Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Мне нравятся только два типа мужчин: наши и иностранцы.
Мэй Уэст, американская актриса, сценарист, драматург
Latviannews
English version

Лондонские бунтари под управлением Джанандреа Нозеда

Поделиться:
В 2015-м Джанандреа Нозеду дирижером года назвал журнал Musical America, в 2016-м — International Music Award.
Музыка в исполнении Лондонского оркестра звучит в «Звездных войнах», «Индиане Джонс», «Гарри Поттере», «Пиратах Карибского моря», «Титанике».
Много-много звезд и самой талантливой молодежи мира. Концерты в «Дзинтари», Латвийской Национальной опере и Большой гильдии. Множество мастер-классов. Таковы планы на август 2019 года у первого фестиваля Riga Jurmala Music Festival (RJMF), наследника по прямой Балтийских музыкальных сезонов. Поскольку возможности устроителей велики, то размах будет беспрецедентным, а цены на билеты — более чем доступными. Арт-директор RJMF Мартин Энгстрем, отец-основатель и бессменный руководитель прославленного фестиваля в Вербье, пригласил в Латвию четыре выдающихся оркестра, входящих в лучшую двадцатку мира. И четырех великолепных дирижеров с ними.

Лучшая двадцатка

Рейтинги в музыке — вещь крайне субъективная, говорят дирижеры. Все так, тем не менее знаменитый британский журнал Gramophone взял за правило составлять свой оркестровый Топ-20, и именно этой табелью о рангах оперируют во всем мире.

Что приятно: пятой частью золотого списка руководят наши соотечественники Марис Янсонс и Андрис Нелсонс.

Что еще приятней: за последние несколько лет в Латвии побывали фигуранты половины рейтинга. Разумеется, американские и японские оркестры к нам на гастроли не ездят — страшно даже представить, сколько должны стоить билеты на концерт, чтобы окупить расходы устроителей. Зато из 12 европейских коллективов, упомянутых британскими экспертами, мы не слышали разве что Дрезденскую капеллу и Чешский филармонический оркестр.

Это не счастливая особенность нашей концертной жизни, нет. Приезд большого оркестра, обладающего историей, традициями, собственным лицом и звуком, чаще всего является приятным дополнением к событиям государственной важности — скажем, 100-летию независимости или назначению Риги культурной столицей Европы. Второй вариант — когда гастроли входят в программу крупных фестивалей. Третьего не дано.

Словом, RJMF преподнес публике сказочный подарок, позволив за какую-то пару недель услышать три оркестра из Большой двадцатки — Лондонский симфонический, Баварского радио, Российский национальный и Израильский филармонический в придачу.

Топ-20 лучших оркестров мира, по версии журнала Gramophone

1. Королевский оркестр Консертгебау, Нидерланды. Должность главного дирижера вакантна. Почетный дирижер — Марис Янсонс.

2. Берлинский филармонический оркестр, Германия. Главный дирижер — Кирилл Петренко.

3. Венский филармонический оркестр. Должность главного дирижера не предусмотрена.

4. Лондонский симфонический оркестр. Главный дирижер — сэр Саймон Рэттл, дирижер-лауреат — Майкл Тилсон Томас, главные приглашенные дирижеры — Джанандреа Нозеда и Франсуа-Ксавье Рот.

5. Чикагский филармонический оркестр, США. Художественный руководитель — дирижер Риккардо Мути.

6. Симфонический оркестр Баварского радио, Германия. Главный дирижер — Марис Янсонс.

7. Кливлендский оркестр, США. Художественный руководитель — дирижер Франц Вельзер-Мёст.
8. Лос-Анджелесский филармонический оркестр, США. Художественный руководитель — дирижер Густаво Дудамель.

9. Будапештский фестивальный оркестр, Венгрия. Художественный руководитель — дирижер Иван Фишер.

10. Дрезденская государственная капелла, Германия. Главный дирижер — Кристиан Тилеманн.

11. Бостонский симфонический оркестр, США. Художественный руководитель — дирижер Андрис Нелсонс.

12. Нью-Йоркский симфонический оркестр, США. Художественный руководитель — дирижер Яп ван Зведен.

13. Симфонический оркестр Сан-Франциско, США. Художественный руководитель и главный дирижер — Майкл Тилсон Томас.

14. Симфонический оркестр Мариинского театра, Россия. Художественный руководитель и главный дирижер — Валерий Гергиев. Главный приглашенный дирижер — Николай Цнайдер.

15. Российский национальный оркестр. Художественный руководитель и главный дирижер — Михаил Плетнев.

16. Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии. Художественный руководитель и главный дирижер — Юрий Темирканов. Главный приглашенный дирижер — Шарль Дютуа.

17. Лейпцигский оркестр Гевандхауза, Германия. Главный дирижер — Андрис Нелсонс.

18. Оркестр Метрополитен-опера, Германия. Художественный руководитель и главный дирижер — Янник Незе-Сеген.

19. Оркестр фестиваля Saito Kinen, Нагано, Япония. Художественный руководитель и главный дирижер — Сейдзи Озава.

20. Чешский филармонический оркестр. Художественный руководитель и главный дирижер — Семен Бычков. Главные приглашенные дирижеры — Якуб Груша и Томаш Нетопил.

Примерно в то же время, когда Gramophone обнародовал этот рейтинг, мы разговаривали с главным дирижером Латвийского Национального симфонического оркестра Андрисом Погой. Комментировать публикацию он не стал, отшутился, но рассказал маленькую историю. Радио у него в машине настроено на классическую волну (естественно), и однажды он несколько минут кряду не мог определить на слух, кто играет. «Техника исполнения совершенно блестящая, американская. Но такой степени вовлеченности, такой эмоциональности от американцев ожидать не приходится. То, что не европейцы, тоже понятно. Другая школа…» Вывод наш маэстро сделал за мгновение до того, как по радио объявили: в эфире был Лондонский симфонический.

Сегодня «Открытый город» о нем и расскажет. О четвертом из лучших оркестров, с которым наша публика встретится 30 и 31 августа в концертном зале «Дзинтари».

Лондонский симфонический оркестр — загадочный и непредсказуемый

Конечно же, вы его слышали. Конечно же — хотя, может, и не подозревали об этом. На альбомах The Beatles, Deep Purple, Led Zeppelin, Oasis, Майкла Джексона и Питера Гэбриела. Во время открытия Олимпиады-2012 в Лондоне. В каждой серии «Звездных войн», «Индианы Джонса», «Гарри Поттера» и «Пиратов Карибского моря». В «Титанике».

Про «Титаник» хочется упомянуть особо. Именно на нем в 1912 году ЛСО намеревался пересечь Атлантику и войти в историю как первый британский оркестр, выступивший в Штатах. Билеты были уже куплены, когда из-за аварии при испытаниях рейс был отложен. Не желая подводить публику, музыканты, сто мужчин и одна арфистка, отправились в плавание на другом корабле — «Балтике»! — и, достигнув Сент-Луиса, узнали, какой участи избежали.

ЛСО родился 115 лет назад, в 1904-м, в результате бунта: 49 участников Queen’s Hall Orchestra восстали против дирижера Генри Вуда, когда тот запретил им работать на стороне. В новом оркестре все было устроено принципиально иначе: каждый чувствовал себя пусть не полновластным, но хозяином, и получал свою часть прибыли в конце сезона. Власть в чужие руки не отдавали, всеми делами занимались сами, дирижеров ангажировали на короткий срок, да и то предпочитали иметь дело сразу с несколькими.

Независимость давалась нелегко. Чтобы оставаться на плаву, ЛСО приходилось вести чрезвычайно активную концертную деятельность и много гастролировать. Начав с двухнедельных выездов в английскую провинцию, уже в 1906 году ЛСО выступал в Париже (опять-таки первым из британских оркестров; забегая вперед — он и на Зальцбургском фестивале будет первым), причем в путешествие через Ла-Манш он отправился не один, а в компании с 300 хористами…

Придуманная оркестрантами схема не давала сбоя вплоть до конца 20-х. Сергей Рахманинов и Сергей Кусевицкий, Отто Клемперер и Бруно Вальтер, Вильгельм Фуртванглер и Иегуди Менухин — все они музицировали с ЛСО. Но когда в Лондоне появились сразу два новых коллектива, предлагающих стабильное жалованье и отличное художественное руководство, BBC Symphony Orchestra (1929) и London Philharmonic Orchestra (1932), Лондонский симфонический был обескровлен. Если бы не контракт с Глайндборнским фестивалем и начавшийся в 1935 году бурный роман с кинематографом — кто знает, остался бы он серьезным игроком на британской музыкальной сцене. Вторая мировая тоже далась ему нелегко. На фронт ушли 60 оркестрантов. Вернулись не все.

Как ни странно, вынужденные меры — омоложение состава и изменения в уставе (приняв поддержку от государства, ЛСО нарушил собственную конституцию) — в итоге пошли оркестру на пользу. Когда же в 1959 году у оркестра появился первый профессиональный менеджер, американец Эрнест Флейшман, ЛСО смог окончательно отказаться от изматывающей практики no play, no pay («не играешь — не зарабатываешь»), заполучить богатых спонсоров и в 1964-м совершить первое мировое турне.

Никогда прежде у оркестра не было возможности заказывать так много новой музыки у британских композиторов. Еще одному американцу, Андре Превину (он родился в семье еврейских эмигрантов из России Привиных), коллектив обязан всенародной славой — шесть лет кряду главный дирижер ЛСО вел в прямом эфире Би-би-си телешоу André Previn's Music Night. Когда же ЛСО получил три Grammy за саундтрек к «Звездным войнам» и записал альбом Classic Rock, то стал, наверное, самым популярным симфоническим оркестром на всем белом свете.

Если бы оркестр искал легких путей, то наверняка смог бы прожить безбедно исключительно за счет жанра crossover. Но чем дальше, тем больше он культивировал свое художественное начало, доводил до совершенства звучание и вкладывал массу усилий в образовательные программы (которым сейчас несть числа — через школы, студии, лекции ЛСО в Барбикан-центре ежегодно проходит свыше 60 000 человек всех возрастов, от дошкольников до пенсионеров).

Не все шло гладко; в начале 80-х оркестр даже оказался на грани финансовой катастрофы, взвалив на себя непомерное число проектов и сделав упор на современную академическую музыку, а через десять лет вместе с Королевской Шекспировской компанией столкнулся с необходимостью объявить настоящую войну (и выиграть ее!) леди О'Кахойн. Новой директрисе Барбикан-центра хотелось как можно реже видеть в огромном квартале близ Сити музыкантов и артистов, а заодно лишить их государственных субсидий…

За национальное достояние вступились всем Альбионом. Баронесса ретировалась в Палату лордов. ЛСО живее всех живых, и равных ему в Великобритании давно уже нет.

70 концертов в год в Барбикане и еще столько же за его пределами. Бесконечная россыпь камерных вечеров, которые дают солисты оркестра в LSO St Luke's. Огромная дискография, симфоническая и оперная (и отдельно — более 200 саундтреков к фильмам). Ханс Рихтер, Эдуард Элгар, Артур Никиш, Томас Бичем, Альберт Коутс, Виллем Менгельберг, Хэмилтон Харти, Йозеф Крипс, Пьер Монтё, Иштван Кертес, Андре Превин, Клаудио Аббадо, Майкл Тилсон Томас, Колин Дэвис, Валерий Гергиев, Саймон Рэттл за пультом в ранге главных дирижеров. Остальных и не упомянешь. Назовите любого музыкального гения XX века — и в истории ЛСО обязательно отыщется его след.

С публикации Gramophone мы начали, публикацией Gramophone и закончим.

«Некоторые утверждают, что это самый американский из наших оркестров — вспоминая о роли Превина, президентстве Бернстайна и роли Тилсона Томаса. Другие, оглядываясь на эпоху правления Пьера Монте, считают его самым французским из наших оркестров. Но что бы они сказали, задумавшись о славянском репертуаре, который принес с собой Штанишки Кертес, или об исполнении симфоний Малера, которое Аббадо довел до совершенства? Нет, ЛСО остается загадочным, непредсказуемым и ни на кого не похожим… Он никогда не был готов долго подчиняться одному главному дирижеру, но одной из сильных его сторон остается способность привлекать прекрасных маэстро и вместе с ними целиком и полностью погружаться в таинство музицирования».

Джанандреа Нозеда, который каждому музыканту говорит «спасибо»

Три месяца в году он проводит в Вашингтоне, где возглавляет Национальный симфонический оркестр США («Это лучшее, что случилось с НСО со времен Ростроповича», — отреагировала на его назначение пресса). Как главный приглашенный дирижер, работает четыре-пять недель в Лондоне с ЛСО и три недели — в Тель-Авиве с Израильским филармоническим. Еще у него есть фестиваль в итальянской Стрезе и оркестр в Кадакесе — что, похоже, из разряда сентиментального: Нозеда в 94-м году выиграл международный конкурс в этом крошечном каталонском городке, вместе с призом получил в свое распоряжение местный симфонический коллектив и не расстается с ним четверть века. Скоро к списку добавятся Пан-Кавказский молодежный оркестр, Фестиваль Цинандали в Грузии и Цюрихская опера.

В общем, не жизнь, а сплошной джетлаг на двоих: с женой Лючией 55-летний маэстро не расстается ни на день. «А кто мне будет пасту готовить?!» — такой вот юмор у ломбардцев.

Он родился в Милане, там же окончил консерваторию как пианист и композитор. Думал о дирижировании с детства («Мой отец руководил любительским хором, я мальчиком постоянно ходил слушать его концерты и репетиции, поэтому сызмальства усвоил: когда человек машет руками — всегда что-то происходит»), но всерьез начал учиться этому в 26 лет. Сказать, что Джанандреа повезло с педагогами — ничего не сказать. В класс Донато Ренцетти мечтал попасть каждый итальянец, метящий в дирижеры. А потом случился Гергиев.

Летом 1993 года судьба свела их в Сиене, на мастер-классах в Академии Аркиджано. Джанандреа все схватывал быстрее прочих, Гергиев такое понимает за 10 минут, а тут 10 дней вместе; почти подружились. Год спустя Нозеда выиграл два важных конкурса и стал получать десятки приглашений из Италии, Испании, Франции, Голландии, Англии… Когда не знал, на что решиться, звонил Гергиеву. Когда Гергиев позвал в Мариинку — решился сразу.

«Его ожидает большое будущее, и я со своей стороны буду всячески этому способствовать. Любой театр мог бы гордиться, имея у себя такого дирижера», — сообщил Валерий Абиссалович в 97-м, представляя нового главного приглашенного дирижера Мариинского театра (к слову, первого иностранца на этой должности). Стадию «мой ученик» они к тому моменту миновали, впереди были «мой молодой коллега», «мой друг» и через 20 лет — то есть совсем недавно — «мой брат».

Что ж, Нозеда действительно гергиевоподобен. Размахом, трудоспособностью и невероятной музыкальностью как минимум. Параллельно службе в Мариинке он руководил Роттердамским филармоническим и Национальным симфоническим оркестром RAI, сменив декорации — взял на себя Teatro Regio в Турине, Филармонический оркестр BBC, Питтсбургский симфонический… Нет, придется, пожалуй, остановиться, потому что слишком уж много будет названий и что-нибудь важное обязательно выпадет, не Метрополитен-опера, так Ковент-Гарден, не Симфонический оркестр Баварского радио, так Зальцбургский фестиваль, не Ла Скала, так Консертгебау…

Скажем просто — Нозеда нарасхват, и уже давно. И дирижером года его успели назвать дважды: в 2015-м журнал Musical America, в 2016-м — International Music Award.

Темпераментный, экспрессивный, Джанандреа дирижирует всем телом, подпевает себе под нос — говорят, даже без звука, в одних его движениях, можно услышать музыку. «К каким дирижерам вы себя относите, к авторитарным или демократичным?» — «Я стараюсь принадлежать к хорошим дирижерам… Это непростой, длинный и тернистый путь, но каждый день я стараюсь совершенствовать свои умения и становиться немного лучше».

А его оркестранты все никак не могут привыкнуть к тому, что после концерта он не исчезает за дверью своей гримерки, а, вытирая пот со лба, подходит к каждому, буквально каждому из сотни, чтобы сказать «спасибо».

Маша Насардинова/«Открытый город»

Фото: предоставлено Riga Jurmala Music Festival 

20-04-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Megris 04.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Журнал
№7(124) Июль 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Диана Новицка: "Построим Ригу будущего вместе!"
  • В войнах спецслужб святых не бывает
  • Как научиться жить с COVID-ом
  • Борис Акунин: "После серых обычно приходят черные"
  • Концертный зал уничтожит парк Кронвалда?