Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Будущее тревожит нас, а прошлое нас держит. Вот почему настоящее ускользает от нас.
Гюстав Флобер, французский писатель
Latviannews
English version

Всемирная экономическая пандемия

Поделиться:

Любовь Швецова, депутат Сейма

Последние два года влиятельные экономисты говорили о будущем, ожидаемом кризисе. Будет торможение темпов роста экономики (а не спад), но такого обрушения, как в 2008 году, наверняка не случится, предсказывало большинство. Но кризис грянул. Намного более глубокий и масштабный. Он начался и развивается совсем не так, как в любых прогнозах.

На войне как на войне

Говорить сейчас о том, какой спад переживет народное хозяйство той или иной страны, не имеет смысла. Цифры меняются не по месяцам, а буквально по минутам с очевидной тенденцией ухудшения. Реально единственный важный вопрос сейчас: как долго еще власти конкретных стран или объединений государств позволят себе сохранять режим чрезвычайной ситуации. Иными словами, насколько в бюджетах этих стран и их государственных предприятий хватит средств, чтобы можно было позволить себе поддерживать карантин, «оставаться дома» и простаивать?


Я не говорю о госуправлении или секторе отдельных услуг, которые действительно могут адаптироваться к работе в удаленном режиме. Речь в первую очередь идет о производстве, и только потом о возвращении к нормальной деятельности отраслей торговли и обслуживания (что особенно важно в условиях Латвии). В таких обстоятельствах придется решать, нужно ли продолжать строго соблюдать эти принципы или все же их ослабить, чтобы экономика начала возвращаться в нормальный режим. Понимаю аргументы эпидемиологов, но долгое ограничение или даже остановка экономических и социальных процессов может создать фундаментальный негативный социальный эффект. Поэтому прогнозирую, что многие страны ЕС, а также США будут попросту вынуждены «освободить» свою экономику. Чтобы выжить. Это звучит мрачно, но долгий режим ограничений может оказаться куда разрушительнее, чем сам COVID-19. Поэтому контролируемая и продуманная отмена ограничений необходима для восстановления экономики.

Между прочим, очень важно то, что в связи с COVID-19 лишится остроты проблема беженцев в Европе. А для Латвии — намного актуальнее дискуссий о необходимости ввоза гастарбайтеров может оказаться вопрос об уменьшении безработицы, трудоустройстве и перепрофилировании местной рабочей силы.

В любом случае мир изменился и продолжит меняться. Речь не только о показателях отдельных стран или отраслей. Например, не исключено, что будут более строгие ограничения и меры контроля в сфере международных перевозок. Это прежде всего повлияет на стоимость авиабилетов. С другой стороны, ожидается большее внимание к сферам фармацевтики и здравоохранения, в том числе к исследованиям и разработке новых продуктов. Здесь можно ожидать не прямого, а отдаленного эффекта в научных разработках и производстве медикаментов и в других отраслях.

Если работа на «удаленке» позволяет успешно функционировать как госуправлению, так и отрасли услуг, то эту чрезвычайную ситуацию можно рассматривать также как стресс-тест нынешних IТ-систем, коммуникационной инфраструктуры и программирования, которые, скорее всего, будут использоваться и в нормальных условиях, это шанс их улучшения и исправления. Нынешний кризис дал хорошее основание для более широкого и надежного использования различных IТ-услуг.
Сейчас мы как на войне, только враг — не государство, идеология или человек, а вирус. Мир находится на военном положении. Последствия этой «войны» мы ощутим через несколько месяцев. Ухудшение экономических показателей намного быстрее и чувствительнее повлияет на благосостояние — наши повседневные привычки. Очень сомневаюсь, что все смогут вернуться к тому же стилю жизни и потреблению, какой был до COVID-19.

Что касается тех 4 миллиардов евро, которые правительство готово использовать для «тушения пожара» в экономике страны, то тут вопросом особой важности становится общественный контроль за честным и целесообразным их использованием. На что они будут расходоваться? Насколько эффективно? Не расцветет ли на этой почве коррупция?

Государство может усилить контроль над экономикой и обществом

Есть и другая опасность. Уже сейчас кризис дал властям намного больше возможностей влияния и контроля над обществом, в том числе экономикой. То, как и какие решения сейчас принимаются и будут приниматься в разных странах в условиях чрезвычайной ситуации, еще совсем недавно было невозможны. Эта политика — не только реакция на чрезвычайную ситуацию, в ней заложен и задел на будущее —такой подход может получить широкую поддержку и в «посткризисный» период. Это в целом будет означать намного более прямое и широкое вмешательство и контроль государства над обществом и экономикой, включая движение в направлении контролируемого государством свободного общества и контролируемого государства свободного рынка (или, если точнее, mainstream economic).

Коронавирус, нефть, Трамп и Путин

На фоне COVID-19 есть и параллельный, но связанный с пандемией вопрос: цены на нефть. Одной из причин их рекордно низкого понижения были разногласия и политика России и Саудовской Аравии в вопросе цен на нефть. Бюджеты обеих этих добывающих нефть держав напрямую связаны с ценой на нефть на мировом рынке. В середине апреля России и Саудовской Аравии все же удалось достигнуть соглашения в рамках ОПЕК+. Хотя большая часть традиционных СМИ очень критически настроены по отношению к Дональду Трампу, посредническая роль президента США в этой сделке очень логична и, думаю, важна.

Россия согласилась снизить добычу нефти на два с половиной миллиона баррелей в день, в РФ себестоимость добычи составляет около 17 долларов за баррель.

Падение цен на нефть нанесло удар и по США, но для них это не критично — доля нефтяной отрасли в ВВП США всего около одного процента.

Однако уже после договоренности, Саудовская Аравия предложила Европе и Азии три месяца не платить за нефть, при этом Россия согласилась убрать с рынка вдвое больше нефти, чем Саудовская Аравия.

Эр-Рияд еще и скупает подешевевшие акции европейских нефтяных гигантов. Суверенный инвестиционный фонд PIF, активы которого составляют треть триллиона долларов, купил почти на 200 млн долларов акции норвежской нефтяной компании Equinor ASA, которые в этом году подешевели более чем на 30%. PIF также приобрел акции Royal Dutch Shell Plc, Total SA и Eni SpA на 800 млн долларов.

На 20 апреля стоимость нефти российской марки Urals показала отрицательное значение, цена опустилась до -2 долларов за баррель.

Низкие цены на нефть создают повышенный риск социальных осложнений и определенной непрогнозируемости кремлевской политики. Таким образом, инициатива Дональда Трампа — это не шаг навстречу интересам Кремля, а забота об экономических интересах самих США. К тому же это пойдет на пользу безопасности Европы и Латвии.

Будем откровенны: Путин как президент РФ, вернее, Россия под руководством Владимира Путина, в принципе, выгодна всем. В том числе Евросоюзу. Уход Владимира Путина может вызвать еще более серьезные потрясения в мире, чем COVID-19. Менее заметные внешне, но более долговременные и глубокие. Нахождение Путина у власти очень выгодно его критикам, включая ряд негосударственных организаций и политиков по всему миру. Даже если начнутся процессы, которые обозначат возможную смену власти в России, это обязательно вызовет большие сложности в политике всех стран мира — начиная с Китая и заканчивая США. Потому что речь пойдет не о смене власти в России, а о необходимости пересмотра сложившейся политики.

Если цель политики — стабильность, то любые перемены, какими бы они ни были, означают разрушение сложившегося порядка и равновесия власти. Поэтому подчеркну: кто бы что ни говорил, смена власти в России по большей части не выгодна никому, за исключением, разумеется, тех, чье дело — критиковать (обоснованно и логично) существующую власть.

Проблемы пандемия коронавируса доставила и еще может доставить Дональду Трампу. Фактически, COVID-19 поставил под вопрос предвыборные обещания Республиканской партии и самого Трампа — устойчивый рост экономики, доминирование интересов США и т.д. Так что COVID-19 — наиболее серьезный вызов именно для президента США. Сможет ли Америка под его руководством успешно преодолеть кризис, и сумеет ли Дональд Трамп сохранить пост президента. Именно это сейчас один из самых важных вопросов. Особенно для Латвии.

Что-то надо менять

Но намного важнее кое-что другое: когда и насколько глубоко сможет мировая общественность осознать причины этого кризиса, которые, возможно, надо искать не в вирусе, они связаны с другими системами.

Болезнь чаще всего — последствие действий или бездействия человека. Поэтому нередко ключом к лечению болезни становятся не лекарства, а изменение образа жизни. Если мы даже чисто теоретически примем, что COVID-19 может коррелировать с проблемами в экономической или социальной системах, то вопрос звучит так: надо ли что-то менять в нашей экономике, нашем обществе и управлении обществом, которое называется политикой?

"Открытый город"
 

24-05-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7(124) Июль 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Диана Новицка: "Построим Ригу будущего вместе!"
  • В войнах спецслужб святых не бывает
  • Как научиться жить с COVID-ом
  • Борис Акунин: "После серых обычно приходят черные"
  • Концертный зал уничтожит парк Кронвалда?