Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Признание проблемы – половина успеха в ее разрешении.
Зигмунд Фрейд, австрийский невролог
Latviannews
English version

Время связать великого русского европейца Юрия Тынянова с Ригой

Поделиться:

Янис Петерс, поэт

Даугавпилс долго раскачивался, однако все же по инициативе сотрудниц местного музея Фариды Залетило и Илоны Столе основал Центр родившегося в Динабурге художника Марка Ротко. А вот резекненская яркая и международно известная звезда Юрий Тынянов (1894-1943) не слишком привлекает внимание общественности и самоуправления этого патриотического латгальского города к увековечиванию своего имени и образа на европейской и мировой карте культуры.

Лотман про латышское

В Резекне Юрий Тынянов прожил осознанную часть своей жизни вместе с семьей с 1906 по 1915 год и посвятил городу яркие воспоминания. У латгальцев есть возможность узнать реалии Земли Мары, перечитав рассказ своего земляка «Восковая персона» — тут есть эпизод, в котором императрица Екатерина Первая (Марта Скавронская) во сне видит родные места возле Динабурга, нашего нынешнего Даугавпилса.

В отличие от долго неизвестного в Латвии Марка Ротко «первый европеец» русской литературы Юрий Тынянов в латвийских литературных кругах известен уже с 1982 года, когда в Резекне были основаны Тыняновские чтения, которые тогда вели классик Вениамин Каверин и по сей день неутомимая профессор московского Литературного института имени Горького Мариетта Чудакова, а также Лидия Гинзбург, Виктор Шкловский, друг латышей и вице-президент Международной семиотической организации Вячеслав Иванов, который в свое время часто гостил в Латвии. В Тыняновских чтениях с ходом лет отметились признанный авторитет в мировых академических кругах лингвист (автор эссе «О латвийском» и реферата «Боже, дай Латвии стать счастливой») Владимир Торопов, честь и слава Тартусского университета, профессор и основатель школы семиотики Юрий Лотман (когда Леннарт Мери в свое время отправлялся в визиты за границу, в университетах его переспрашивали: Эстония? Вы президент той страны, где работает Юрий Лотман?).

В рамках возможностей в Тыняновских чтениях участвовал и, преодолевая трудности, помогал с организацией тогдашний Союз советских писателей Латвии. Чтения проходили и проходят до сих пор каждые два года, когда в Резекне собираются ученые из России, Эстонии, США, Израиля, Швейцарии и из Латвии (некоторые — пусть непрямо и ностальгически — бывшие рижане: профессор Чикагского университета Юрий Цивьян и профессор Иерусалимского университета Роман Тименчик, помните — руководитель литературной части театра Шапиро). В 2012 году, когда мне выпала честь открыть чтения, ждали и Янину Курсите, выпускницу Тартусского университета. Особенно ее ждали восемь эстонских исследователей литературы, все — бывшие студенты Юрия Лотмана. Эстонцы спрашивали — неужели она действительно не приехала, потому что депутат? Ответил, что не по этой причине.

Схожий с Пушкиным

С Тыняновскими чтениями получалось по-всякому. В начале их пытались не понять даже в первые годы перестройки, но тогда власть поддалась не без помощи Анатолия Горбунова. И участие международных академических авторитетов грозило запретить чтения. В начале демократии, в 1990-х годах, так же, как во все времена, не хватало денег. Дорожные расходы, гостиницы, аренда помещения в Резекне (бывшей Режице), родном городе Тынянова. Резекне, если бы захотело, могло с именем Тынянова стать международно известным задолго до того, как в Даугавпилсе (Динабурге) открыли Ротко. Но искусство — не спортивные состязания. Литераторы и литературоведение не так привлекательны, как живописцы или художники других жанров, которые выставляются с видимыми глазу и слышимыми уху суммами. Не хочу никого поучать, но, на мой взгляд, чтобы рассказать Европе, стоило бы пригласить и самих резекненцев — публицистов, писателей, самоуправление, не говоря уже о городском ВУЗе. Стараний Резекненской 6-й средней школы, учительница которой создала общественный музей писателя, мало для русского европейца, автора романа «Кюхля», в котором отражена жизнь декабриста Вильгельма фон Кюхельбеккера. Тынянов написал и роман «Смерть Вазир-Мухтара» -- про Грибоедова, но из-за болезни не закончил роман про Пушкина. Он — единственный автор в русской литературе, который так ярко соединил в своем творчестве талант писателя и литературоведа. Тынянов написал сценарии для кинофильмов «Подпоручик Киже» и «Шинель», изучал киноисторию. По словам очевидцев, Тынянов был удивительно похож на Пушкина, чья личность соответствовала его внутреннему миру.

Корней Чуковский свидетельствует: «Книги Тынянова, которые появлялись с перерывами в несколько лет, читались жадно и с волнением. Может показаться странным, что читателю 1930-х годов был так необходим рассказ о событиях столетней, а то и двухсотлетней давности. Тынянов был историком, притом честнейшим, который никогда не искажал исторических фактов, чтобы угодить представлениям своего времени».

И Ираклий Андронников: «Тынянов писал не просто биографические романы, а силой слова объяснял судьбы культуры, показывал, какой ценой покупается их бессмертие».

Поэтому не удивительно, что во время сталинского террора, в конце 1930-х годов Тынянов пытался покончить с собой — высказываемая писателем правда даже про старые времена была сильнее безжалостного и жалкого большевистского режима... Тем не менее Тынянову удалось умереть в 1943 году в своей постели, а не в концлагере.

Великое дело!

В новые годы культурного голода после падения режима меня в посольстве в Москве отыскала профессор Чудакова с тревожной вестью: Тыняновские чтения грозят закончиться. Однако удалось получить финансовую поддержку от тогдашних Baltijas Tranzīta bankas и Latvijas kapitālbankas. Во все времена находились силы, которые поддерживали и даже спасали культуру... В 2012 году финансист и меценат Петр Авен просил нас (Раймонда Паулса, Юриса Закиса, Яниса Гардовскиса и автора этих строк) выдвинуть предложения для проектов гуманитарной помощи в Латвии. Я сказал финансисту — возможно, стоит поддержать Тыняновские чтения в Резекне. Меня очень удивило, что представитель чисто прагматической профессии, услышав имя Тынянова, воскликнул: «Великое дело!» Хочу добавить, что без прямой поддержки Петра Авена в издательстве Zinātne в 2014 году вряд ли бы вышло «Слово о полку Игореве» в стихотворном переводе Кнута Скуйениекса и Улдиса Берзиньша. Будучи потомком нашего земляка, Петр Авен активно участвует в непрерывности культуры и не только как финансист.

С того времени прошло два года, и после чтений 2012 года, которые финансировал благотворительный фонд Петра Авена «Поколение», и в этом году тыняновцы из многих стран 14 августа с помощью фонда Авена опять собрались в Резекне, а 18 августа пройдет посвященный Тынянову день в Латвийском университете, это будет дань связи великого русского европейца с Ригой как культурной столицей Европы именно в его 120-летний юбилей. Риге выпала такая же честь, как и Резекне, где в 2012 году в самом центре города был открыт созданный скульптором Марой Калныней памятник великому писателю.

На латышском в советское время были изданы два из трех романов Тынянова - «Пушкин» и «Кюхля» в переводе Эжена Раухваргера.

Источник: Diena
16-08-2014
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№11(104) Ноябрь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Ирина Малыгина: "OLAINFARM будет развиваться так, как задумал отец"
  • Рак скоро перестанет быть болезнью, от которой умирают
  • Криштопанс готов построить с Трампом поле для гольфа
  • Друг Барышникова: "Миша в городе, и я снова нужен"
  • Рижская любовь Тургенева