Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Мне нравятся только два типа мужчин: наши и иностранцы.
Мэй Уэст, американская актриса, сценарист, драматург
Latviannews
English version

"Белый вертолет", или Похищение Европы

Поделиться:
Foto: Janis Deinats no izrādes Baltais helikopters
«Белый вертолет», которого так ждали театралы, наконец-то «приземлился» в Новом Рижском театре. Билеты на 10 спектаклей Алвиса Херманиса с участием Михаила Барышникова были раскуплены в интернете за рекордные 4 минуты.

И не зря. Лично я получила от спектакля все, чего ждала — и режиссерскую отвагу, и новые смыслы, и зрелищность, и актерские открытия.

Спектакль смыслов

Скажу сразу: в отличие от постановки «Бродский/Барышников», которая держалась на звездности — там режиссер растворился в звездной паре поэт–танцовщик, здесь — звезда, то есть Михаил Барышников, стал органичной частью спектакля смыслов. В сценическое действо на равных вписались и магия Барышникова, и драматический дар Гуны Зарини, и сценография Кристине Юрьяне, и авторский текст самого Алвиса Херманиса (пьеса — его драматургический дебют).

Сюжет основан на реальном историческом факте — отречении Папы Римского Бенедикта XVI (Йозеф Ратцингер в миру) от престола в 2013 году. Впервые за 600 лет католический мир пережил подобное потрясение. Официальной версией ухода называли нездоровье 86-летнего понтифика. Но многие в этом усомнились. Над истинной причиной поступка папы гадают до сих пор.

Баварец Йозеф Ратцингер был уважаемым теологом, близким другом и советником своего предшественника Иоанна Павла II. На папском посту он пробыл 8 лет. Но именно в период его правления Ватикан оказался замешан в громких скандалах — банковском, педофилийном, обострились его отношения с исламским миром, стало уменьшаться количество католиков.

Для чуткого художника Алвиса Херманиса, остро реагирующего на перемены в обществе и в человеке, этот переломный момент и личность уходящего папы стали поводом поговорить о современном мире.

Foto: Janis Deinats no izrādes Baltais helikopters

Танцует ли Барышников?

Медленно уплывает занавес с изображением «Истории святого Бенедикта» Луки Синьорелли. Лежащий в круге света человек словно содрогается от боли. Боли рождения? Ухода? Михаил Барышников играет всем своим существом, не отрываясь от пола.

А через минуту он уже немощный старец, с трудом поднимающийся с постели, медленно одевается, погружая усталые ноги в мягкие красные туфли от Prada, с усилием залезает на тренажер...

Таких сцен, когда танцовщик перешагивает из драматического театра в пластический, в спектакле несколько. Это к вопросу: танцует ли Барышников? Да, танцует, почти не сходя с места, играя головой, бедрами, руками, кончиками пальцев и взмахом ресниц. Есть эпизод, где он дрожит, как листва на дереве, вибрируя каждой клеточкой своего все еще энергичного тела — незабываемое зрелище! Словно порывы духа ввысь, к Богу: прости и помилуй!

Истины нет, мой друг Георг?

Аскетичная обстановка папских покоев располагает к раздумьям и неспешности. Но герой Херманиса спешит — высказаться по целой серии болезненных вопросов, которые накопились у автора, — ведь у него остался только день до прощания с паствой.

Для постановщика «Белого вертолета» отчаянный поступок папы — повод разобраться в собственных тревогах. Куда идет Европа? На чем держится мир, потерявший Бога? Можно ли жить без веры? Почему современный либерализм так легко превращается в свою противоположность?


Foto: Janis Deinats no izrādes Baltais helikopters
Спектакль строится на диалоге старого понтифика (Михаил Барышников) с молодым секретарем Георгом (Каспарс Знотиньш), людей не просто разных эпох, а с разных планет. Философ-шестидесятник со своим устоявшимся миром ценностей — с одной стороны, и представитель поколения Википедии — с другой, легко переходят с языка на язык: и Барышников, и Знотиньш говорят на сцене то по-английски, то по-итальянски, то по-польски, то на латыни. Но ни один язык не уменьшает пропасть между героями. «Как, о моем отречении потомки узнают из Википедии?» — ужасается папа римский. «У нас там есть свои люди», — успокаивает помощник, намекая, что они подадут информацию в любом нужном контексте.

Прием почти журналистского интервью позволяет узнать реальное мнение бывшего папы по важным для сегодняшнего мира вопросам. Рассуждения героя «Белого вертолета» об истоках фашизма, который родился в 20-х из пены декаданса, или слова об опасности релятивизма («Истины нет, мой друг Георг?») — живые цитаты Бенедикта XVI, тщательно собранные автором пьесы из документальных источников Ватикана.

Герой Барышникова упрекает Запад за отход от христианских ценностей. Вместо того, чтобы поучать и пытаться изменить Восток, Западу стоило бы задуматься, как спасти себя, считает Бенедикт XVI. В плеяде современных политиков понтифику симпатичен не только «профессионал Обама», но и Владимир Путин, который «очень обеспокоен тем, что русский народ теряет веру».

Параллельная жизнь Табианы

Параллельно с жизнью главного героя на наших глазах разворачивается полная драматизма жизнь его преданной помощницы, монахини Табианы (Гуна Зариня). На протяжении всего действия Табиана «не выходит из кадра». Для нее отречение Бенедикта — личная трагедия. Гуна Зариня передает это каждым жестом, каждым прикосновением к понтифику.
Foto: Janis Deinats no izrādes Baltais helikopters
Порой ловишь себя на том, что следишь не за главным героем, а за неуклюжей, страдающей Табианой, которая несет свое горе где-то на втором плане. В ее шаркающих мужских сандалиях — вся скорбь мира. А от финальной сцены, когда становится ясно, что обратной дороги нет, и Табиана забивается в угол и тихо скулит, — просто разрывается сердце.

Бенедикт XVI в последний день своего понтификата покинул Ватикан на белом вертолете итальянских ВВС. Когда он пролетал над Римом, по всему городу звонили колокола. В Twitter появились его слова: «Спасибо вам за вашу любовь и поддержку. Желаю вам всегда испытывать радость, которая приходит, когда ставишь Христа в центр своей жизни».

В спектакле Херманиса белый вертолет — это детская игрушка, которая случайно залетела в папские покои. В конце постановки он улетает со сцены вместе с мечтой и надеждой на идеальную, красивую, правильную жизнь. Она будет такой, какой мы ее создадим.

P.S.

В скупых комментариях к спектаклю автор «Белого вертолета» сказал, что такая постановка невозможна в европейских театрах — там на тему Бога наложено табу. И вообще существует масса других рамок, ограничивающих свободу слова. Думаю, Херманису можно верить — он много лет проработал на Западе и на себе испытал отторжение коллег, когда резко высказался о мигрантах. Свобода слова, по мнению Херманиса, еще сохранилась в Латвии. Доказательство этому — его острый публицистический спектакль на сцене Нового Рижского театра.

Татьяна Фаст


23-11-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Megris 04.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Megris 04.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Журнал
№7(124) Июль 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Диана Новицка: "Построим Ригу будущего вместе!"
  • В войнах спецслужб святых не бывает
  • Как научиться жить с COVID-ом
  • Борис Акунин: "После серых обычно приходят черные"
  • Концертный зал уничтожит парк Кронвалда?