Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Размеры — самый ненадежный критерий величия человека или страны.
Джавахарлал Неру
Latviannews
English version

Янис Вилисонс: Сигулда и Рига сегодня для меня лучше Москвы и Лондона

Поделиться:
Янис Вилисонс: «Нельзя сидеть в другой стране и жаловаться на свое государство, которое все плохо делает, — научись, получай опыт там, приезжай и развивай». Фото из архива Яниса Вилисонса.
Сделав карьеру в престижных лондонских отелях Corinthia Hotel London и The Ritz, рожденный в Москве потомок сибирских латышей Янис Вилисонс вернулся растить ребенка на родине и участвовать в мировой раскрутке популярного в Балтии молочного бренда Food Union. Он верит в то, что имя Латвии может прозвучать в международном масштабе, а его семье лучше, чем на родине, не будет нигде.

Янис Вилисонс — восхитительно правильный молодой человек. Похоже, чуть ли не с первых лет жизни. Из сибирских латышей. Родился в Москве — вернулся в Латвию, где с нуля в считанные месяцы выучил язык предков и поступил в латышскую школу. С 18 лет занялся бизнесом и образованием — сначала в Латвии, потом в Лондоне, куда привез любимую девушку, ставшую его женой. Освоил в совершенстве английский, сделал карьеру, получил еще два образования…

На полпути к вершине лондонской карьеры, которую сулили английские боссы, вернулся в Латвию. Потому что хочет, чтобы ребенок рос на родине, в экологической среде и любви бабушек-дедушек. И чтобы родина росла вместе с ребенком и с ним. И чтобы именно здесь, в Латвии, ему пригодились богатые лондонские и московские связи и знание менталитета — западного и восточного.

Как-то хочется верить, что все у него получится. Особенно, если такой Янис будет не один. Ведь если верить недавнему исследованию Латвийского университета, из сотен тысяч покинувших Латвию примерно четверть возвращается. Почти половина из вернувшихся (45%) — иммигранты из Англии. Причем чаще всего возвращаются именно такие молодые люди, как Янис.

На первых местах среди мотивов возвращения — причины лично-семейного характера и тоска по родине. Примерно 7% решают создать свой бизнес в Латвии. Еще 7% находят тут подходящие рабочие места. Увы, именно эти молодые люди чаще всего и уезжают — по первому, по второму, по третьему разу, — они самые подвижные, образованные и востребованные на рынке труда. Но очень хочется, чтобы они были востребованы именно тут. И чтобы именно в Латвии им удалось сделать то, зачем они сюда вернулись, — превратить родину в максимально комфортное место на земле для своих семей и детей. Потому что сколько можно работать на других и искать счастья на чужбине — нигде оно не будет таким полным, как дома.

Вот такие мысли одолевают, когда общаешься с Янисом Вилисонсом.

Сибирь–Москва–Сигулда

Отец Яниса — потомок сибирских латышей, из тех, что уехали сами в начале прошлого века, получив землю для обработки. К 80-м годам родители Яниса перебралась в Москву, где у них родился сын. После распада Советского союза отец решил вернуться к корням — к дедушке, который жил в Сигулде. Янису тогда было всего шесть лет. На освоение латышского до начала учебного года в школе ему оставалось всего три месяца — Янис предпринял интенсивный рывок с частным преподавателем и виртуозно вписался в первый класс Сигулдской гимназии, одной из сильнейших латышских школ Латвии.

«Удивительное дело, но приехав совершенно без знания местного языка, я никогда ни на секундочку не чувствовал себя в Латвии не своим, — утверждает Янис. — В школе и среди соседей сразу появилось много друзей, которые на первых порах помогали с языком и очень поддерживали, и с которыми до сих пор дружу и часто встречаюсь. Не помню, чтобы когда-то не мог высказаться по-латышски».

Отец Яниса, Александр Вилисонс, стал руководителем и совладельцем крупной охранной компании Pentano, а сын уже в школьные годы помогал отцу с делопроизводством. В 18 лет Янис стал председателем правления компании — так сложилось. Логично, что и учиться он пошел по бизнес-линии — степень бакалавра получил в РТУ по специальности «руководитель предпринимательской деятельности».

Потом отец продал свои доли в охранной фирме и вместе с сыном занялся растущей тогда в цене недвижимостью: сперва в Латвии, а с началом кризиса — на Балканах. Параллельно Янис не переставал учиться — получил степень MBA по специальности Innovation and enterpreneurship по платной программе, созданной в РТУ в сотрудничестве с норвежцами (Buskerud University College, HiBU). Больше половины преподавателей прилетали из-за границы и читали лекции на английском языке — это были представители стран, которые пожили в капитализме и знают, как надо делать бизнес по-западному.

После учебы Янис попробовал свои силы в нескольких местных компаниях, а в 25 лет решил, что надо выбирать — или создавать семью и жить в Латвии, воспринимая ситуацию как она есть, или взять тайм-аут, подумать о будущем, посмотреть мир и получить дополнительные квалификацию и опыт.

«Все же Латвия — небольшое государство, где процессы достаточно локальны, а мне хотелось более глобального видения, понять, что молодой человек из небольшой страны может достигнуть в устоявшемся мире капитализма, — пояснил свое решение Янис. — На тот момент у меня были хорошие бизнес-контакты в России и Латвии, я видел будущее своего бизнеса в том, что он свяжет Восток и Запад через Латвию. Но мост надо ставить на прочную основу. Свой выбор я остановил на Лондоне: для серьезных контактов на Западе хотелось довести язык, манеры и понимание западной жизни до перфектных. Кроме того, Лондон — это то самое место, где весь мир проходит перед тобой». 

Начал Янис с небольшой, но ответственной работы по комплектации грузов в комплексе логистики DHL: «Это были небольшие деньги, которых едва хватало на аренду жилья. Перебравшись в Лондон, начал с совершенствования языка, которого явно не хватало, чтобы двигаться выше». На углубленных курсах рядом с домом все однокурсники Яниса оказались японцами — от 20 до 70 лет. За три месяца он впитал в себя минимум 100 часов английского и приступил к поиску более перспективной работы, которую вскоре нашел…

Люстра за миллион – Рианна – Джеймс Бонд

Первым гостиничным опытом Яниса (или Джаниса, как его упорно звали англичане) стало место специалиста по закупкам в престижной международной сети отелей Corinthia Hotel London, которая принадлежит мальтийцам и базируется в восьми городах, в том числе в Санкт-Петербурге, Будапеште и на Мальте. На тот момент они были на стадии открытия нового отеля на Трафальгарской площади Лондона.

Мальтийцы инвестировали в этот отель около полмиллиарда евро. Мрамор, парадная люстра за почти миллион фунтов, СПА на 3500 кв. м, 294 номера, в том числе номер The Royal Penthouse, где человек платил за ночь 20 000 фунтов плюс НДС. И клиенты, для которых это не деньги. Скажем, шейх одной арабской страны арендовал на два месяца сразу три этажа: на роял-этаже размещался он сам со свитой, ниже — жены с детьми, еще ниже — чемоданы. В таком составе семья прибыла на двухмесячный шопинг в Лондон после двухмесячного шопинга в Париже.

Отель делал ставку на знаменитостей — в нем останавливались Джонни Депп и Кевин Костнер, пережила оказавшуюся ложной пожарную тревогу Рианна (сидя в халате, она вела прямую трансляцию в Twitter). Там проходила церемония вручения премий Bafta и презентация «Джеймса Бонда»…
 
С появлением ребенка Вилисонсы сменили драйв девятимиллионного города на родные места, где и воздух почище, и жизнь поспокойнее. Фото из архива Яниса Вилисонса.
Параллельно с работой Янис окончил Лондонскую высшую школу бизнеса и финансов при Metropolitan Univercity. Фото из архива Яниса Вилисонса.
С коллегами перед традиционным пятничным походом в паб. Фото из архива Яниса Вилисонса.
В роскошном зале Palm Court отеля The Ritz подают лучший в Лондоне Afternoon Tea. Фото из архива Яниса Вилисонса.
Получив несколько повышений в департаменте закупок и добившись того, что почти любой вопрос решался по телефонному звонку, Янис перевелся в департамент финансов, чтобы расширить палитру. И подал документы еще в один вуз — Лондонскую высшую школу бизнеса и финансов при Metropolitan Univercity. На учебу уходили все выходные дни: «Решил добавить в свое CV еще одну местную карту, чтобы окончательно не чувствовать себя иммигрантом, — поделился ходом мысли Янис. — Это было важно для моего будущего «моста»: образование латышское — хороший латышский и русский, образование британское — хороший английский».

Новые знания вылились в очередные повышения: Янис стал руководить отделом комиссионных (платить бонусы сотрудничающим с отелем турагентствам), а затем — и отделом по надзору за доходами. А вскоре Янис вновь решил двигаться дальше — стать членом престижной ACCA, Ассоциации сертифицированных специалистов международной финансовой отчетности, представленной в 181 стране мира.

«Я попросил руководство отеля оплатить курс за 12 000 фунтов, посчитав, что уже принес немало пользы фирме и принесу еще больше в новом качестве, но они предложили подождать. Ждать мне не хотелось — вновь поставил свое CV онлайн», — рассказывает Янис. Уже через два дня нашлись желающие не только взять его на работу с более высокой оплатой, но и компенсировать учебу (с тем условием, что Янис у них проработает потом не менее полутора лет и будет все экзамены сдавать с первого раза). Щедрым работодателем оказался отель The Ritz London, что неподалеку от Букингемского дворца.

Отелю в стиле шато с комнатами под 16-й век и золотом 900-й пробы на стенах уже 110 лет. Он гордо несет звание Royal Warrant — компании, которая сотрудничает с королевским двором. В его роскошном зале Palm Court подают лучший в Лондоне Afternoon Tea. Чайная церемония на одного человека стоит 52 фунта, куда входит полный мельхиоровый чайник и 3-этажный поднос с сэндвичами, булочками-сконами (scones) и пирожными. Чай пьют в основном англичане в возрасте за 50, места резервируются порой за три месяца вперед. Чай в The Ritz считается лучшим подарком на юбилей. Янис видел письмо, в котором англичанка признавалась, что перед смертью ей осталось лишь попасть на чай — и все, жизнь удалась.

«Наш отель — лицо консервативной Англии. Даже на завтрак там надо выходить в галстуке. А одному шейху вернули плату за резервацию лишь на основании того, что «отель не поддерживает политику» закрытых лиц», — рассказывает Янис (кстати, «наш» он называет все предприятия, на которых работал, что говорит о радении за дело). — Принадлежит отель двум братьям-англичанам, которые начинали свой путь как маляры, а сейчас их компания оценивается в миллиарды. Команда была очень небольшая и слаженная. Если кто-то из моих коллег уходил в отпуск, я охотно их замещал, стараясь разобраться, как работают другие финансовые секции. Дошло до того, что я ходил на собрание директоров по финансам, а вечером генеральный менеджер мог позвать меня в паб, пропустить по кружечке. Они говорили: делай все, как делаешь, — и в течение трех лет станешь финансовым директором».

Женитьба–ребенок–Латвия

Смену места работы Янис совместил с женитьбой — оформил отношения с подругой, которая последовала за ним в Лондон из Латвии и тоже сделала неплохую карьеру: работала помощником гендиректора небольшой IT-компании.

В прошлом году молодая семья узнала о готовящемся пополнении и всерьез задумалась, где малышу появиться на свет. «Я пришел к выводу, что с появлением ребенка весь большой мир и драйв девятимиллионного города меня уже не так привлекают, — признался Янис. — Хочется, чтобы и воздух был почище, и жизнь поспокойнее. Есть в жизни моменты, когда надо оторваться от амбициозных карьерных и финансовых целей, вспомнить о семье и корнях, положить зерно в свою землю и проращивать — в нем уже есть все для роста… Решили, что наш ресурс не даст нам пропасть и в Латвии. И мы не побоялись вернуться. Уверенности, что будем жить роскошно, не было, но знали, что как минимум — нормально».

В свое время молодая семья вложила заработанные в Лондоне деньги в покупку рижской квартиры. «Это важный момент, — уверен Янис. — Многие эмигрирующие молодые люди либо своего жилья не имеют, либо продают квартиру в Латвии, чтобы уехать, теряя тем самым привязку к стране. Когда я слышал о программах стимуляции к возвращению молодежи в Латвию, то всегда думал, что самое важное — помочь этим людям с жильем на родине. Если бы была развита такая программа, она бы очень хорошо работала, свое жилье — это такой надежный якорь. Тогда молодой человек знает, что да, вернувшись домой, он будет получать намного меньше, но ему не надо будет отдавать огромные суммы за аренду квартиры — в том же Лондоне аренда небольшой квартиры стоила нам 1,5 тысячи фунтов в месяц».

За полгода до рождения ребенка Янис принялся за активные поиски работы в Латвии. Поставив свой CV онлайн, получил предложения о сотрудничестве от самых интересных представленных в Латвии международных брендов — Tele2, Swedbank, Colliers, Deloitte… С представителями некоторых встретился лично во время приезда в Латвию.

Общение с руководителем одного из отделов молокоперерабатывающей компании Food Union сразу показалось перспективным: тут была и связь с Россией (гендиректор и совладелец компании Сергей Бесхмельницкий — россиянин), и растущие рынки в Европе, и большой потенциал в Азии. «К тому же, молочные продукты это то, чем Латвия всегда гордилась, — уверен Янис. — И нашей компании удалось вывести продукт на глобальный уровень в современном исполнении».

В The Ritz были удивлены неожиданным решением амбициозного молодого сотрудника, но вида не подали — вручили 15 памятных подарков, в том числе традиционный сервиз для самого лучшего Afternoon Tea в мире и торта, на котором было написано: «Нам тебя уже не хватает, Джанис!»

Латвия–Европа–Азия

Янис очень тепло говорит и о своей новой компании, и о Латвии в целом: «Я всегда верил, что Латвия — может. И такие успешные компании, как Food Union, тому подтверждение. Просто нам надо громче и увереннее говорить о себе, чтобы о нас услышали. Конечно, былой серьезный экспорт в Россию сегодня утерян, но компания не «выключила свет», а оперативно переориентировалась на другие рынки. Это доказывает, что мы можем конкурировать в международном масштабе — в Европе и Азии».

В том, что Латвия небольшая страна, по мнению Яниса, есть и свои минусы, и свои плюсы. «Я видел много людей, которые в Лондоне зарабатывают миллионы, а в Латвии это не работает. Например, в Англии очень популярно печатание фотографий на печеньях макарунс на заказ. Здесь для такого бизнеса нет масштаба и критической массы людей. А у потенциальных покупателей нет достаточно денег на подобные услуги. Поэтому все интересные и нишевые идеи у нас возможны лишь с прицелом на экспорт, а на местный рынок — только очень практичные вещи.

С другой стороны, Латвия — как одна большая семья. Всюду есть знакомые, все в пределах одного-двух звонков по телефону. Скорость решений очень быстрая. В Англии ты никогда не перескочишь через две-три карьерные ступеньки — там все системно. Это и хорошо и плохо — люди успевают накопить опыт, прежде чем выстрелить. Те же политики в Британии настолько профессиональны, что налоговые встряски, подобные предновогодним латвийским, в Англии нереальны. У нас молодые люди имеют больше шансов сразу прыгнуть высоко, но из-за неопытности могут наделать ошибок, что чревато. А особенно грустно, если наверх попадают не за таланты, а по знакомству или по родству».

Янис уверен, что нет ничего плохого в том, что латвийская молодежь мобильна — может приехать, может уехать. «Это очень хорошо, что есть возможность постичь международный опыт. В Лондоне, как в университете, так и на работе, со мной учились и трудились амбициозные молодые люди из самых разных стран. В финансовом отделе Corinthia Hotel London на 13 работников не было ни одного англичанина. Те же поляки-литовцы приходят в отель убирать комнаты, а потом начинают расти-учиться и идут вверх. Бизнесу все равно, какой ты национальности. Если ты можешь хорошо делать работу не дороже, чем англичанин, то возьмут тебя — тут не может быть дискриминации».

Именно поэтому Янис был против брексита: рассуждения на тему, что приезжие отнимают у англичан работу, казались несправедливыми. «За шесть лет в Лондоне ни разу ни у кого грубо не отнимал работы, не взял с государства ни фунта пособия, заплатил за свое образование, много работал над собой — если бы кто-то мне сказал, что я чего-то недостоин, меня бы это обидело… Когда на утро после голосования по брекситу каждый работник получил по бокалу шампанского от руководства, это было неожиданно, потому что 95% коллектива были небританцами и против брексита».

При том, что Янис патриот до мозга костей, он решительно против любых стен. В том числе с Россией: «Надо уметь дружить со всеми, сохраняя свою точку зрения. Сейчас наши власти сфокусировались на одной стороне полушария, а надо строить отношения более объективно и не дисбалансировать политику. Россия — огромный рынок. Да, нельзя фокусироваться только на нем, но и полностью игнорировать — неразумно. Россияне традиционно любят Ригу и Юрмалу, мы их понимаем, владеем языком. Нельзя зачеркнуть все хорошее и фокусироваться только на плохом».

В целом, в отличие от многих граждан Латвии, у Яниса категорически нет депрессивных настроений. «Нельзя сидеть в другой стране и жаловаться на свое государство, которое все плохо делает, — научись, получай опыт там, приезжай и развивай. Жаловаться всегда проще — ты тут живешь, и ты этот мир меняй. Я смотрю на Латвию оптимистично. Думаю, не надо бояться возвращаться. Снова покинуть родину всегда успеется».

Кристина Моркане, "Открытый город"

18-03-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7-8(88)Июль - Август 2017
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Николай Злобин - человек, который спорил с Путиным
  • Алена Остапенко - королева Франции
  • Театр эпохи Цеховала
  • Александра и Игорь Буймистеры начинают новый бизнес