Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Мне нравятся только два типа мужчин: наши и иностранцы.
Мэй Уэст, американская актриса, сценарист, драматург
Latviannews
English version

Школы online поневоле

Поделиться:
Насколько школы оказались готовы к удаленному обучению? Каковы технические возможности учебных заведений и владеют ли они современными методами образования? Обеспечит ли реформа одинаковые шансы для всех детей, вне зависимости от их родного языка, уровня доходов родителей и места проживания? А может быть, в Риге нужны элитарные школы? Как мотивировать педагога и решить проблему нехватки кадров? Можем ли мы повторить историю успеха финского образования? Эти и другие обострившиеся во время кризиса вопросы «Открытый город» задал директорам ведущих школ Риги.

Устаревший парк

Роман АЛИЕВ, директор Рижской Классической гимназии
 
Что касается удаленного обучения, то Классическая гимназия уже давно работает на платформе Moodle, и ею пользуются учащиеся основной школы (5–9-е классы) и старших классов (10–12-е классы). Ученики привыкли знакомиться там с презентациями нового учебного материала, с примерами решения задач, с самими заданиями. Они могут выполнять на платформе работы, заданные учителем, обмениваться материалами, результатами и так далее. Нам оставалось предусмотреть такие варианты, чтобы ученики не проводили все свое время только за компьютером, а имели возможность готовиться к каким-то темам, используя печатные учебные материалы.

Но большая тема для размышления и работы — это начальная школа (1–4-е классы). Для младших классов наши учителя тоже давно создают электронные материалы, например, рабочие листы в электронном виде они всегда прикрепляли к домашнему заданию. Тем не менее тут еще предстоит теснее контактировать с родителями. Над этими вопросами сейчас работают наши методические группы.

К сожалению, технические возможности рижских школ — запущенный вопрос, он не решается многие годы, и сейчас это большой вызов для всех, кто работает с детьми. Особенно для молодого поколения учителей, которым трудно смириться с устаревшим парком компьютеров, с теми технологиями, которые срабатывают через раз, так как мы зависим от wi-fi-сетей, которые устанавливает провайдер Рижской думы. Качество их неудовлетворительное, и, к сожалению, все вопросы очень медленно решаются.

Если оценивать сегодня состояние рижских школ, то за стены и окна можно не волноваться, а вот внутреннее содержание, от которого и зависит качество учебного процесса, а также возможности, которые могут использовать учителя и ученики, совершенно недостаточные. Это может стать приоритетным направлением в работе новой Рижской думы.

По-прежнему остро стоит вопрос нехватки кадров. Мне кажется, что Риге нужно пересмотреть возможности городского бюджета для более заинтересованного привлечения педагогов к работе в школах, особенно педагогов «дефицитных» специальностей, таких как языки, математика, точные и естественные науки. Не хватает молодых учителей и тех, кто интересуется этой профессией, но из-за недостаточного финансирования не может решиться сделать шаг навстречу школе.

Работа нелегкая, нагрузки космические, требования еще выше, а зарплаты не конкурентоспособные. Рижская дума могла бы, повышая зарплаты педагогов, решать эти вопросы. Их нельзя игнорировать, так как следующий учебный год для рижских школ будет фантастически тяжелым, а последующие два-три года могут вообще стать катастрофическими. Во-первых, потому что не происходила оптимизация школьной сети, которая позволила бы более эффективно распределять средства самоуправления на содержание школьных зданий. А во-вторых, если не будет решаться вопрос с зарплатой учителей.

В таких условиях школам сложно и самим выполнять требования времени, и учеников мотивировать на учебу, объясняя материал буквально «на пальцах», без использования компьютерных технологий, современных средств обратной связи с учениками. Все эти вопросы школа не может решить самостоятельно, без необходимой поддержки и финансовых средств, поэтому нужно срочно пересматривать приоритеты в политике образования города Риги.

В качестве положительного примера сейчас часто говорят о модели финского образования. История его успеха кроется в том, что в школах созданы высокотехнологичные процессы обучения — разнообразные, свободно варьируемые. А весь бюрократический и административный ресурс распределен по самим школам, а не концентрируется в каком-то сегменте управления, как, например, в нашем случае, в Риге. Это другая философия образования, более современная и ориентированная на индивидуализацию всех видов обучения.

В финской школе вы можете наблюдать, как одни дети, сидя на полу на мягких мешках, читают и обсуждают какие-то книги, в то время как другие работают с интернет-ресурсами, а третьи создают инсталляцию, и все это будет урок математики и английского языка. Все в разнообразии и все соответствует интересам не вообще учеников, а вот этих, конкретных учеников в этом конкретном классе, в это конкретное время.

Не стоит забывать, что финская модель создавалась в течение двадцати лет, и один из вопросов, который они решали: как сделать качественное образование доступным для всех. Вот и для нас очень важно, чтобы во главу угла всех новых подходов, изменений, условий ставили качество образования всех детей.

Нашему правительству обязательно нужно найти вариант оплаты для привлечения хороших специалистов, которые могли бы в максимально короткие сроки создать на общественных телеканалах учебные передачи, в первую очередь для младших классов, чтобы разнообразить удаленное обучение, чтобы дети могли хотя бы два часа в день посмотреть интересные интерактивные уроки.

Реформа не должна длиться вечно

Эрнест СВИКЛИС, директор Рижской 64-й средней школы
 
Невозможно до конца быть готовым к срочной необходимости перейти на удаленное обучение, но я думаю, что школа вполне может справиться с этой задачей. Удаленное обучение — это не то же самое, что дистанционное образование, это две разные вещи. В нашем случае никто не отменял книги и учебники, поэтому не такая проблема — через e-klase и другие платформы организовать удаленное обучение. Во всяком случае, педагоги в нашей школе сориентировались, учитель сегодня довольно эластичен, он умеет быстро приспосабливаться.

Если человек пошел работать учителем, значит, он уже сделал свой жизненный выбор, значит, он учитель по призванию, поэтому делает все от него зависящее, чтобы дети получили образование.

Проблема нехватки учителей касается большинства учебных заведений Латвии. Нашей школе отчасти повезло — у нас нет вакансий. Хотя преподаватели работают с большой перегрузкой. Я надеюсь, новая программа, по которой государство вместе с Латвийским университетом и Iespējamā misija готовят новых учителей, частично поможет решить проблему. Это не панацея, но хоть какая-то надежда.

Техническое оснащение школ тоже непростой вопрос. Хотя бы потому, что технологии очень быстро устаревают. Например, те же интерактивные доски уже стали вчерашним днем. А чтобы технологические решения успевали за временем, необходимы регулярные инвестиции в них. С другой стороны, я считаю, что слишком мало инвестировалось в учителей. Поэтому даже если в школе есть современные средства обучения, не всегда учитель может ими пользоваться и научить этому ребенка. Поэтому больше всего нам необходим педагог, обладающий современными знаниями и способный заинтересовать школьника новыми технологиями.

А вот как мотивировать такого учителя? Я бы сказал, что зарплата — лишь одна сторона медали, ее повышение хоть и решит некоторые проблемы, но не повлияет на мотивацию. Но это поможет привлечь на преподавательскую работу другого специалиста и поднимет уровень комфорта педагогов. У нас очень большая перегрузка, а при высокой зарплате легче объяснить, зачем тебе все это нужно.

Второй вопрос в том, за что именно получает зарплату учитель. Пока ему платят за часы, согласно тарификации. Но в новой модели образования это не оправдывает себя, потому что учителю нужно очень долго готовиться к урокам. Логичнее ему работать на ставку.

Третий вопрос мотивации — взаимопонимание учителей и родителей. Я никогда не видел, чтобы пациент, который пришел к зубному врачу, советовал бы ему, как держать сверло бормашины. А в нашем случае родители очень часто учат педагогов. И профессионалу, который знает, что он делает, психологически сложно это выдержать. Я не уверен, что у этого вопроса есть быстрое решение, это проблема доверия общества к учителю. Если доверие общества вырастет, то и работать учителю будет намного легче.

Еще одна наша беда заключается в том, что мы постоянно находимся в состоянии реформы. Я не говорю, что реформы не нужны, но думаю, что если данную, последнюю, реформу успешно провести и сказать, что следующие десять лет мы будем жить по принятым правилам, то и все остальное нормализуется. Спокойной жизни, конечно, у учителей никогда не будет, но ясные правила от государства и представление о том, что мне как учителю и мне как директору необходимо сделать, чтобы упорядочить процесс, — это бы очень облегчило жизнь.

Обратная связь

Светлана СЕМЕНКО, директор Рижской Золитудской гимназии
 
В принципе, наша школа готова к удаленному обучению. Мы этот вопрос в первый же день, 13 марта, решили вместе с коллективом: выработали стратегию, как мы это будем делать, и всю неделю каникул наши учителя информатики обучали коллег, как работать с детьми удаленно. С сайтами soma.lv, uzdevumi.lv, macibas.lv мы уже работали, опыт есть, поэтому тут я проблем не вижу.

Мы разработали систему, как получать ответную реакцию детей и родителей, как проконтролировать детей. Определили еще один штат работников — это учителя группы продленного дня, которые звонят тем детям, которые не работали с заданиями, выясняют причины и разбираются.

Конечно, школьники 1–4-х классов без помощи родителей вряд ли смогут работать. По нашему сценарию, мы отправляем детям задание (кто-то из учителей делает видеоуроки, кто-то презентации), родители приходят с работы, садятся с детьми и помогают им, а на следующий день мы получаем и обобщаем информацию.

Если говорить о качестве образования и равных возможностях для всех, то у нас большая школа, и на сегодняшний день все дети микрорайона имеют возможность учиться в нашей гимназии. Я не сторонник создания элитарных школ, но ситуация непростая. Если в классе есть десять учеников, которые не хотят учиться, и пять, которые мотивированы на учебу, а учитель должен всем в равной мере обеспечить преподавание нового материала, то ученики, мотивированные на учебу, страдают. Поэтому, наверное, несколько таких школ, в которых бы учились дети, нацеленные на получение качественного образования, в Риге все-таки нужны.

При этом я считаю, что у нас в целом по стране хорошее качество образования. Проблема в том, что сегодня новые стандарты очень сложные — это я слышу от своих учителей. Мы являемся пилотной школой проекта «Школа-2030» и участвуем в апробации новых учебных материалов, новых методик обучения, новых учебных пособий, которых на сегодня, мягко говоря, недостаточно. Мы, например, не знаем, будут ли те же программы готовы к следующему учебному году, а нам уже надо начинать работать по-новому. Идеальный вариант, когда есть учебник, а вот их-то как раз к началу следующего года и не будет. Это совершенно новый подход к образованию, и им владеют далеко не все учителя. Но мы давно работаем в этом направлении, поэтому, в принципе, нам не страшно. Посмотрим, попробуем, и как всегда, в ходе процесса будем применять инновационные методики.

Наша школа укомплектована кадрами, так как мы сотрудничаем с Латвийским университетом, и к нам регулярно приходят на практику студенты. Если они нам нравятся, то остаются у нас работать. 14 выпускников нашей школы вернулись к нам педагогами.

Ребенок в стрессе

Лидия КРАВЧЕНКО, директор Рижской Украинской средней школы
 
 В новых обстоятельствах реформа образования, конечно, затормозится, это понимают все. А наша готовность к удаленному обучению станет понятна только в процессе работы. Рассуждать о качестве образования сейчас, когда идет пандемия, на мой взгляд, не совсем уместно. Сейчас надо думать о том, как сохранить детское здоровье — это мое мнение как директора школы и учителя с очень большим стажем.

Здоровый ребенок и учится качественно. А когда ребенок в стрессе от того, что в стрессе его родители, которые не готовы с утра до вечера проводить с ним свое время, он и учиться не может. Сейчас родители должны научиться контактировать с детьми, а мы, учителя, должны научиться доносить этому ребенку новый учебный материал непосредственно через компьютер. Это не так, как если бы он видел мои глаза, мои эмоции, и, конечно, это очень сложно.

Качество образования — это сотрудничество учителя, родителя и ребенка. Если раньше у нас была учебная связь только учитель-ученик, а родитель лишь присматривает, то теперь это работа всех троих: как обеспечить ребенку рабочее место и доступность интернета, как сесть с маленьким учеником и вместе разобрать английский, поговорить о мультике, решить примеры, вместе сидеть и работать — это все не так просто, но это интересный опыт.

Я считаю, что образование должно быть доступно всем, но элитарные школы при этом нужны. Престижные школы, в которые дети стремятся попасть, и абсолютно безопасные. Лучшая школа — это та, в которой есть доверительные отношения между учителем и учеником, когда ученик не боится подойти к директору и сказать о своих личных проблемах. Именно в этом заключается элитарность школы.

Если же говорить о равном доступе к образованию, то он у нас есть. Потому что у нас одинаковое распределение на школы финансовых средств, город очень много уделяет внимания тому, чтобы обеспечить школы компьютерами, обустроить нас, независимо от того, русская это школа, украинская или латышская. Если говорить о латышском языке, то, господа, ну, нам пора его выучить и научить ему своих детей! И не полагаться только на школу.

Из проблем я бы, в первую очередь, назвала дефицит учителей, особенно преподавателей прикладных наук. На Совете директоров школ нацменьшинств при Министерстве образования и науки мы, директора, поднимали вопрос о том, что у нас проблема с кадрами, с учителями латышского языка. Вот тут нет равных возможностей, потому что очень трудно найти преподавателей, которые владеют латышским языком настолько, чтобы предмет был для учеников легкодоступным, чтобы они говорили правильно и без ошибок. Вот это, наверно, самая большая разница в возможностях. А материально мы все достаточно равно обеспечены.

Очень хорошо, что сейчас в Риге заговорили о том, что можно было бы построить общежитие или «малосемейку» для учителей, которые приехали из провинции. Я вообще подала идею о создании своего рижского педагогического вуза, как, например, в Резекне, Лиепае или в Вентспилсе. В Риге такого нет. Я думаю, надо открыть у себя городской вуз. И будет, кому учить детей.

В Финляндии я не была, своими глазами их опыт не видела. Но в любом случае, они богаче нас, а мы пока не имеем возможностей даже обучения для в просторных помещениях. Кроме того, финские школы имеют дополнительных учителей, у всех огромные зарплаты — это такая мотивация, которая позволяет выбирать учителя и дать ученику развивающее обучение. Он может сидеть на 70–100 квадратных метрах и работать. А мы зажаты нашей реальностью.

Я считаю, что развивающая финская система дала свои результаты, потому что там родители социально ответственные и за ними, за родителями, очень большой догляд. А школа имеет больше свободы для того, чтобы маневрировать. Но еще раз повторяю, я там не была, только читала и видела фотографии.

Зато я была в Канаде, и первые билингвальные уроки, которые мы давали — это был канадский опыт. Но у них у всех есть помощник учителя. Если ребенку что-то непонятно, он потихонечку к нему подходит, садится рядом с ним на пол или выводит в коридорчик, на тот же пол (а там чистота везде идеальная), и они сидят и тихонько разговаривают. На мой взгляд, это очень хорошо, когда есть человек, который поможет индивидуально этому ребенку. Хорошо, что у нас есть сейчас консультации, на которых можно индивидуально поговорить с ребенком, но их недостаточно. А вот если бы у учителя был помощник на уроке, который бы более сердечно объяснил материал, то в этом тоже была бы очень большая помощь системе образования.

Равный старт

Наталья КУБАСОВА, директор Рижской 15-й средней школы
У старшеклассников особых трудностей с удаленным обучением не должно возникнуть, но в начальных классах важна помощь родителей. А у школы есть все технические возможности: компьютеры, подсоединение к интернету. Наша задача — эффективность, чтобы задание дошло до каждого ребенка, чтобы обучаться удаленно могли разные дети, с разной мотивацией, способностями, с индивидуальными особенностями. При этом мы знаем, что не все дети имеют дома возможность подключиться к современным технологиям.

Учителей не только не хватает, но они еще и стареют. Достаточно много педагогов в пенсионном или предпенсионном возрасте, что тоже создает сложность восприятия, потому что дети — уже совсем другое поколение. И, конечно, нужно привлечь на работу в школу как можно больше молодых людей.

Один из первых способов привлечения — это зарплата. Сейчас зарплата небольшая, и даже если где-то в регионе закрывается школа, то учитель не может приехать в Ригу, у него нет денег снять здесь квартиру и жить с семьей на учительскую зарплату, как это происходит в других странах. Там мобильные учителя, у нас нет. Хотелось бы также, чтобы больше молодых людей шли учиться на педагога, а пока их так мало, что даже нет конкурсного отбора, берут всех подряд.

Современные методы обучения — это хорошо, но эффективность старых тоже никто не отменял. В зависимости от материала, от класса, все учителя пользуются теми или иными методами, и я думаю, что нам не надо так уж абсолютизировать современные электронные методы обучения. Важно сочетать и то, и другое. Я считаю, что главное — это индивидуальный подход. Каждый ребенок по-своему хочет учиться, и очень много детей, которые вне системы, к ним нужен особый подход.

На сегодня все школы в той или иной мере оборудованы интерактивными досками, камерами. Я бы сказала, что недостаточно планшетов для индивидуальной работы учеников, новейших компьютеров. Идея Роберта Килиса «по планшету каждому ребенку» так и осталась в проекте. Я не знаю, как в Финляндии, но в Швеции, например, у каждого ребенка на столе планшет с программой и необходимым для учебы материалом, который ему выдает школа. Материал отобран уже в интернете и закачан для каждого ребенка индивидуально.

Мне кажется, к качеству образования мы подходим как-то усредненно. Мы ориентируемся на показатели, на то, сколько процентов на экзаменах получили наши ученики. Предполагается, что если у школьника показатель ниже 50%, то ему дальше не надо учиться. Я с этим категорически не согласна. У всех должен быть равный старт, мы все время забываем про индивидуальные особенности каждого ребенка, про разные данные к обучению.

Я думаю, что всем детям надо дать возможность получить среднее образование, ведь это важнейший показатель для того, чтобы он получил специальность. Бывает так, что какой-то ребенок не может дать высоких показателей по математике или какому-то языку, но он будет блестящим в другой области. И для него важно среднее образование. Дети живут в разной среде, у них разные мотивы к обучению, разные возможности, разная помощь со стороны. Пока ребенок в школе, он слышит о разумном, добром, вечном, об истории, традициях, Толстом и Райнисе. А дома он может слышать совершенно другое. Мы не говорим вообще об уровне счастья в семье, как живут дети, все ли они счастливы, все ли родители хотят им помочь. Но государство должно сделать все, чтобы каждый человек состоялся. Я хочу пожелать всем здоровья, выдержки, и чтобы наши дети были счастливы.

Татьяна Мажан/"Открытый город"

Фото:  LETA, Facebook.com, Диана Спиридовская
26-04-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7(124) Июль 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Диана Новицка: "Построим Ригу будущего вместе!"
  • В войнах спецслужб святых не бывает
  • Как научиться жить с COVID-ом
  • Борис Акунин: "После серых обычно приходят черные"
  • Концертный зал уничтожит парк Кронвалда?