Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Засыпьте пропасть невежества, и вы уничтожите притон преступлений.
Виктор Гюго, французский писатель
Latviannews
English version

Рудольф Абель: два разведчика под одним именем

Поделиться:
Семья Абеля и семья Фишера в Китае.
Имя советского разведчика Рудольфа Абеля впервые прозвучало в 1957 году, когда в США его арестовало ФБР. Приговор — 32 года заключения. В 1962-м его обменяли на американского летчика-шпиона Фрэнсиса Гэри Пауэрса. Однако на самом деле Рудольфов Абелей было двое. Оба — разведчики, друзья. И один из них родился в Риге.

Сын трубочиста

Рудольф Иоаннович Абель был настоящим европейским джентльменом: говорил на шести языках, выглядел как породистый арийский дворянин — высокий, светловолосый, доброжелательный, воспитанный. А между тем, он родился в семье простого рижского трубочиста, окончил всего лишь городское четырехклассное училище, после которого работал курьером-рассыльным.
В 1915 году юноша перебрался в Санкт-Петербург, поступил на общеобразовательные курсы, сдал экстерном экзамены за все четыре курса реального училища. Знание немецкого как родного было большим плюсом для будущего разведчика, и это знание неудивительно — родился ведь в немецкой семье. Но он также безупречно владел английским и французским!
О Рудольфе Абеле написано мало. В частности, нет сведений о том, как он пришел в революцию. Скорее всего, примером стал старший брат Вольдемар — латышский стрелок, охранявший Смольный, член ВКП(б) с 1917 года, комиссар ВЧК Кронштадтской крепости. Так что опять-таки неудивительно, что Рудольф в 1917 году ушел добровольцем на Балтийский флот.
В 1924-м демобилизуется, работает электриком и радистом при Совторгфлоте во Владивостоке. Его жизнь кардинально меняется в 1926 году. Рудольфа посылают в Шанхай, в один из крупнейших центров русской эмиграции, где его назначают комендантом советского представительства. В 1927 году Абель становится сотрудником ИНО ОГПУ — в качестве радиста-шифровальщика при полпредстве СССР в Пекине.
Писатель Николай Долгополов два года назад выпустил книгу «Абель-Фишер», где описывает Рудольфа Абеля как настоящего Джеймса Бонда. С 1929 по1936 год Рудольф Абель становится советским разведчиком-нелегалом. По словам Долгополова, в его личном деле об этом свидетельствует краткая запись: «Назначен на должность уполномоченного ИНО ОГПУ и находится в долгосрочной командировке в разных странах». Посылали ли его в Прибалтику, учитывая знание местной специфики? Увы, никаких конкретных стран в официальном досье не указано. Писателю удалось лишь установить, что в октябре 1930 года Абель появляется в Маньчжурии — под видом русского эмигранта. Приехал туда вместе женой Асей, которая имела дворянское происхождение. Детей у них не было.

В шаге от «врага народа»

Осенью 1936-го Абель вернулся в Москву, в центральный аппарат внешней разведки. Однако начались годы репрессий. НКВД, а потом и наркомат внутренних дел от Ежова переходит в руки Берии, проводятся чистки аппарата, и Абеля, как и многих других разведчиков, увольняют из органов. Поводом стал арест брата Вольдемара, который к середине 1930-х стал крупным партийным работником в Ленинграде, начальником политотдела Балтийского морского пароходства.
В 1938-м красного стрелка, преданного революционера Вольдемара Абеля, и еще 216 человек приговорили к расстрелу «за участие в латвийском контрреволюционном националистическом заговоре» и «за шпионско-диверсионную деятельность в пользу Германии и Латвии».

Есть версия, что в годы репрессий Рудольф Абель уцелел благодаря тому, что во время процесса над братом находился в туберкулезном санатории.

После увольнения бывший разведчик работает на малозначительных должностях —стрелком военизированной охраны, потом цензором, а затем и вовсе отправляется на досрочную и мизерную пенсию. Вспомнили о нем только в 1941-м, когда началась война и понадобились профессионалы: Абеля возвращают в разведывательное управление и отправляют на Кавказ.
С августа 1942 по январь 1943 года он был отправлен на Главный Кавказский хребет, где нес ответственность за оборонную деятельность, являясь начальником оперуполномоченной разведгруппы.
А вскоре после Победы, в сентябре 1946-го, подполковника Рудольфа Абеля опять отправляют в отставку, и он окончательно — в 46 лет! — становится пенсионером, хотя и заслуженным: награжден орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, несколькими медалями. В 1955-м разведчик неожиданно умирает от инфаркта, похоронен в Москве на Немецком кладбище.

Воскрешение в США

И вдруг, через 2 года после смерти Рудольфа Абеля, в США ФБР арестовывает советского шпиона… Рудольфа Абеля!

Публичный процесс так и назывался: «Правительство США против Рудольфа Абеля». Обвиняемому инкриминировали не только нелегальное пребывание в США в качестве агента иностранной державы, но и пересылку в СССР особо важных материалов по атомным разработкам американской стороны. Приговор — 32 года заключения. Однако в 1962-м его обменяли на американского летчика Фрэнсиса Гэри Пауэрса, разведывательный самолет которого был сбит над СССР.
Так что же, Рудольф Абель воскрес? Нет, конечно. Через десять лет после процесса американцы выяснили, что под этим именем скрывался советский разведчик Вильям Фишер. Именем Рудольфа Абеля он назвался специально — сигнализируя Лубянке о своем провале и молчании. В Москве же об аресте разведчика узнали из информации в американской прессе, а до этого понять не могли, почему тот не выходит на связь.
Арест агента Рудольфа Абеля.
Почему же Фишер выбрал именно имя Рудольфа Абеля? А потому что они были друзьями — Рудольф и Вильям. В обоих текла немецкая кровь, только Вильям (названный в честь Шекспира, которого обожали его родители) родился в Великобритании, в семье большевиков-политэмигрантов, вернувшихся в Россию в 1920 году. Отец Фишера хорошо знал Владимира Ленина еще с 1890-х — вместе с женой они распространяли Искру. Так что приход Вильяма в революцию был закономерен.
Писатель Николай Долгополов считает, что Вильям Фишер был романтиком и верил в социальную справедливость. А биография его очень похожа на биографию Рудольфа Абеля — за исключением «английского периода», где он успел с отличием окончить школу и даже поступить в Лондонский университет. В Москве его приняли на работу переводчиком в аппарат Коминтерна, а в 1924-м он даже поступил на индийское отделение Института востоковедения. Но потом — армия, радиотелеграфный полк, в 1927-м — приход в ОГПУ.

Судьба резидента

Рудольф и Вильям познакомились в Китае. Хотя Долгополов официального подтверждения этому факту в документах не нашел. Даже дочь Фишера Эвелина не знала, что отец тогда находился в этой стране!
«Благодарные читатели, которые читали мои книги и статьи еще в 90-х, вдруг стали присылать мне фотографии, — рассказывал Долгополов в одном интервью. — И на одной фотографии с Китайской стеной изображены четыре человека: это Вилли Фишер, его друг и тоже чекист Вилли Мартенс с супругой, а также человек по фамилии Абель, Рудольф Иванович, с женой Асей. Когда я показывал эту фотографию Эвелине Вильямовне Фишер, ее это просто бесило».
В Китае они были звеньями одной цепи: мощность радиопередатчиков той эпохи была мала, поэтому разведдонесения с чужой территории на советскую сторону передавались по цепочке. Абель передавал информацию из Кантона, а принимающим телеграфистом в Пекине был Фишер. В 1938-м Фишера, так же как и Абеля, увольняют из НКВД — без объяснения причин.
Реальный Рудольф Абель.
После он работал во Всесоюзной торговой палате, на заводе. Неоднократно обращался с рапортами о восстановлении в разведке. Восстановили, как и Абеля, в 1941-м.
Вилли Фишер, в отличие от своего друга Рудольфа Абеля, с которым они в Москве дружили семьями, был невысоким, худощавым, неспортивным, по-английски сдержанным и замкнутым. Увлекался астрономией, прекрасно рисовал, играл на гитаре. Это был не Джеймс Бонд и даже не Штирлиц. Рассказывали, что когда снимался фильм о разведчиках «Мертвый сезон», на съемочной площадке встретились Вильям Генрихович, выступивший с комментарием к фильму, и исполнитель главной роли Донатас Банионис. Банионис воскликнул: «Ни за что бы не подумал, что вы разведчик!» Фишер улыбнулся и ответил: «Не один вы».

Агент Рудольф Абель, он же Фишер.

Забыть свое имя

Вильям Фишер до последних дней был востребован и работал с молодыми разведчиками. Умер в 1971 году. Но чужое имя стало для Фишера даже не вторым, а первым. После возвращения из США его настоящую фамилию знали только родные и близкие коллеги. Везде и всюду, в том числе в качестве комментатора к фильму «Мертвый сезон», он выступал в качестве Рудольфа Абеля!
Даже короткий некролог в Красной звезде тоже был посвящен Рудольфу Абелю. И похоронили Вильяма Фишера на Донском кладбище тоже как Абеля, хотя жена и дочь подняли настоящее восстание, пытаясь вернуть легендарному разведчику хоть после смерти его собственное имя.
«Больше всего в жизни отец переживал, что чужое имя так и прилепилось к нему до конца дней. Начальство никак не разрешало с ним расстаться. Народу он должен был быть известен только как Абель», — рассказывала его дочь Эвелина.
Лишь спустя много лет на памятнике рядом с фамилией Абель, хоть и в скобках, но добавили — «Вильям Генрихович Фишер».

Юлия Александрова, Открытый город

Рудольф Иванович АБЕЛЬ /Вильям Генрихович ФИШЕР.
11-11-2012
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Megris 05.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Сергей 23.06.2015
Я имел честь провожать его в последний путь, народа было человек 15, помню дочь. Остальные военные чины,скромно проводили на Донское,дали салют три залпа. Вечная память герою.
Журнал
№05(149) Август 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Олег Буров: "Без помощи государства жители не справятся с ростом тарифов"
  • Солнечные панели -- ставить сейчас или подождать?
  • Когда президент равняется на Феллини
  • Ирина Яцкив : "Мы обучаем не толпу, а личности"
  • Юрий Шевчук: "Из нас делают пушечное мясо и нелюдей"