Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
После определенной точки деньги перестают быть целью, они перестают вообще иметь значение. Сама игра — вот, что захватывает.
Аристотель Онассис, греческий судовладелец, миллиардер
Latviannews
English version

В Антарктиде есть озеро Рига

Поделиться:
Удивительная история: оказывается, в Антарктиде есть озеро Рига. И такое имя оно получило благодаря рижанину Герману Москвитину — единственному в странах Балтии человеку, работающему на ледяном континенте. Недавно он вернулся домой из своей третьей полярной командировки, в которой провел 15 месяцев в качестве механика-водителя.

Мы пьем кофе в «Макдональдсе» в Старой Риге. У моего собеседника очень загорелое лицо, кое-где даже шелушится кожа. Озоновый слой над Антарктикой очень тонок, так что коричневеют там быстро, а загар держится долго. В остальном — обычная внешность, средний рост, никакой суровости во взгляде. Совсем не похож на героя подростковых романов.
Герман то и дело поглядывает на часы: на следующий день ему ехать в Питер, надо успеть собраться.

— Обследовать будут. На лучевую болезнь. У нас было задание — ликвидировать РИТЭГи. А мы нечаянно кокнули один, — видя мое полное недоумение, он объясняет: — Радиоизотопные тепловые энергогенераторы. В советское время на станции «Восток» были эксперименты по мирному атому. Небольшие такие генераторы, киловатта на два-три, были заброшены туда в семидесятых годах. Уже лет 30 не используются. Оттащили их подальше от станции. Стояли они закопанные в снегу, и еще лет сто простояли бы, никому это не мешало. Кипиш подняло МАГАТЭ, Международное агентство по атомной энергии. Дело в том, что стояли такие штуки не только у нас, но и по северам, около Северного полюса то есть. Ну и какие-то умники на Чукотке решили распилить их на цветмет. Дольше недели никто не прожил. Во избежание подобного выдвинули требование: убрать все. Даже оттуда, куда так просто не попасть.
РИТЭГи основательно попортили полярникам кровь при возвращении на большую землю. Их везли на утилизацию в Санкт-Петербург, и по дороге корабль с таким грузом не хотели впускать в порты.

Аргентинцы отправили нас немцам. Немцы тоже принимать не хотели, но тут американцы настояли, те, что платили за эвакуацию. Хоть походили по твердой земле после месяцев на палубе. А в Питере нас встретило вечное российское разгильдяйство. Снова не пускали, команды не было. Мы сутки на рейде простояли, потом наконец поставили нас в закрытую зону и сказали все разгружать самим. Ну, вот там один РИТЭГ и уронили. Ну что ты смотришь так? (Смеется.) Не бойся, радиацию не излучаю. Да и сам едва ли заболел. Скорее всего, на следующий день уже в Ригу отпустят.

Дружный поселок размером в континент

В состав российской полярной экспедиции Герман попал случайно. Набрел на сайт научно-исследовательского института Арктики и Антарктики, увидел информацию о наборе команды для предстоящей экспедиции и решил попытать счастья. Неожиданно для себя оказался принят. Помогло российское гражданство, которое он взял после нескольких лет пребывания латвийским негражданином.

— Жена до последнего считала, что я ее разыгрываю. Только когда на корабль сел, поняла, что с Антарктидой у меня все серьезно и я после 20 лет брака ухожу жить к пингвинам. Но сейчас смирилась уже.

Антарктида — многонациональный поселок размером с континент. Вместо коров и коз — тюлени, пингвины и поморники. В сезон на континенте может быть несколько тысяч человек, в зимовку — около тысячи. Иметь свою станцию престижно. Так что во льдах можно встретить даже таких теплолюбивых людей как австралийцы, чилийцы, уругвайцы или индусы. Все ходят друг к другу в гости. По словам Германа, на Антарктиде нет политики, есть взаимовыручка и полярное братство.

— Если бы мир принадлежал полярникам, он был бы совсем другим, — говорит Герман. — Там люди чище. Да, мы смотрим телевизор, у нас есть Интернет (медленный, правда), новости смотрим, переживаем — но не ссоримся.

России принадлежит 9 антарктических станций. Самые значимые — «Прогресс», «Мирный», «Восток», «Беллинсгаузен» и «Новолазаревская». В прошлые экспедиции Герман бывал на «Прогрессе» и участвовал в походе на «Восток», а эту зимовку — 2014-го — провел на «Новолазаревской».

«Беллинсгаузен» часто в шутку называют курортом. Там самый мягкий климат: от –6,8°C в августе до +1,1°C в феврале. На ней находится единственная в Антарктиде постоянно действующая церковь — православная церковь Святой Троицы.

Германа больше всего впечатлил «Восток».

— Самая уникальная станция. Магнитный полюс и полюс холода. В 58-ю экспедицию там была зафиксирована температура –90°. Да, летоисчисление мы ведем в экспедициях, сейчас закончилась 59-я. Рядом находится озеро Восток, и в 57-ю его наконец-то вскрыли после 30 лет бурения. 3600 метров. Ты представляешь, что такое бурить лед? Гораздо сложнее, чем любую скалистую породу. Лед подвижен, лед постоянно пытается смерзнуться, приходится заливать фреон, иначе снаряд для бурения не поднять. Первые пробы показали неизвестные формы жизни. Микроорганизмы. Температура воды — до 15°, повышенное содержание кислорода. Откуда — неясно. Дно пока не исследовали.

Тех, кто прибыл на «Восток» вертолетом, приходится адаптировать в барокамере. Там кислорода всего 50%, и невозможно делать, например, спортивные упражнения. Тем, кто прибыл с походом, легче. Рядом — четырехкилометровый ледяной купол. Сквозь лед радиорадары видят внутри какие-то странные пирамиды.

Скорее всего, это горы, но можно, конечно, и Атлантиду себе нафантазировать. Одно бесспорно: когда-то там был тропический климат. На поверхности часто находят окаменелости, а у австралийцев на станции лежит череп какой-то твари типа динозавра.

«Прогресс» — столица русской Антарктиды. Самая новая станция, ее закончили в 2013 году. Здесь есть все: теннис, бильярд, сауна, тренажеры. Если закупается новое оборудование или машины, то все попадает на «Прогресс», а старое с «Прогресса» отправляется куда-нибудь еще. Например, на «Новолазаревскую», где Герман работал в минувшую экспедицию.
«Новолазаревская» — самая большая станция, с международным аэродромом. Главная достопримечательность — баня из клееного бруса. В 1961 году станция вошла в историю медицины тем, что ее врач Леонид Рогозов сам себе вырезал аппендикс. Других врачей не было, операция проходила под местным наркозом.

Но народ идет туда из-под палки. «Новолазаревская» — заповедник ветров. Тихих дней почти не бывает, всегда дует минимум 10 м/сек, а бывает и до ста.

— Я пошел за командиром, — говорит Герман. — Его в этот раз туда определили. Наш Галактионыч похож на Чапаева. Усами, прической. Характером тоже: шашкой рубанул — и вперед, а потом думать. Так и зовем. Мы его любим. Хотя он, бывает, таким матом может покрыть и даже дать в ухо. Но это чисто по-отечески и не со зла. Он 40 лет в Антарктиде, а до того танкистом был. Давно пенсионер и каждый раз говорит: все, это последняя экспедиция. Хочу с ним в следующий раз на «Мирный» попасть. Это самая первая советская станция, основана еще в 1956 году. Раньше она была столицей. Последний поход на «Восток» с нее был лет 10 назад.

Будни во льдах

Как механик-водитель Герман отвечает за транспортное обеспечение работы экспедиции и доставку грузов и топлива с барьера — это там, где разгружается корабль, привозящий и забирающий смену. У механика-водителя особое, почти трепетное отношение к технике.

— Если не душа, то характер у машин точно есть, — уверяет Герман. — Бывают с норовом, бывают послушные. Когда машина ломается безвозвратно, это грустно. Если возле станции — ее разбирают на запчасти. Как бы продолжает жить все-таки. А если в походе — ее так и бросают. В эту экспедицию мы в дульник попали, сильный ветер такой. Накрылось две машины. Пересели на «Касборер», поехали на станцию, не помирать же. Через два дня вернулись, но машин не нашли, занесло.

В сезон на Антарктиде много работы. Походы, научные исследования. Астрономия, озонометрия, магнитометрия, сейсмография. На «Новолазаревской» первыми засекли землетрясение в Непале, но предупредить не успели. Работают гидрологи, геологи, синоптики. Аэрологи запускают аэростаты и исследуют атмосферу.

— Романтики особой нет, трудовые будни. Размеренная жизнь, и думать не надо, выполняй себе приказы. Но и отдыхать мы умеем. По субботам в баню ходим, а потом — винный ужин. 10 литров на 30 человек. Без алкоголя тут свихнуться можно. Отмечаем все гражданские праздники и все церковные, даже Восьмое марта. И все дни рождения. Именинник получает икру, печенку, сухой тортик, 2 литра крепкого, 2 по 0,7 вина и упаковку пива. Подарок от начальника станции. Но особо народ не увлекается, работать надо. А вот водки сейчас стало меньше. Последний год с бюджетом плохо. Выделяют нам рубли, а мы сами конвертируем их в валюту, когда в Южной Африке закупаемся. Из-за инфляции у 60-й экспедиции только половина запаса еды. Но им мы оставили, экономили. Не голодали, конечно, но свежатинки было меньше. Так-то у нас мороженого мяса много и консервы еще с советских времен.
А больше всего, по словам Германа, на Антарктиде не хватает женщин.

— Когда вы рядом, как-то умиротвореннее становится, уютнее. То есть, у нас бывают женщины, но только в сезон. Ученые, медики. Журналистки были с РТР и Russia Today. На зимовку не остаются. На русских станциях, по крайней мере. Однажды на «Беллинсгаузене» оставались, так там драка из-за них случилась, не поделили мужики баб. А вот у американцев семьями остаются, у них там целый городок, даже общественный транспорт и школа есть.

Рига, пингвины и НЛО

Если завалялась лишняя пара десятков тысяч евро, можно съездить в Антарктиду туристом. И даже экскурсию заказать.

— В 2013 году к нам принц Гарри прилетал. Я лично с ним не виделся, но мужики с ним пили. Говорят, он простой в общении, без понтов. А скоро нас, возможно, будут музыкальные гости. Группа «Би-2». Давно пытаюсь организовать их концерт. Ребята тоже давно хотят спеть у нас, после нашего знакомства в Риге. Только дорога несколько месяцев занять может, им сложно выкроить столько времени. Вот я сейчас дам тебе флешку с фотографиями и видео, а вообще это флешка для них. Вот посмотрят, как пингвины со льдинки прыгают, и точно решат в гости приехать. До того в Антарктиде только «Металлика» выступала, скромно и тихонько пели в зальчике. А мы хотим с размахом все сделать.

С недавних пор любой антарктический турист может посетить… Ригу. Полюбоваться на табличку, где на чистейшем латышском начертано: Ezers Rīga. Это озеро недалеко от «Прогресса», а Герман — его «крестный». Антарктида — белое пятно во всех смыслах, и множество географических объектов до сих пор не имеют имени. Его может придумать любой. Условие одно: название должно быть корректным и не носить личностных мотивов. Нужно выбрать объект и согласовать его с администрацией станции. Поставить табличку с надписью и указатели. Потом отправить запрос в центр мониторинга Австралийского Антарктического дивизиона. После подтверждения в карты будут внесены изменения.

Герман давно хотел увековечить родной город таким необычным образом. Выбрал самое живописное из безымянных озер. Ледникового происхождения, площадь — около 3 кв. км, глубина — 20-30 м. Летом при желании можно даже искупаться — льда нет.

— Ригу здесь многие помнят и любят, возражений не возникло. Я написал письмо Ушакову, получил одобрение мэра, и теперь частица Латвии всегда под боком.

Южный полюс в глазах обывателя окружен ореолом таинственности. Чего стоит один миф о Гитлере, который якобы основал там свою базу по проектированию тайного оружия.

— Гитлера не встречал, — смеется Герман. — Больше РЕН ТВ смотри, они еще не такое покажут. Все присутствие третьего рейха заключалось в том, что полетали на самолете над Землей Королевы Мод (как раз там, где наша станция), объявили территорию Новой Швабией и разбросали вымпелочки со свастикой. Найти такой — большая удача, много денег стоят.
А вот в небе что-то непонятное видели не раз. То ли миражи, то ли НЛО. На 98% наука может это объяснить, на остальные 2% — пока нет. Привидений не встречал. Гадостей всяких тут не происходило, самое жестокое преступление — поморники пингвина заклевали.

Три беды Антарктиды

Положение шторм-2. Снег лупит по лицу со скоростью более 35 м/сек. Нечем дышать. От гаражей, где они занимались ремонтом, всего 50 метров до станции, но этот путь еще нужно пройти. Спереди и сзади держат за руки товарищи, но их самих практически не видно. В один страшный момент порывом ветра Германа оторвало от остальных, перевернуло несколько раз и понесло куда-то вдаль, как кусок фанеры. Несколько секунд нецензурных размышлений о бренности бытия — и он влетел в сугроб. Тот самый, что поленился вчера разровнять. Значит, станция — во-он там. Надо ползти.

— Пополз и лоб в лоб столкнулся со своими, — вспоминает Герман. — Повезло. Других так и не находят.

Ветер, океан и трещины — основные три беды на Антарктиде.

— Но вообще смертей тут немного, — говорит Герман. — Болезней не бывает, только травмы и несчастные случаи. В 2010 году один немец в дульник специально отцепился от связки и улетел. Такой своеобразный способ самоубийства. На «Мирном» есть кладбище, 80 человек где-то. Вокруг него сейчас образовалась активная зона трещин. В 2005 жуткая история приключилась во время похода. В трещину глубиной 100 метров упал тягач с водителем. Он был жив, кричал, но спасти его никто не мог, не было оборудования. Ну и пенсионеры периодически вперед ногами домой возвращаются. Молодежи-то у нас мало, а вот те, кто здесь побывал, возвращаются снова и снова, и никакой выход на пенсию их не останавливает.
Одно из самых тяжелых испытаний для психики — это полярная ночь и полярный день. Когда у нас лето, на Антарктиде зима. Полярники ходят сонные и практически без дела.

— На «Новолазаревской» хотя бы постоянно ломается что-то, — шутит Герман. — Техника старая, без работы не останешься. Последний раз водопровод прорвало, две недели чинили. А на «Мирном» реально нечем зимой заняться. Едят, спят, читают, смотрят фильмы, сидят в Интернете. Зато в полярный день приходится окна одеялами закрывать, чтобы вообще уснуть. Организм с ума сходит. Солнце очень активное. Если положить гаечный ключ на снег, через несколько минут он утонет. Все тает, водопады метров 200. Красиво очень.

Полярники проходят строгий отбор по психическому и физическому здоровью, но срывы и запои все равно порой случаются. Говорят, Антарктида принимает к себе не всех.

— В прошлую экспедицию свихнулся поваренок. Расставлял всюду миски с молоком, звал котенка. А в эту один другому бошку трубой проломил. К счастью, не насмерть.

P.S. Уже после написания статьи Герман позвонил и сказал, что лучевую болезнь у него все-таки нашли. У него и у Чапая, остальные особо к РИТЭГам не подходили.
— Но это не помешает мне быть полярником, — сказал Герман. — Излучению подверглись почки и надпочечники. Главное, мотор, то есть сердце, в порядке, и легкие тоже. Антарктиду я не брошу. 

Анастасия Ефремова, "Открытый город"

10-10-2015
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Polar 30.08.2017
Кто не верит - посмотрите ЭТО!!! linkitube.com/video/umQyvHjNLPQ/mixtv/
Polar 30.08.2017
Очередной бред Германа!!! Герман смотрю не устает лапшу в интернете людям вешать на уши!!!
Любовь 22.10.2015
Спасибо,Настя! Спасибо,Герман! Интересно было читать...про жизнь без политики,рассказ человека-полярника,делающего свою работу ответственно и с удовольствием.Дай бог здоровья Герману и его Чапаю!!!А вам,Настя,новых встреч и интересных публикаций! А насчёт 5лет...кому-то и надо,чтобы определиться,что хочу,что надо и на что гожусь...
Михаил 11.10.2015
Прекрасный материал! Спасибо, Настя! И Герману спасибо за рассказанное. Выздоровления тебе, Герман! Держись, всё будет путем, ты сильный и волевой Человек!
А фотографии отличные, особенно та, с пингвином. Пингвины ведь умнее людей - кто-нибудь видел, чтобы пингвин тратил 5 лет на высшее образование, чтобы устроиться не по профессии? Вот то-то же!
Журнал
№7-8(112-113)Июль - Август 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Из "Пионера" в миллионеры
  • Дидзис  Шмитс: Инвестиции в Латвию не привлечет даже Иисус Христос
  • Предприниматель из Австрии: "Не топите бизнес!"
  • Беларусь - Латвия: Соседство с удовольствием
  • Наш мозг не стареет!