Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?
Сергей Капица, российский учёный-физик, телеведущий
Latviannews
English version

Офшорный премьер из штата Дэлавер

Поделиться:

Владимир Вигман, зам. главного редактора "Открытого города"

По иронии судьбы новое правительство Латвии, объявившее своим приоритетом наведение порядка в финансовой сфере, возглавил Кришьянис Кариньш, которы й вырос в офшорном американском штате Делавэр. Он мог бы бороться с офшорами в США, но где родился, там не пригодился. Зато пригодился в Латвии.

Новый премьер-министр Кришьянис Кариньш обрел власть в результате чужого компромисса и рухнет от недостатка компромисса внутри очень противоречивой правящей коалиции, поскольку качествами лидера, позволяющими преодолевать кризисные ситуации, не обладает. Так, многие говорят о перспективах Кариньша и его правительства.

С коварством Сикста V

Правда, что Кариньш — не орел. Правда и то, что он плод нелегкого компромисса пяти партий, некоторые из которых друг друга на нюх не выносят. Однако не факт, что его правительство рухнет при первых же штормах.

В латвийской политической традиции наиболее долговечны правительства не орлов, а серых птах — достаточно вспомнить предшественников Кариньша. Лаймдота Страуюма просидела в премьерском кресле более двух лет и оставалась бы в нем и дальше, когда бы не интриги в ее собственном «Единстве». Марис Кучинскис от «зеленых крестьян» простоял еще дольше — без малого три года. Да и главная политическая «неваляшка» Латвии Валдис Домбровскис («Единство»), рекорд которого — 4 года 10 месяцев — не превзойден до сих пор, был не из семейства ястребиных.

Скажи кто-нибудь до выборов в 13-й Сейм, что новое правительство возглавит Кариньш, его подняли бы на смех. Судьба «Нового Единства» висела на волоске, бывшая партия власти балансировала на грани 5 процентов и могла вообще пролететь мимо Сейма. Полученные 8 мандатов были для партии большой победой. Но претендовать на главный приз — премьерское кресло — это уже чересчур. Однако претенденты отпадали один за другим — ни Янису Бордансу из Новой консервативной партии (НКП), ни Алдису Гобземсу из KPV LV правительство сформировать не удалось, кандидат от «Развитию/За!» Артис Пабрикс банально снял свою кандидатуру, а евродепутат Роберт Зиле из Нацобъединения заявил, что у него по-настоящему премьерских амбиций и в голове не было. Пришел черед Кариньша. И тут стало ясно, что отступать дальше некуда, за Кариньшем пропасть — внеочередные выборы с непредсказуемым для всех результатом.

В этот момент даже слепым стало понятно, что невидимые политтехнологи разыграли затейливую комбинацию, в результате которой «старые» силы одержали победу над «новыми». 8 из 13 министерских кресел достались именно старой гвардии. А если внимательно присмотреться, то Кариньш получил поддержку не самой маленькой, а самой большой фракции Сейма — ведь кроме его «Нового Единства», к «Единству» в значительной мере можно отнести и часть «Развитию/За!» и НКП. К тому же, сложив знамена к ногам Кариньша, че гевары из «новых консерваторов» и KPV LV Артуса Кайминьша по сути кинули своих избирателей, и если бы выборы провели сейчас, в феврале, они остались бы без многих своих сторонников. Так что те, кто обещал очищающим валом смести старые силы, теперь должны держаться за Кариньша, как утопающий за спасательный круг.

Впрочем, комбинация стара как мир. Вот для примера исторический анекдот. После смерти Папы Римского Григория XIII в конце 16-го века собрался конклав, чтобы избрать его преемника. Один из его участников, кардинал Феличе Перетти, казался совсем больным. Другие кардиналы, претендовавшие на папский престол, долго не могли договориться, и в конце концов решили избрать Папой того самого Феличе Перетти. Мол, старый, больной, опасности не представляет, а когда помрет, может, ситуация окажется более благоприятной для кого-то из сильных конкурентов. Однако, став Папой Сикстом V, Феличе Перетти тут же чудесным образом выздоровел и правил жестко и порой беспощадно…

Латвия как американская мечта

Что важно понимать про Кариньша? Он — из семьи эмигранта из Латвии, который оказался в США после Второй мировой войны. Родился Кариньш 13 декабря 1964 года в штате Делавэр. Учился в Колледже св. Джона в Анаполисе (специализация — математика, философия и литература), в Пенсильванском университете в Филадельфии (лингвистика), где получил степень доктора. Преподавал на различных языковых курсах, разрабатывал электронный словарь произношения на английском, немецком и арабском языках. Свободно владеет латышским, английским и немецким языками, говорит на французском. На личном сайте Кариньша указано, что он владеет и русским, но в официальном его CV на сайте Избирательной комиссии о русском — ни слова. Пресс-секретарь «Нового Единства» тоже подтвердил «Открытому городу», что Кариньш по-русски не говорит.

В Латвию он перебрался в начале 1990-х. Читал лекции в Латвийском университете по социолингвистике.

В 1994-м основал компанию ООО PK («Lāču ledus») по производству и логистике мороженых продуктов, был ее президентом. Возглавлял также компанию ООО «Formula», занимавшуюся торговлей автомобилями и оптовой и розничной продажей офисных товаров. В политику подался в начале 2000-х годов, в 2002-м стоял у истоков партии «Новое время». Тогда же был избран депутатом Сейма, занимал пост главы парламентской фракции «Нового времени», а в 2007-м — и председателя партии. В 2004–2006 годах был министром экономики в правительстве Айгара Калвитиса.

С 2009 года — депутат Европарламента. Согласно исследованию международной негосударственной организации VoteWatch Europe, Кариньш — самый влиятельный балтийский политик в Европарламенте. Он входил в состав Комиссии по промышленности, исследованиям и энергетике, Комитета по экономике и монетарным делам, был членом Специальной комиссии по финансовым преступлениям, уклонению от уплаты налогов. Был представлен в делегации Европарламента по сотрудничеству с США. Но тут надо сказать, что лидеры в этой номинации определяются не по реальной влиятельности, а по формальным признакам (количество комиссий и т.д.).

В партии «Новое Единство», которая в 2018 году стала наследницей «Единства», занял пост председателя.

Женат, четверо детей.

Из этой скупой биографии следует, что личность Кариньша формировалась в США. Он дышит по-американски, улыбается по-американски, думает по-американски. Он не состоял ни в компартии, ни в комсомоле, ни в пионерах, ни даже в октябрятах. Он с увлечением участвовал в работе латышской эмигрантской организации, и все, что он знает о советском периоде — оттуда.
Когда я увидел Кариньша в первый раз в начале 2000-х на встрече «Нового времени» с бизнесменами, он выделялся среди своих товарищей по партии той беззаботной американской улыбкой, которой на наших озабоченных лицах почти не бывает.

Скелеты в шкафу не гремят

Особенности биографии делают Кариньша почти неуязвимым с точки зрения скелетов в шкафу. Никакие «мешки ЧК» ему не грозят, тем более, что своими «мешками» в США не разбрасываются. Если министру финансов в его правительстве Янису Рейрсу всю жизнь будут вспоминать комсомольское прошлое, то Кариньш от этой обузы свободен. При этом он прагматичен и называет Рейрса вместе с главой МИДа Эдгаром Ринкевичем своей опорой. «Он знает финансовый мир, знает бюджет», — говорит Кариньш о Рейрсе.

За четверть века, которые Кариньш существует в латвийском медиапространстве, журналисты на него ничего существенного не накопали.
Ну да, Кариньш параллельно с латвийским имеет и американское гражданство, и некоторые видят проблему в том, что премьер-министр Латвии имеет обязательства перед другим государством. Поговаривают, что в бытность министром экономики он так часто наведывался в посольство США, что там уже были не рады.

Однако для Кариньша все эти обвинения — комариный укус. В латвийской политической элите американское гражданство премьера — не столько минус, сколько плюс.

Все помнят гражданку Канады Вайру Вике-Фрейбергу, которая была избрана президентом Латвии. Правда, тогда все было несколько иначе: закон запрещает двойное гражданство первому лицу государства, и Вике-Фрейберга сразу после избрания подала прошение об отказе от канадского подданства. В случае с премьером такого ограничения нет.

Что еще? В 2012 году общество «Родной язык» призвало Генпрокуратуру начать уголовный процесс в отношении Кариньша. Поводом послужил фрагмент интервью евродепутата журналу Playboy: «Нам нужно, чтобы русские, которые здесь растут, выросли латышами. Да, конечно, это политически еретическая мысль. Нам надо понять, что интеграция ведет к ассимиляции. Такой и должна быть наша цель — ассимилировать их детей».


Тут снова надо сделать поправку на американский менталитет Кариньша, выросшего в условиях знаменитого «плавильного котла». Но одно дело — Америка, другое — Латвия. В США призыв сделать так, чтобы дети эмигрантов выросли американцами, — дело обычное, поскольку они оперируют понятием «политическая нация». Мы до уровня «политической нации» не доросли, застряв на уровне «этнической нации», поэтому истцы в заявлении Кариньша усмотрели дискриминацию. Сам евродепутат обвинения в свой адрес категорически отверг. На том все и затихло.

А еще было довольно комичное «дело Гринбергса». В 2005 году возглавляемое Кариньшем Министерство экономики назначило членом правления Вентспилсского порта некого Ояра Гринбергса. Однако мэр Вентспилса Айвар Лембергс отказался выполнить это решение, сославшись на то, что в документе был не указан персональный код Гринбергса. Он даже объявил «конкурс Гринбергсов» — любой житель Латвии с такими именем и фамилией мог претендовать на высокую должность.

Указать персональный код претендента, по-видимому, было ниже достоинства Кариньша. А где американцы решают все спорные вопросы? В суде! Айвара Лембергса обвинили в злоупотреблении должностными полномочиями и предоставлении ложных сведений. Однако после долгих разбирательств мэр Вентспилса был оправдан судами всех инстанций и даже отсудил себе компенсацию, которая вместе с судебными издержками составила 4107 латов.

Кое-что о лоббизме

Около 30 лет своей жизни Кариньш провел в США, около 10-ти — в Европарламенте в Брюсселе, так что на Латвию у него выпало не так уж много времени. В местные терки и варки он посвящен плохо. Это создает опасность, что им можно будет манипулировать, используя втемную.

Конечно, не стоит считать Кариньша этаким пришельцем с другой планеты. Теоретически он понимает механизмы отношений бизнеса и власти, лоббирования.

«Так было всегда. Есть люди, которые все еще дома просто смотрят «Панораму» и ругают в старых добрых традициях политиков или сейчас в интернете с желчью выплескивают свои, скажем, эрудированные взгляды, — признал Кариньш недавно в интервью журналу «Ir». — А есть другие, которые занимаются предпринимательством или у которых есть конкретные денежные интересы, и эти люди ищут способы, как влиять на политику. Во всех политических партиях ищут влияние, и первое, конечно, что они делают, — жертвуют деньги этим партиям. А зачем они жертвуют? Ну, верят каким-то идеям, но думают также, что вот я пожертвовал вашей партии, скажем, 2000 евро, и, как я понимаю, надо встретиться, чтобы выслушали мое мнение. И так происходит повсюду.

В США в предвыборную пору устраивают встречи с кандидатом, где платят тысячи долларов, как говорится, «за тарелку», за место у стола. С ума можно сойти, насколько откровенно происходит лоббирование. Но такое лоббирование существует во всех государствах, и в нашем тоже. Предположим, что в 90% (случаев) отношение и способы работы этих людей абсолютно честны. Есть очень хорошие лоббистские организации, одна называется Латвийская конфедерация работодателей, еще у нас есть профсоюзы, которые тоже лоббисты, есть Торгово-промышленная палата, которая лобби, ну, это все лоббисты. Они работают, защищая своих членов, интересы представленных в них людей или организаций.

Есть лоббисты и другого рода, которые, если можно так сказать, очень-очень узки, представляют интересы своего конкретного узкого бизнеса, который, может быть, связан, скажем, с транзитом. В транзите у нас такая особенная ситуация, что географически мы находимся на восточном побережье Балтийского моря, где все железнодорожные линии связаны с Россией, ведут к нашим портам. Ну, в таком случае у тех предприятий, которые работают в этих портах, есть конкретные интересы, чтобы отношения с Россией, с Беларусью были по возможности хорошие или как минимум не мешали транзитному бизнесу, потому что это ведь их благополучие, о котором они думают.

Это все понятно, но люди из всех этих организаций ищут пути повсюду. Есть СЗК, они ищут пути к партии, представленной господином Бордансом, и я убедился, что и к представленному мной объединению партий. Все ищут эти пути. Поэтому нельзя просто исключить одну или другую политическую силу и решить проблему, но надо понимать, что такой вызов существует, и тогда возникает вопрос, сможем ли мы, например, лучше организовать лоббистский бизнес, сделать его прозрачнее.

В Европейском парламенте каждый раз, встречаясь в рамках закона с лоббистами, я брал лист со своими примечаниями, прикреплял к нему визитные карточки и складывал все в папку. У меня есть папка, в которой, я не считал, но вероятно 200 отдельных листов, то есть у меня были встречи с 200 с лишним всевозможными организациями, в том числе с лоббистом, представлявшим «Газпром» в связи с Nord Stream 2, у которого большие интересы в энергетике. У них очень эрудированный лоббист, на работу принят бывший латвийский дипломат, который как латыш пришел ко мне и говорил, а в кабинет коллеги, который по коридору напротив, приходил лоббист, который говорил по-датски. Они просто скупают хороших людей, чтобы с каждым государством мог говорить свой человек».

Внимательному читателю этот пассаж многое говорит о Кариньше: и о его склонности к компромиссам, и о его понимании механизмов власти, и о его осторожности: чтобы исключить в дальнейшем возможность использования в качестве компромата факт его беседы с лоббистом «Газпрома», он сам сообщает о встрече.

Но при том соотношении сил, которое сложилось в парламенте, он вряд ли будет главным режиссером, скорее — канатаходцем с шестом в руках, ему придется демонстрировать чудеса балансирования…

Под знаменем Moneyval

Декларация правительства Кариньша рождалась в муках. Понятно, что о своих невыполнимых предвыборных обещаниях «Новое единство», Новая консервативная партия, KPV LV (та часть, которая проголосовала за правительство Кариньша), «Развитию/За!» и Национальное объединение немедленно забыли — тут бы суметь застолбить интересы курируемых ими министерств и своих спонсоров и т.д. А поскольку партий пять, то, во-первых, «пряников, кстати, всегда не хватает на всех», а во-вторых, интересы у всех разные и иногда противоречащие друг другу. Словом, в основной своей части декларация получилась… декларативной —добиться, улучшить, углубить, расширить и т.д.

Но есть и вполне конкретные пункты. Так, своим первостатейным приоритетом правительство объявило «приведение в порядок финансовой системы» и реализацию в банковском секторе Латвии рекомендаций Комитета экспертов Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег (Moneyval).

«Я бы сказал, что важнейшим является вопрос Moneyval, финансовый сектор — для нашего государства существует довольно конкретная угроза, что можем быть включены в так называемую серую финансовую зону, — заявил Кариньш. — Если бы такое произошло, это было бы разрушительно для всего нашего общества. Не только для банков, но и для любого предпринимателя переводы за рубежом были бы затруднены, таким образом, с зарубежными партнерами было бы трудно рассчитаться, такая практическая вещь, как выданная в Латвии кредитная или банковская расчетная карточка могла бы стать непригодной за рубежом. Очень пострадала бы репутация…»

С тех пор, как Минфин США затопил один из крупнейших латвийских банков ABLV, прошел без малого год. По финансовой отрасли Латвии прокатилась цунами, которая унесла из страны миллиарды евро нерезидентов, банки в спешном порядке пересматривают свои бизнес-модели, а в стране только ленивый не говорит о рекомендациях Moneyval. Никто так и не дал внятных объяснений, чего же хочет этот Moneyval — жертв в лице еще каких-то банков или заслуживающих доверия доказательств, что в финансовой сфере Латвии происходит реальное очищение.

В интернете легко можно найти последние сообщения Moneyval, в которых этот Комитет подтверждает прогресс в финансовой сфере Азербайджана, Украины, но о прогрессе в Латвии — ни слова.

В этой ситуации Кариньш мог быт оказаться весьма полезной фигурой. В Европарламенте он входил в состав Комитета по экономике и монетарным делам, был членом Специальной комиссии по финансовым преступлениям, уклонению от уплаты налогов. То есть в европейских структурах Кариньш свой, он говорит с ними на одном языке и, естественно, его словам в Брюсселе веры больше. Заручившись поддержкой Кариньша, у латвийского финансового сектора было бы гораздо больше шансов успешно пройти очередное испытание. Однако вся прежняя жизнь нового латвийского премьера говорит, что он всегда плыл по течению и никогда — против него. А по течению сейчас — атаковать латвийский финансовый сектор, а не защищать.

Битва за порты

Еще один взрывоопасный пункт правительственной декларации посвящен крупным портам. В момент подготовки документа в нем впрямую говорилось об их переводе в госуправление. В окончательном варианте все украшено бантиками, но суть не меняется. В декларации предусмотрено «оценить и реформировать модель управления большими портами, приоритетным решением планируется превратить их в государственные предприятия».

В чем тут конфликт? Сейчас в правлениях крупных портов представлены и представители государства, и представители самоуправлений. Сторонники преобразований напирают на то, что государственные назначенцы будут эффективнее и честнее муниципальных. Верится в это с трудом. Скорее, в этой затее можно усмотреть попытку лишить финансовой подпитки самоуправления Риги и Вентспилса, возглавляемые ненавистными Нилом Ушаковым и Айваром Лембергсом.

Сам Лембергс идет еще дальше. По его мнению, таким образом Новая консервативная партия, за которой стоит «мощная группировка олигархов», пытается расчистить путь для приватизации портов.

«Они говорят, что нужно превратить управления свободными портами в акционерные общества. Почему? Без назначенных правительством членов правления решения все равно принять нельзя. Представители самоуправлений сами по себе ничего не сделают. Так что цель другая. Цель — приватизировать латвийские порты в интересах своих спонсоров», — убежден мэр Вентспилса.

Кто эти спонсоры, Лембергс не уточняет. Но, кажется, именно эти спонсоры стали причиной раскола партия KPV LV, где 11 депутатов во главе с Артуссом Кайминьшем проголосовали за правительство Кариньша, а 5 — против. Выступавший в Сейме «оппортунист» Алдис Гобземс с трибуны назвал в сердцах новый Кабинет «правительством Мерони» — по имени швейцарского адвоката Рудольфа Мерони, которого называют основным противником Лембергса.

Очевидно, что битва за порты будет беспощадной, и Кариньшу в ней придется демонстрировать чудеса эквилибристики, чтобы не рухнуть под ядрами с обеих сторон.

Непростой обещает стать и реализация решения Сейма об упразднении компонента обязательной закупки «зеленой энергии». По словам уже бывшего министра экономики Арвила Ашераденса, это чревато международными санкциями, а также судебными исками со стороны производителей «зеленой энергии» в связи с невыполнением государством своих обязательств.

И таких подводных рифов Кариньша ожидает множество. Сумеет ли премьер из Делавэра обойти их, большой вопрос.

"Открытый город"
 

17-02-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Valdis 18.02.2019
о новом правительстве узнаю все больше нового
Журнал
№5(110)Май 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Большая игра Даны Рейзниеце - Озолы
  • Замок для либерального националиста
  • В латышских школах зазвучит русская речь
  • Барышников у Херманиса репетирует  Папу Римского
  • Звезда по имени Российская
  • РКИИГА - 100 лет!