Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Вина отдельного человека остается на нем и она тем устойчивее, чем он отдельнее.
Мартин Хайдеггер, немецкий философ
Latviannews
English version

Виват, "зеленая" Россия!

Поделиться:
Алексей Навальный/youtube.com.
Российского оппозиционера Алексей Навального в Барнауле облили зеленкой.

Поздравить Родину рискую.
Ликуй, отец, резвись, юнец, –
Мы революцию цветную
Заполучили наконец.

Дурак услужливый, провластный
Раскрасил наши времена.
Она была когда-то красной –
Теперь зеленая она.

Поэт, абсурдом вдохновленный,
Приняв амброзии на грудь,
О революции зеленой
Ужо споет когда-нибудь!


В эпохе нашей аномальной
Найдет он годный матерьял:
Зеленкой полит был Навальный –
И глаз едва не потерял.

Двух исполнителей назвали
По именам и адресам.
Поскольку власть в полуразвале,
Он разбираться должен сам.

Но за какой-то гранью тонкой
Зло разгулялось, как на грех,
И поливать врага зеленкой –
Примета года. Можно всех.

Она, зеленка, – символ прямо,
Эпохи нашей главный цвет:
Во-первых, это цвет ислама,
Хотя буквальной связи нет;

Цвет первой зелени весенней
(Взгляни в окно! – дождался ты),
И цвет великих потрясений,
И оборзевшей школоты,

Но также цвет тоски зеленой,
Всеобщей, честно оценю, –
И всей стабильности хваленой,
Успешно сгнившей на корню;

Виват, зеленая Россия!
Ты снова радуешь меня –
Ведь это цвет еще и змия!
Он вместо красного коня.


Я так и слышу ваше слово,
Оно уныло, как гастрит, –
Мол, не смешно! Да что ж смешного?
Один Навальный все острит.

Но глупо киснуть, как на тризне.
Тоска – не тема для стиха.
Пусть зеленеет древо жизни,
Хотя теория суха.

Дмитрий Быков

05-05-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Игорь 07.05.2017
Дурной пример – всегда не хитрый.
Заразен очень, как чума.
Хоть говорит порою Дмитрий:
Там просто горе от ума.

Майдан раскрасил свою неньку
В кроваво-черные цвета.
И хлебу предпочла печеньки,
И переводам на счета.

Уже поет майдан Карлуша,
Хоть мат был в неньке не в чести.
Но русский хам там лег на душу.
А что он мог еще нести?..

В эпохе нашей аморальный,
Где даже пьянь гарантом был,
Такое кажется нормальным.
Так что, ничем не удивил.

Там есть и свой, придурок лютый.
Кладет он тоже на мотив.
Он тоже дуростью раздутый,
Могли бы слиться в коллектив.

Могли бы с хлопцами зеленкой
Врагов повсюду поливать.
Толкать их в урны, цепью звонкой
С оттяжкой весело стегать.

Хотя, в Одессе уж не лили.
Там жгли, как деды жгли Хатынь.
Недогоревших с чувством били,
С таким же, как деды Волынь.

То были юные фанаты,
Болельщик ныне – раритет,
Они забьют родного брата.
У них запретов вовсе нет.

И эти хлопцы не скучают,
Нет просто места для тоски.
Они все прошлое ломают,
До самой гробовой доски.

Не дай же Боже, чтоб в России
Зараза эта расползлась.
Да, на болоте есть такие…
Уже орут: «А кто тут власть?..

Уже я слышу, мол, додавим.
Что вновь Госдеп поможет нам.
Что вновь в Москве из танка вдарим,
Как говорится: «По штабам…

Коль есть желанье – в Киев… трызни
Иль динамитом, иль строфой.
Ваш план не стоит нашей жизни.
Не каждый в помыслах с тобой.
Журнал
№12(93) декабрь 2017
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»