Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Разговоры изобретены для того, чтобы мешать людям думать.
Агата Кристи, английская писательница
Latviannews
English version

Маленькая банковская Нешвейцария

Поделиться:

Марис Краутманис, Neatkarīgā Rīta Avīze

Банк ABLV был уничтожен быстро и безжалостно. Его ликвидация оставила довольно большую моральную и финансовую прореху – почти тысяча сотрудников останутся без работы, государство недополучит примерно 20 миллионов евро налогов в год, погибнут или затормозятся многие прекрасные культурные, социальные, образовательные проекты, которые планировалось реализовать на меценатские пожертвования банка ABLV.

Не так быстро, как думалось, превратится в край красивых финансовых и культурных зданий из стекла и бетона рижский район Скансте. Но, как говорил писатель Курт Воннегут, «так случается», или, если переводить ближе к оригиналу, «дерьмо случается».

С банком ABLV все было более-менее нормально, пока его название не прозвучало в сообщении сети по борьбе с финансовыми преступлениями FinCen Министерства финансов США от 13 февраля, в котором банк обвинили в отмывании денег, коррупции и даже в финансировании ракетной программы Северной Кореи.

Проблема в том, что банк ABLV хорошо зарабатывал на сделках с нерезидентами на рискованных рынках – обслуживании клиентов из Центральной Азии, России, Украины.

Чем рискованнее бизнес, тем он прибыльнее, но если что-то идет не так, то возникают проблемы. Это как с карточными азартными играми – у кого кошелек толще, тот может выдавливать конкурентов деньгами, играть свободнее и рискованнее, переживать неудачи, чтобы в следующий раз выиграть. Банк ABLV был замечательным игроком, но по сравнению с большими немецкими, американскими, датскими или швейцарскими банками ABLV был мелким. Огромным, третьим по величине он был только на латвийском рынке, а в масштабах мира это была пылинка.

Если бы FinCen констатировала, что какой-то немецкий банк вляпался в переводы денег, которыми Саддам Хусейн вместе с ИГИЛ и Ким Чен Ыном финансируют покупку новых котлов для предприятия чертовой бабушки, с немецким банком американцы бы еще нянчились – да, его бы оштрафовали, требовали, чтобы он исправился, но учитывали бы, что канцлер Германии Ангела Меркель может лечь на рельсы, чтобы банк пощадили.

А что за банк ABLV? Где вообще находится эта Латвия? «И эти нищие путаются у нас под ногами? Голову с плеч!», – решили эксперты FinCen.

Нельзя обвинить правительство Латвии, что оно ничего не сделало, чтобы спасти банк ABLV. Нельзя спасти то, что невозможно спасти, нельзя на что-то повлиять, если руки слишком коротки, чтобы что-то спасать. В одном из романов Воннегута есть такая фраза «Господи, дай мне терпения перенести то, что я не могу изменить, дай мне смелости изменить то, что могу, и мудрость всегда отличать одного от другого». Правительство Латвии не могло повлиять на решение американцев уничтожить банк ABLV. Но возможно, были некоторые вещи, которые оно могло изменить?

Смешно слышать, как ряд ответственных должностных лиц высказывают идею, что сделки латвийских коммерческих банков с нерезидентами нужно сократить еще наполовину. Получается, что наше правительство не пытается защищать банки Латвии, а спешно взялось способствовать их неконкурентоспособности...

Самый простой способ, как охладить желание банков Латвии выходить в рискованные, полные акул воды мирового рынка – обложить сделки с нерезидентами большим налогом. И к тому, похоже, и идет, что такой налог выдумают.

По очень приблизительным расчетам, банк ABLV платил 20 миллионов налогов и привлекал примерно 400 миллионов импортных денег в год. Это примерно треть из общих сделок с нерезидентами латвийских банков.

Таким образом, после краха банка ABLV еще остается ряд коммерческих банков, которые привлекают примерно 800 миллионов евро извне и приносят 40 миллионов в год в виде налогов. Но латвийские власти и надзор за банками готовы отказаться от 400 миллионов импортных денег и 20 миллионов налогов в год. Чтобы только было меньше проблем – меньше того, за чем надо наблюдать, меньше того, за что надо оправдывать перед американцами, если у какого-то банка возникнут неприятности.

Это печально. Конечно, банки в Латвии останутся. Но это будут большие скандинавские банки, которые в условиях уже меньшей конкуренции просто будут собирать прибыль от обслуживания дебетных и кредитных карт, с выплаты зарплат и выдачи нерискованных кредитов.

Возможно, были вещи, на которые Латвия могла бы повлиять, но не с фаталистической обреченностью и сдачей перед боем, не готовностью отдать все решения зарубежным стратегическим друзьям.

На прошлой неделе Латвию посетил большой американский гость – заместитель секретаря Минфина США по вопросам противостояния терроризму Маршалл Биллингсли. Он встретился с Марисом Кучинскисом, министром финансов Даной Рейзниеце-Озолой, руководством Бюро по борьбе с коррупцией и банковским надзором. Но никаких комментариев СМИ он не дал. Встречи были замечательны. Немногословны и наши должностные лица.

Что там было такого замечательного, для кого все замечательно? Об этом мы мало знаем, потому что переговоры были очень секретными. Но можно сделать вывод, что ликвидации банков не остановятся. Какой потенциальный иностранный инвестор теперь с большим энтузиазмом будет вкладывать деньги в какой-то коммерческий банк Латвии, финансировать какие-то проекты?

Была придумана наивная мечта, что Латвия в будущем может стать маленькой банковской Швейцарией, что коммерческие банки станут латвийской «Nokia» и историей успеха. Но нам готовы дать разве что место швейцаров.

Источник: nra.lv

Перевод: freecity.lv
12-03-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№6(99) Июнь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»