Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Нет патриотов там, где речь идет о налогах.
Джордж Оруэлл, английский писатель
Latviannews
English version

Марина Ребека: «Мой успех — это итог моих неудач…»

Поделиться:
Марина Ребека. Фото: Янис Дейнатс.
Сегодня латвийской оперной певице Марине Ребеке рукоплещут лучшие концертные площадки мира, ее волшебным голосом наслаждаются в Европе и Америке. Но этой популярности и известности она обязана исключительно себе и родителям — удача несколько раз ускользала у нее из рук и лишь благодаря настойчивости возвращалась.

С оперной дивой Мариной Ребекой проще встретиться в любом европейском городе, чем в Риге, откуда она родом. Ее волшебный голос звучал в миланском Ла Скале и лондонском Ковент-Гардене, Баварской и Венской государственных операх, в Консертгебау в Амстердаме и в Цюрихской опере, в Метрополитен-опере и Карнеги-холле в Нью-Йорке. Но нам повезло — встретить Марину в Москве, куда она прилетела всего на несколько часов, чтобы выступить в Концертном зале Чайковского.

«Мне сказали, что петь не стоит»

Марина, московская публика приняла вас очень тепло — в зале не было ни одного свободного места, зрители аплодировали стоя и не хотели вас отпускать. Наверное, для вас это обычное дело?
Настоящие овации — это всегда событие! Я давно хотела выступить в России, потому что здешняя публика очень эмоциональна и высокообразованна. Этот мой дебют в России и он был очень долгожданным.

И успешным. Вообще знатокам оперы хорошо известен мировой успех рижской — из Латвии вышли такие всемирно известные звезды, как Кристина Ополайс, Майя Ковалевска, Элина Гаранча, наконец, вы.
Я не имею отношения к высшему академическому образованию Латвии, где в основном учились все мои коллеги. Да, Латвия для меня дом — я там родилась и выросла, но певицей стала не благодаря, а вопреки. Mеня не приняли в Латвийскую музыкальную академию, сказали, что мне лучше даже не пытаться туда поступать и что мне петь, наверное, не стоит. Я, конечно, проревела с мамой всю ночь. Но потом собралась и поступила в Рижское музыкальное училище имени Язепа Медыня, которому всю жизнь буду благодарна за прекрасную базу знаний. Спустя четыре года я окончила его с высшими баллами и решила уехать в Италию, так как два раза на одни и те же грабли не наступают. Родители накопили деньги на мое проживание и учебу, и я поступила в Пармскую консерваторию. А дальше, проучившись там год, перевелась в Консерваторию Санта-Чечилия в Риме, и, получив грант на год бесплатного обучения, параллельно училась в Академии международных искусств.

Значит, свое дело сделали Парма и Рим — к вам пришел успех там?
Мой успех, как ни странно это звучит, — это итог моих неудач. В Риге у меня была хорошая база, которую мне дала педагог Наталья Козлова, но этого было недостаточно — мне не хватало итальянского стиля, четкого произношения. Конечно, мне много дало то, что я была в Парме. Я ходила в Оперу, а пармская публика терпеть не может, когда кто-то фальшивит вокально или эмоционально или поет не в стиле, она сразу же начинает свистеть, орать, как на футбольном поле. Так я поняла, что им нравится, а что нет. А когда перевелась в Рим, получила возможность работать с оркестром в Академии международных искусств, и было два педагога, один в консерватории — это государственное учреждение, другой в академии искусств — это частное заведение. От каждого я что-то взяла, но проблема в том, что каждый педагог видел мой голос в своем направлении. С одной я пела «Тоску», а с другой «Царицу ночи». Естественно, если ты поешь «Тоску» и «Царицу ночи» одновременно, то рано или поздно голос у тебя пропадет. Что и произошло. У меня был абсолютный срыв, и оба педагога отказались от меня.

Педагоги по вокалу — это вообще отдельная каста, я их очень не люблю.

То есть вы не могли больше петь?
Мне было 25 лет, и я осталась у разбитого корыта — голос пропал, денег не было. Я приехала домой, села у пианино и стала смотреть всевозможные мастер-классы, потому что поняла — никто не может быть мне надежным советником, кроме меня самой. Прочитала книгу «Основы вокальной методики» Леонида Дмитриева, которая еще раз убедила меня в том, у каждого педагога свой подход, но нет одной вокальной техники, есть только удобство и красота звучания, хорошая дикция. Невозможно к каждому певцу подходить одинаково. На то, чтобы прийти в себя, морально выбраться из ситуации, в которую попала, я потратила два месяца. Было довольно тяжело.

Хозяйка своей судьбы

Слушая ваш голос сегодня, даже представить себе не могу, что с вами произошла такая беда…
Это не беда, а удача — благодаря этому я поверила в свои силы и научилась рассчитывать только на себя. Наверное, самое глубокое мое падение было именно в тот момент, когда я поняла, что ужасно хочу петь, но помочь мне в этом никто не может. Тогда я решила — нужно возвращаться в Рим и заканчивать обучение самой. Я вернулась, села дома и начала заниматься самостоятельно плюс раз в неделю брала уроки у педагогов, а параллельно стала анализировать, на какие конкурсы надо ездить, кто сидит в жюри. И сама составляла себе программы, продумывала репертуар. Так, вначале я победила в небольшом конкурсе на севере Италии, затем поехала на Международный конкурс оперных певцов имени Оттавио Дзино в Рим и в буквальном смысле изменила планы организаторов — они уже предполагали, кто возьмет премии, а тут вышла я с «Травиатой» в финале. И в итоге мне дали и первый приз, и приз зрительских симпатий, а я снова поверила в свои силы.

А дальше у вас, кажется, был триумф в Германии?
До этого выступления было еще несколько конкурсов, хотя честно скажу, было очень сложно — я же за все платила сама — с моих редких занятий с учениками по вокалу, а это были не профессиональные певцы, а журналисты, экономисты. И по-прежнему мне помогали мои родители. На авиаперелеты денег не хватало, я экономила — пользовалась железными дорогами. Но поездка в небольшой немецкий городок Эрфурт и вправду стала судьбоносной. Там вместо «Бала-маскарада» решили поставить «Травиату» и срочно понадобилась солистка. Я узнала перед аудиенцией, что через месяц уже начинаются репетиции, чего обычно не бывает. Сезон планируется заранее, а тут такое стечение обстоятельств, чистое везение…

Я приехала на прослушивание, и мне неожиданно сказали: «Ребека, если вы примите наш гонорар и наши условия, то будете петь у нас «Травиату». Я сразу же выпалила: «Приму все, что угодно, потому что у меня нет никакого опыта». Этот факт никого не испугал. А на само выступление приехало очень много немецких журналистов и обо мне написали статьи, благодаря которым я получила возможность прослушиваться в других театрах. Этот момент, наверное, и стал переломным — я получила возможность показать себя в Мангейме, Берлине, Вене, где меня прослушивали. И что самое главное — мне уже предлагали постоянную работу, а не одно-два выступления. Но проблема была в том, что театры мне предлагали так называемую постоянную позицию штатного певца, приняв которую, ты много работаешь, но не имеешь права куда-то еще ездить. Снова был трудный выбор. И я в очередной раз в жизни решила рискнуть — отказалась от заманчивых и выгодных предложений, согласилась только на одноразовый проектный контракт.

А как же учеба — вы так и не получили диплом?
Почему же, я окончила Консерваторию Санта-Чечилия параллельно с выступлениями, при этом подготовив программу выпускного экзамена самостоятельно. И сегодня я рада, что научилась сама решать и выбирать, где и что мне петь. Скажем, есть такие партии, которые я пока не хочу петь, рано еще, а спешить мне некуда. Сейчас у меня два театральных дебюта — в Париже «Травиата» и в Монте-Карло «Фауст». Потом «9-я симфония» с Даниэлем Гатти (итальянский дирижер. — Прим. ред.) в Барселоне, концерт с Симфоническим оркестром Мюнхенского радио — они меня выбрали как артиста года и у меня с ними запись двух дисков. В Венской государственной опере дебют в роли Амелии Гримальди в «Симоне Бокканегре» Верди, в Дортмунде на фестивале дебют в «Жанне Д'Арк» Верди. Летом буду отдыхать, мне очень нужен отдых. И дальше театральный дебют в Мадриде в «Фаусте» Гуно и большой дебют в Бордо — я жду «Анну Болейн». Потом предстоит много работы в Вене, Палермо, Ла Скала. А еще осенью концерты в Латвии в честь 100-летия Латвийской Республики — как я могу их пропустить!

Получить орден Трех звезд было очень приятно

Поразительно — кажется, что вы говорите о работе нескольких человек, а не об одной себе. И, выходит, несмотря на такую загруженность, связь с родиной все-таки не теряете?
Конечно, нет. Я жила по всему миру — в Италии, Германии, Швейцарии, Австрии, но пришла к выводу, что лучшее место, несмотря ни на что, — моя родина. Я родилась в смешанной семье. Мама-латышка приехала в столицу Латвии из Красноярска, куда был сослан ее отец, корни папы-белоруса — под Архангельском, хотя сам он родился уже в Риге. При этом изначально фамилия семьи оканчивалась на букву «о» — Ребеко, но однажды в паспортном столе ошиблись, и теперь мы со многими родственниками носим разные фамилии. Поэтому у меня нет никаких национальных предрассудков. Кроме этого, в Риге живут моя мама и дочь, которую она воспитывает, там самые лучшие детские садики, а с сентября начнется еще и школа — при моем графике ни в какой другой стране мира я не смогу быть так спокойна за дочь, как дома. Да и остальное — друзья, отдых, полное умиротворение. Все это тоже моя Латвия.

Значит, Латвия вас все-таки признала, хотя изначально уважаемые профессора считали, что у вас нет таланта…
Я не держу ни на кого зла. И благодарна судьбе за неудачи — они закалили меня и сделали такой, какая я есть. На моем примере хорошо видно — даже когда ситуация кажется совсем безвыходной, найти выход все-таки можно. Главное — не опускать руки и идти к цели. К тому же сегодня меня любят и ждут в Латвии, хотя выступаю я там крайне редко. Но это всегда особые для меня концерты. Петь дома вначале было сложно, но сейчас это доставляет чувство единения и радости. А 100-летний юбилей страны — серьезный повод отказаться от некоторых выступлений по миру. Мои концерты пройдут в Риге, Цесисе, Вентспилсе и Лиепае. И, кстати, президент страны Раймонд Вейонис тоже доказал, что Латвия высоко ценит мое искусство — вручил награду за значительный вклад в культуру страны — орден Трех звезд. Было очень приятно. В этот момент я еще раз поняла, что не зря прошла весь этот долгий и сложный путь. В жизни возможно все — главное верить и не опускать руки.

Алексей Стефанов, "Открытый город"


01-06-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7-8(112-113)Июль - Август 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Из "Пионера" в миллионеры
  • Дидзис  Шмитс: Инвестиции в Латвию не привлечет даже Иисус Христос
  • Предприниматель из Австрии: "Не топите бизнес!"
  • Беларусь - Латвия: Соседство с удовольствием
  • Наш мозг не стареет!