия решений — это хорошо. Но есть свои издержки. Исполнительная власть очень близка к политикам, поэтому многие чисто хозяйственные вопросы у нас политизируются и тонут в ненужных дискуссиях.

Яркий пример — дом на Калнциема, где произошел пожар. Этот частный дом уже много лет считается развалиной, к нему была применена повышенная ставка налога, статуса архитектурного памятника не имеет. Он был опасным, а стал еще опаснее после пожара. Департамент имущества после профессиональной экспертизы выдает поручение владельцам его демонтировать. В результате мы получаем дискуссию: подозрительно быстро снесли, что-то там не так. Тогда спрашиваешь сомневающихся: если здание обрушится и пострадают люди, кто из вас возьмет на себя ответственность?

Потом появляются версии, что там построят многоэтажное здание, хотя в плане развития та же самая этажность не увеличивается. Кто-то пишет, что весь этот процесс оплачивает Рижская дума, что мы чуть ли не связаны с теми, кто поджигал и т.д. и т.п. И вот из таких вещей делается политическое шоу. А дело стоит.

Меня сегодня нередко спрашивают: тебя поздравлять с новой должностью или соболезновать? Я думаю, ни то, ни другое. Это просто работа, которую надо делать. Возможно, в это непростое время мне лучше было бы отсидеться и продолжать работать директором департамента, но я — человек команды. И когда Андрис высказал пожелание, чтобы я продолжил его дело, я согласился.

Я не могу работать, так как он, мы все — разные люди, что-то я буду делать по-своему, но эта работа мне нравится — тут сразу можно увидеть ее результат. Мне, например, нравится мыть посуду — именно потому, что я тут же вижу плоды своего труда.

Когда 1 сентября открывается очередная отремонтированная школа и я вижу радостные детские лица, вижу влажные глаза инженеров, строителей, архитекторов, которые, работая в Рижской думе, получают меньше своих коллег из частных компаний, у меня, как у чемпиона в спорте, появляется чувство опустошенности — я сделал все, что мог. Вот это и есть счастье. Поэтому могу сказать: я люблю свою работу, и я счастливый человек.

Татьяна Фаст, "Открытый город"
 

19-02-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7-8(112-113)Июль - Август 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Из "Пионера" в миллионеры
  • Дидзис  Шмитс: Инвестиции в Латвию не привлечет даже Иисус Христос
  • Предприниматель из Австрии: "Не топите бизнес!"
  • Беларусь - Латвия: Соседство с удовольствием
  • Наш мозг не стареет!