Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Разговоры изобретены для того, чтобы мешать людям думать.
Агата Кристи, английская писательница
Latviannews
English version

Ирина Сенникова: «Наши конкуренты — Оксфорд и Кардифф»

Поделиться:
Ректор RISEBA Ирина Сенникова. Фото: Диана Спиридовская.
Ректора Высшей школы бизнеса, искусств и технологий RISEBA Ирину Сенникову трудно застать в кабинете. Чаще — в аудиториях, среди студентов, либо на ученых советах или международных конференциях. Темп жизни, который она задала себе еще в юности, когда учиться, работать и воспитывать двоих детей приходилось одновременно, у нее не снизился до сих пор. Наоборот, сейчас успевать приходится гораздо больше, ведь под ее опекой 2700 студентов, четверо внуков, десятки профессоров, доцентов и просто педагогов. Вот и наше интервью пришлось буквально втискивать между заседанием конкурсной комиссии по обмену студентами и отъездом в Москву на Гайдаровский форум, где Ирина готовилась вести панель об ответственном бизнес-образовании.

Бег в юбилейный год

Ирина, этот учебный год для вашего вуза юбилейный. RISEBA — 25. Когда семестр в разгаре, новый корпус вступил в строй, юбилей отпразднован с большим размахом, можно уже, наконец, расслабиться и передохнуть?
Конечно, нет! Мне вообще нравится выражение из «Алисы в Стране чудес»: «Приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте. А если хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!» Как только ты остановился, все, ты отстаешь. Поэтому никакой передышки быть не может, динамика современного мира и бизнеса этого не позволяет.

Казалось бы, учебный процесс — это что-то стабильное, незыблемое…
Да, можно открыть успешные программы, и они будут не один год работать. Но поскольку очень быстро меняется мир, программы тоже должны отражать эти изменения. Сегодняшние потребности предпринимателей и то, что им нужно было 10–15 лет назад, — это совершенно разные вещи. Поэтому нужно следить за тем, что востребованно, какие нужны специалисты, чего от них ждет работодатель.

Какими достижениями за 25 лет вы гордитесь?
Безусловно, мы гордимся созданной за эти годы материальной базой. В 1992 году мы начали строить бизнес с нуля. Сначала снимали три комнаты на улице Бривибас, потом переехали на Ломоносова, а в 1998 году — в Задвинье, на улицу Межа. Все делали исключительно за счет собственных ресурсов, грамотного финансового управления, личности Бориса Курова, основателя вуза, его предпринимательского таланта, опыта в образовании, способности привлечь людей.

Мы развивались в разгар кризиса и на себе убедились в том, что кризис открывает массу возможностей. Благодаря тому, что в тучные годы мы не брали кредитов, не разбрасывались заработанным, мы смогли воспользоваться своими ресурсами и купить здания бывшего завода на улице Уденс (теперь это улица Дурбес). Два миллиона евро мы сразу вложили в помещения. А в оборудование вкладываем каждый год: в лаборатории, apple-классы.

Когда мы открыли архитектурное направление, программу аудиовизуального искусства, это потребовало очень больших инвестиций. Зато сейчас у нас самая лучшая по оснащению видеостудия в странах Балтии — студенты могут снимать свои клипы на современной дорогостоящей технике. Мы ее нередко сдаем в аренду, нашими помещениями пользуются продюсерские компании, тут снимают видеофильмы, телепередачи.

За 25 лет мы заплатили государству в виде налогов 19 миллионов евро!
Подготовили 12 тысяч выпускников. В какое бы учреждение Латвии вы не пришли, везде работают наши бывшие студенты. В одном только Rietumu banka «наших» около 60 человек! А посмотрите на географию стран, откуда они родом, — это и Европа, и Америка, и Китай!
 
Ирина Сенникова с дочерьми и внуками. Фото из архива Ирины Сенниковой.
Выпуск-2017: проректор RISEBA Татьяна Васильева, Ирина Сенникова, выпускник Эрвин Горелов и проректор RISEBA Илмар Крейтусс. Фото из архива Ирины Сенниковой.
Председатель правления SIA RISEBA University Борис Куров. Фото из архива Ирины Сенниковой.
В минувшем октябре RISEBA отпраздновала 25-летие в новом современном здании в Пардаугаве. Фото из архива Ирины Сенниковой.
Архитектурный и медийный центр RISEBA. Фото из архива Ирины Сенниковой.

Из Франции в Латвию — за дипломом

Насколько я знаю, вы сразу сделали ставку на вуз международного уровня.
Да, мы свою модель строили на примере английского образования. В начале у нас был учредитель — Манчестерский колледж, потом его сменил другой партнер — Солфорд. У нас всегда были программы на латышском и на русском, но английский язык изучался наиболее интенсивно.

Мы первые в Латвии уловили то, что со временем стало трендом. Сейчас все вузы стремятся сделать свое образование международным. Не только в тех странах, где плохая демографическая ситуация, а всюду, потому что это требуется рынку.

Сколько сейчас студентов учится в RISEBA?
На начало года было 2700 человек. Из них 11% — иностранные студенты. Из 27 стран. Сюда не входят те, кто приезжает по обмену. Наша цель — достичь 25%. В отличие от некоторых других вузов, мы не делаем программы чисто на экспорт, в которых учатся только иностранцы, они у нас смешанные. Мы это называем интернационализация дома. Поэтому и своих студентов отсылаем поучиться за рубеж, а также выдаем двойные дипломы.

Наверное, не многие вузы Латвии могут похвастаться тем, что к ним приезжают иностранные студенты получать диплом по обмену, по double degree. Когда сотрудничество по double degree только начиналось, в основном наши ехали «туда». А сейчас приезжают и к нам. Причем больше всего студентов за двойным дипломом едут к нам из Франции.

А что дает французам латвийский диплом? Или они едут изучать латышский язык?
Дело в том, что всем нужны «международные студенты». Любые международные аккредитации смотрят на интернационализацию вуза.

Мир стал глобальным, и всем нужны сотрудники, которые имеют международный опыт. У Франции та же цель — интернационализация образования, их студентам тоже необходим международный опыт. На том же Западе выпускники, получившие двойной диплом, более конкурентоспособны. Бизнес стал очень глобальным, и всем нужны работники, которые понимают разные культуры, готовы быстро адаптироваться.

На каком языке здесь учатся французы?
На английском, вместе с нашими студентами. У нас интернационализация осуществляется на двух языках — на английском и русском. Закон это позволяет, мы частный вуз и можем обучать на разных языках. На русском учатся в основном студенты из восточных стран — Казахстана, Узбекистана, Азербайджана. Хотя и они нередко выбирают программы на английском языке.

Не получается так, что предлагая студентам путь к международной карьере, вы подталкиваете их к отъезду из страны?
Ни в коем случае. Мы всегда подчеркиваем, что получив международное образование, не обязательно искать работу за рубежом. В кризисных экономиках всегда больше возможностей для карьеры. И большая часть выпускников все равно остается в Латвии. Некоторые, получив бакалавра, выбирают магистратуру за рубежом, кто-то остается там работать, но кто-то возвращается, открывает здесь бизнес. Сейчас все очень мобильно.

Там где бизнес встречается с искусством

У RISEBA необычный набор направлений — бизнес, искусство и технологии. Как вы к этому пришли?
Не сразу. 15 лет мы развивались как традиционная бизнес-школа. Все программы были связаны с бизнесом. А во время кризиса стали смотреть — куда молодежь из Латвии уезжает учиться, что выбирает. И обратили внимание, что часто едут, чтобы получить творческие специальности. Фотографа, дизайнера, режиссера. Тогда мы сделали первый робкий шажочек в направлении рекламы и общественных отношений. Студентам понравилось. Второй шаг в креативную сферу мы сделали, открыв аудиовизуальное медиаискусство, причем сначала запустили магистерскую программу, потом бакалаврскую, и они оказались очень востребованы. Так мы стали готовить продюсеров, режиссеров, сценаристов.

Креативная индустрия сегодня очень популярна в мире. Она дает человеку возможность зарабатывать своим талантом, при этом ему не обязательно устраиваться в большую компанию, можно создать свою небольшую фирму, работать удаленно. Это направление у нас хорошо пошло. А потом уже мы пришли к архитектуре, утвердились и в этой сфере.

Архитектурная программа тоже популярна, и бакалаврская, и магистерская, обе на английском языке.

В любом бизнесе ты всегда ищешь: чем ты можешь конкурировать. Если не можешь быть лучшим, то хотя бы будь другим. Мы решили, что хотим быть и другими, и лучшими, и в итоге пришли к своей модели «бизнес встречается с искусством». Это наша ниша, мы видим здесь синергию.

Креативность нужна и для бизнеса, и для творческих профессий. Поэтому мы пытаемся сделать так, чтобы студенты с разных программ участвовали в совместных проектах, у них были бы общие курсы. Например, у нас есть курс для магистров международного бизнеса, который называется «Искусство для личностного и управленческого развития». Так там есть и танец, и рисование, — то, что развивает личность.

В образовании расслабляться нельзя

У вас учится 11% иностранцев, еще столько же приезжает по обмену, 100 зарубежных вузов-партнеров… Как вы их находите? Поделитесь секретами.
Ну, секреты лучше не раскрывать (улыбается). А большое количество иностранных студентов — это результат того, что мы активно участвуем в международных ассоциациях, поэтому нас знают.

Кроме того, у нас есть две международные аккредитации — International Quality Accreditation — Международной ассоциации развития менеджмента в динамичных обществах (CEEMAN) и EPAS от Европейского фонда развития менеджмента (EFMD). Что касается последней, то мы единственные в Балтии, кто ее имеет. И когда иностранные студенты смотрят, куда поехать, то, прежде всего, обращают внимание на аккредитации. Те же французы едут именно на эту аккредитованную программу, потому что EPAS гарантирует определенный уровень обучения.

Получается, ваши конкуренты не только ЛУ или БМА, а Оксфорд и Кардифф?
Конечно! Ведь конкурент — это тот, кто забирает твоего потенциального клиента. Если выпускники латвийских школ выбирают, отдать им документы в RISEBA или поехать в Оксфорд, ясно, что мы — конкуренты. Можно, конечно, сказать, что мы привлекаем лишь другим уровнем цен, как известно, в Великобритании одно из самых дорогих образований. Но если возьмем Скандинавию или Германию, где можно учиться бесплатно или за символическую плату, то почему-то не все туда рвутся.

Образование стало товаром. Значит ли это, что если студент заплатил за обучение, диплом он так или иначе получит?
Конечно, нет. Если у студента RISEBA больше двух академических задолженностей, на следующий курс он не перейдет. Если ты не учишься, ты не получишь диплома, тут даже вопросов быть не может.

И все-таки как международная борьба за студента сказывается на качестве образования?
Знаете, образование — это сфера, которая постоянно подвергается оценкам. С одной стороны, мы раз в 6 лет проходим латвийскую аккредитацию, и это обязательный процесс, чтобы иметь возможность давать государственный диплом.

С другой стороны, есть международная аккредитация. Ее ты проходишь уже по собственной воле. Она недешево стоит, но это вопрос престижа и постоянного развития качества. Тут ты видишь стандарт, которому должен соответствовать. В образовании ты не можешь расслабиться, потому что все время должен соответствовать стандартам.

7 минут внимания

Ирина, как вы считаете, студенты сильно изменились за 25 лет?
Я бы этого не сказала. Но изменился их уровень восприятия. Сейчас, когда ты приходишь на лекцию, у всех в руках телефоны, компьютеры, поэтому попытаться прочитать им традиционную лекцию — это потратить время впустую. Они будут сидеть в компьютерах, делать вид, что присутствуют, но на самом деле они там. Современные исследования показывают, что молодой человек информацию одного вида воспринимает не более 7 минут. И они визуальщики.

В этой связи возникает проблема переориентации преподавателей.
Раньше их задачей было сообщить информацию. А сейчас с этой проблемой каждый справляется самостоятельно. Главное — заставить думать и обсуждать. А задача студента — сложить информацию, понять, какую формулу использовать, и уметь принимать решение. Бизнес требует аналитики.

А меняются приоритеты у абитуриентов? Еще недавно большинство местных выпускников школ шли на юристов и социологов. Что сейчас?
Если говорить о местных студентах, то их количество, к сожалению, продолжает уменьшаться, ведь выпускников средних школ все меньше. Рождаемость, которая резко упала в начале 90-х, сказывается на вузах именно сейчас. Хотя заметна и позитивная тенденция: мы вылезаем из этой ямы, в средних школах уже началось выравнивание. Но в высшей школе этот эффект почувствуется позже.

А если смотреть на программы, то наибольшим спросом все-таки пользуются те, которые связаны с бизнесом. Они у нас представлены очень широко — это и управление персоналом, и управление проектами, и управление в дигитальной среде. Последнее особенно перспективно. Все исследователи, изучающие потребности рынка, подчеркивают — дигитализация, дигитализация и еще раз дигитализация.

Педагог — не профессия, а призвание

Вы стали ректором в 2010 году. А с какого времени вы в RISEBA?
С самого начала. Я развивалась и личностно, и профессионально вместе с нашей бизнес-школой. И дети мои здесь учились. Обе дочери окончили RISEBA, одна еще продолжает учиться в докторантуре. Наша семья с Борисом Куровым тоже здесь сложилась. Из служебного романа.

Свою докторскую диссертацию вы защищали по теме «Интеллектуальное предпринимательство в Латвии». Что вы для себя в ней открыли?
После распада СССР, когда стала развиваться рыночная экономика, в бизнес пришли люди, которые его не изучали, но которые с нуля сумели создать свое дело. Я задалась вопросом, что способствовало их успеху, как они его добились. С одной стороны, в бизнес пришли многие доктора наук, физики, химики, а с другой — была масса таких людей, которые университетов не кончали. Я сделала много интервью с самыми разными предпринимателями и поняла, что у них много общего: нестандартное мышление, умение прорабатывать очень большой объем информации, смелость принимать решение. У меня получилась целая глава «Факторы успеха», которые помогают стать лидером и приобрести необходимые управленческие навыки. Сегодня я рассказываю об этом студентам.

У нас в бакалаврских программах есть целый блок, который называется personal development, личностное развитие. Это даже не лекции, а разные виды активностей, которые развивают человека.

Вы сами тоже читаете лекции?
Я читаю два курса в год: один — бакалаврам — «Лидерство и организационное поведение», другой — магистрам — «Лидерство и управление изменением». Обычно на первом занятии я задаю вопрос: лидерами рождаются или становятся? И многие склонны считать, что это врожденное качество. А на последнем занятии они пишут эссе, и я вижу, как после нашего курса их мнение меняется. Они понимают: есть то, что можно в себе развить очень разными способами.

Переадресую вам ваш вопрос: а ректорами рождаются или становятся?
Я прожила несколько профессиональных жизней. Окончила английскую филологию в Латвийском университете, 5 лет работала учителем английского языка, причем с удовольствием. В начале 90-х оказалась в бизнес-школе, которая основывала RISEBA. А в 1993 году на три недели попала в Манчестер, где получила культурный шок и толчок для дальнейшего развития. Поехала учиться в Словению на программе МВА, стала магистром управления, а потом уже получила докторскую степень по менеджменту в Польше.

А когда успели детей вырастить?
Первую дочку я родила в конце первого курса, рано вышла замуж, а в конце четвертого — вторую. Училась на вечернем, 6 лет, одновременно работала. Когда студенты мне начинают жаловаться, что не успевают, я говорю: если хотите чего-то добиться, не жалейте себя. А дочек помогали растить и мама, и свекровь. Я даже академический не брала.

Вообще мне легко с молодыми, я их по-настоящему люблю. И не принимаю аргументы от некоторых преподавателей: ну что они понимают? У нас, кстати, после каждого курса студенты заполняют анкету о преподавателях. Иногда отзывы не очень. И я предостерегаю педагогов: только не говорите, что плохие студенты, если они вас не слушают, это ваша вина.

Каким, по-вашему, должен быть педагог, которого слушают?
Я считаю, что преподавание — это не профессия, а призвание. И не принимаю аргумента, что кто-то плохо работает, потому что ему мало платят. Это как врач — если он не видит человека, ты его хоть озолоти, он все равно лучше лечить не станет.

А каким должен быть педагог, могу сказать конкретно. Как наша Солвейга Блумберга. Уже несколько лет студенты в своих анкетах называют ее любимым преподавателем. Она психолог, и при этом не только востребованный педагог, но и активный ученый — за прошлый год у Солвейги было больше всего публикаций. Мне кажется, в жизни важно заниматься тем, что ты любишь.

CV

Ирина Сенникова — профессор, ректор RISEBA. Благодаря ее участию RISEBA стал первым латвийским вузом, который вступил в Ассоциацию развития менеджмента Центральной и Восточной Европы CEEMAN, получил международное признание и место в рейтинге 1000 лучших бизнес-школ мира по версии Eduniversal.

Более 10 лет Ирина была председателем Ассоциации ассоциаций (Equal world). Несколько лет является ведущей образовательной панели на престижном Гайдаровском форуме. Входит в консультативные советы двух зарубежных вузов — одного в Португалии, другого в Нидерландах.


Сфера ее научных интересов — лидерство. С лекциями на эту тему ее приглашают во многие зарубежные вузы и научные конференции.

Любимый спорт Ирины — фитнес, шейпинг, горные лыжи.

В ее семье две взрослые дочери и четверо внуков.

Татьяна Фаст, "Открытый город"

18-02-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№6(99) Июнь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»