Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Перспективу птичьего полета заменили перспективой лягушки.
Освальд Шпенглер, немецкий философ
Latviannews
English version

Проблемы образования в Латвии: взгляд снаружи и изнутри

Поделиться:
Фото: pixabay.com
Пандемия Covid-19 высветила ряд недостатков в нашей системе образования. Чтобы устранить их, Еврокомиссия подготовила свою оценку.

Первая проблема — низкий уровень дигитализации в обществе и отсутствие равного доступа к цифровым инструментам для всех учащихся. Большинство латвийских городов имеют отличную интернет-инфраструктуру, а вот в сельской местности до этого еще далеко. Вторая — трудности с адаптацией к изменениям в экономической ситуации людей старшего поколения. Третья — недостаточные инвестиции со стороны государства в исследования, инновации, человеческий капитал, поддержку малого и среднего бизнеса.

Насколько оценка европейских экспертов соотносится с тем, как систему образования видят ее участники изнутри, и готова ли наша система образования к трансформациям?

Эту тему «Открытый город» обсудил с ректором RISEBA Ириной Сенниковой, ректором Балтийской международной академии Станиславом Букой, экспертом по вопросам промышленности Андреем Алексеевым и директором Ринужской средней школы Денисом Клюкиным.

1. Насколько латвийское образование соответствует новым вызовам? Отвечает ли требованиям будущего профессиональный уровень педагогов?








Ирина Сенникова. Фото: Диана Спиридовская
Ирина Сенникова:

Уровень образования у нас на самом высоком уровне, что доказывает жизнь. В нашем вузе две программы аккредитованы в ЕС и СНГ. Один из преподавателей RISEBA совсем скоро получит приз как лучший профессор года в конкурсе, где участвовали коллеги со всего мира.

Мы перешли на онлайн-обучение за одну ночь. Как это удалось? А просто весь предыдущий год наш вуз усиленно занимался дигитализацией, проводил обучение преподавателей. Мы переосмыслили формат работы: есть вещи, которые эффективнее сделать онлайн, не тратя время на дорогу. К тому же это позволяет активнее приглашать преподавателей из-за рубежа.
 
Денис Клюкин. Фото: LETA
Денис Клюкин:

Долгие годы по умолчанию действовала концепция: ребенок, обучаясь в школе, с трудом догадывается, что он будет делать во взрослой жизни. Кто-то после 9-го класса случайно выбрал профобразование, кто-то после 12-го без разбора поступил в вуз. Профориентацией в Латвии не занимались. Все думали, что ребенок как-то сам разберется и получит профессию.

Несколько лет назад благодаря европейскому проекту Euroguidance подход изменился: дети уже на уровне школы «примеряют», как может сложиться их взрослая жизнь, и осознанно выбирают вуз.

На средства Евросоюза государство обучило педагогов — карьерных консультантов, которые работают в школах и осуществляют мероприятия по карьерному образованию — приглашают специалистов, рассказывающих о профессиях, организуют экскурсии на предприятия. Сейчас проект трансформировался и детей индивидуально консультируют в выборе своего будущего.
 
Андрей Алексеев/пресс-фото
Андрей Алексеев:

На мой взгляд, главная проблема в том, что сегодня система высшего образования Латвии не имеет государственного заказа. Вот и получается, что в наших условиях самая бессмысленная инвестиция, которую государство может себе позволить, — это образование. Потому что нет никаких гарантий на возврат. Вы 12 лет учите ребенка, который, изучив химию, физику и биологию, в итоге пойдет работать кассиром в Maxima. Что и происходит с 9-ю из 10-ти. И только один из них, возможно, станет в итоге мерчандайзером, что чуть выше по уровню.

В итоге мы, налогоплательщики, платим за ребенка годами в Латвии, а потом ему предлагают, скажем, последний год университета поучиться в Германии. И половина из таких детей, кто уехал по обмену, там же получают предложения о работе. Так мы и лишаемся умных, интеллектуальных молодых специалистов. Не потому, что мы плохие, их просто готовы там купить дороже.

Инженеру или биохимику Латвия не может предложить хорошую зарплату после окончания вуза. Без государственного заказа эту тенденцию не переломить.
Станислав Бука. Фото: Владимир Старков
Станислав Бука:

Для нас важно, что программа по обмену студентами и преподавателями Erasmus помогает решить проблему «национальной разорванности» в Евросоюзе. Студенты едут в другие страны для знакомства с центром и окраинами ЕС, такими как Латвия. Наши вузы имеют около 130 договоров с другими университетами.

Erasmus учитывает и соответствие единым требованиям предпринимателей к рабочей силе. А работодатели в любом уголке Евросоюза понимают: если к ним приезжает бакалавр из Латвии, то его образование ничуть не хуже, чем у других. Потому что действуют единые стандарты, единая продолжительность образования, критерии образования и единое требование к аккредитации программ, подтверждения их качества.

2. Какие коррекции необходимо сделать, чтобы выпускники вузов были востребованы во взрослой жизни?

Ирина Сенникова:

Мы уже их сделали. Чтобы создавать программы, востребованные на рынке труда, вуз тесно сотрудничает с предпринимателями: в каждой программе участвуют представители отраслей, которые помогают ориентировать студентов. Также мы дополнительно сотрудничаем с государственными вузами. Например, у нас есть программа управления в сфере медицины, которую мы реализуем вместе с ЛУ. В прошлом году отметили 20-летие одной программы на английском языке, так вот студенты разъехались по всему миру — это доказательство востребованности.

Станислав Бука:

С 2012 года страна находится в режиме незаконченной реорганизации высшего образования. В свое время Роберт Килис попытался проанализировать нашу систему и увидел важную тенденцию, на которую сейчас указывают эксперты Еврокомиссии. В частные вузы приходит очень много людей в возрасте 30+ и 39+ (свыше 50% от количества учащихся). Это люди с осознанным выбором, они берут то, чего им не хватает в профессиональной жизни. При этом именно в Латвии существует жесткая дискриминация студентов частных вузов, чего нет в других странах ЕС — они не получают стипендии, не могли претендовать на помощь во время чрезвычайной ситуации, вызванной Covid-19. В ЕС же есть так называемые финансовые корзинки. Они предусмотрены для любых аккредитованных программ, вне зависимости от источника финансирования вузов.

Денис Клюкин:

Исследования показывают: чем раньше человек заканчивает фундаментальное образование, тем ниже прогнозируемый уровень его доходов на протяжении жизни. Сегодня минимальный объем — это магистратура. Научная степень не гарантирует богатство, но помогает молодым людям быть более гибкими в смене профессии. И сейчас из-за нового стандарта образования углубляется специализация уже на уровне средних школ. В той или иной мере школы задумываются, как преподаваемые предметы связаны с профессией.

Мы в нашей школе взяли все требования, которые предъявляются к поступающим в госвузы, и создали две программы — химия-физика, физика-математика, выбрав одну из которых, выпускник сможет легко поступить. В этом году предложим третью программу — география и иностранные языки. Это те направления, которые открывают дорогу в вузы всего мира.

3. Оправданно ли ограничение законом использование того или иного языка в образовании?

Ирина Сенникова:

Система образования очень сильно регламентирована. Мы имеем право менять ее сами на 20%. Но жизнь стала настолько динамичной, что изменения происходят постоянно. Отказавшись от русского языка, мы потеряли большое количество иностранных студентов с бывшего постсоветского пространства. Русский является для них не родным, но рабочим иностранным, более, чем английский. Эти молодые люди готовы были учиться и тем же европейским демократическим ценностям, которые увозили к себе. Мы их просто отдаем в другое экономическое пространство — Эстонии, Чехии, Польше, Италии. Литва на низком старте!

Андрей Алексеев:

Язык обучения — важный фактор, на который многие опираются при выборе учебного заведения. Все же на данный момент не все молодые люди прекрасно владеют госязыком и многие хотели бы учиться на родном русском языке. И родители их в этом поддерживают, так как сами «травмированы» этим вопросом и ищут некоего комфорта. Через пять и более лет ситуация в этой области однозначно изменится.

Опрашивала Полина Элксне/«Открытый город»
 

22-10-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№11(128) Ноябрь 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
* Андрис Америкс: "Пока тренируемся в бассейне без воды "
* Велосипеды для Макрона
* Не драконьте малый бизнес!
* Горбачев сказал Чулпан: "Если хорошо сыграешь Раису, придется на тебе жениться!"