Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Нет большей беды, чем недооценивать противника.
Лао-цзы, древнекитайский философ
Latviannews
English version

Война и латвийский «средний» класс. Кто кого?

Поделиться:
Олег Красноперов/twitter.com
Развязанная Россией война в Украине идет уже более полугода. Кроме очевидной гуманитарной катастрофы она больно ударила по всей европейской экономике. Как на фоне войны изменились доходы латвийцев, и не уничтожит ли она средний класс в Латвии, «Открытому городу» рассказал экономист Банка Латвии Олег Красноперов.

Могло быть хуже

Начнем с того, как война в целом повлияла на экономику Латвии?
Когда началась война, все опасались, что удар по экономике Латвии будет сильнее, чем это случилось на самом деле. В декабре прошлого года (до войны) Банк Латвии прогнозировал, что внутренний валовый продукт в 2022-м вырастет на 4,2%. В марте (когда началась война) прогноз упал до 1,8%. А в июне прогноз ВВП на этот год снова вырос — до 2,9%.

О долгосрочном влиянии на латвийскую экономику военных действий на Украине мы сможем судить только через несколько лет. Тем не менее некоторые выводы можно сделать уже сейчас.

Удельный вес экономики России в мировом ВВП составлял 2%. Эти 2% схлопнулись, остались 98%. Сразу хочу напомнить, что рост цен на энергоресурсы на мировом рынке, который дал отсчет росту инфляции, начался уже во втором полугодии прошлого года. В конце 2021-го мы прогнозировали, что в 2022 году при сохранении существующих тенденций нам придется столкнуться с ростом инфляции 7–8%, по самым пессимистичным подсчетам — 10% в течение 2022 года. На самом деле в июле рост инфляции составил 21,5%. Главным образом за счет взлета цен на энергоресурсы.

Кроме того, стало дорожать продовольствие. Это связано как с ценами на энергоресурсы, поскольку для производства удобрения используется много природного газа, так и с тем, что и Россия, и Украина являются крупными поставщиками продовольствия на мировом рынке. Если судить по ситуации в Украине, то в этом году объем ее продовольственного экспорта снизится, по крайней мере, вполовину. Что, естественно, поднимет цены на продовольствие во всем мире.

Конечно, ситуация, в первую очередь, затронет людей с низкими доходами. Их у нас 20–25% от общего количества населения страны, или 400–450 тыс. человек. Уже в июле счета за коммунальные услуги у жителей Латвии выросли в среднем на 50% по сравнению со счетами прошлого года. И это только в преддверии отопительного сезона! Чтобы поддержать латвийцев в трудный период, государство пообещало компенсировать удорожание энергоресурсов на следующий отопительный сезон. Это снизит нагрузку на расходы для всех жителей страны.

Осенью счета вырастут снова, но не настолько, как могли бы без поддержки государства. Правительство сообщило о том, что газа для жителей Латвии хватит. Весь вопрос в цене. И, конечно, нынешняя ситуация все больше подталкивает латвийцев к поиску замены газа — переход на отопление щепой, активное использование солнечных панелей. Все это в итоге снизит нагрузку на коммунальные счета.

При этом продолжается рост зарплат — увеличивается показатель средней заработной платы. Средняя брутто-зарплата за первый квартал 2022 года выросла на 6,9% и достигла 1297 евро. Продолжается рост как брутто, так и медианных зарплат. Зарплаты латвийцев растут, несмотря на войну России в Украине.

В этих условиях можно спрогнозировать, что рост цен на продовольствие и энергоресурсы урежет доходы среднего класса. Но, опять же, не так сильно, как ожидалось пессимистами — примерно на 10%, с учетом правительственной поддержки. Почему на 10%, а не на 20% (уровень инфляции в июле)? Потому что продолжающийся рост зарплат с учетом правительственной поддержки несколько компенсирует рост потребительских цен и цен на энергоресурсы.

Безусловно, снижение на 10% ударит по тем, кто находится на грани бедности. И здесь необходимо увеличение социальной поддержки тем, кто в результате падения доходов из-за инфляции «упадет» в малообеспеченные слои населения. Уже сейчас принят пакет государственной помощи в размере 442 млн евро, и если этого окажется недостаточно, объем поддержки может еще вырасти. Но этот отопительный сезон можно пережить. Его нужно пережить.

Российский рынок не панацея

Понятно, что социальная поддержка поможет людям «не утонуть». Но экономика должна зарабатывать, приносить доходы…
Поэтому пора задуматься о том, как заработать больше денег в следующем году. Потому что субсидии и предприятиям, и латвийцам раздают уже не первый год. Долго так продолжаться не может. Мы уже пережили «ковидный» период, когда деньги выдавались буквально всем. И снова в этом возникла необходимость. Главное, чтобы политика субсидий не вошла в привычку. Потому что деньги на субсидии не появляются из воздуха. Их попросту берут из кармана одних жителей и перекладывают в карман других.

На политику субсидий нельзя полагаться бесконечно — это путь в никуда. Для нынешнего отопительного сезона это, я считаю, необходимая мера. Цены на энергоресурсы взмыли непредсказуемо, и государство на то и существует, чтобы оказать своим гражданам помощь в экстренных ситуациях. А нынешний случай — это действительно форс-мажор. Однако в дальнейшем от таких субсидий придется отказаться.

Нужно развивать экспортные отрасли, открывать новые рынки. И вопреки циркулирующим в обществе представлениям о том, что Россия — один из главных экономических партнеров Латвии и прекращение торговых отношений с ней станет очень болезненным ударом для латвийской экономики — это не так. Экономические связи с Россией, безусловно, были широко представлены в информационном пространстве.

Но главный торговый партнер Латвии уже давно — страны ЕС. Доля России в товарообороте с Латвией последовательно сокращается уже три десятилетия, и к настоящему времени Россия среди торговых партнеров нашей страны занимает место во втором десятке. Другое дело, что Россия занимает на мировом рынке важное место как поставщик продовольствия, энергоресурсов и удобрений. И здесь нужно отметить, что нынешний рост инфляции, который оказывает самое непосредственное влияние на доходы латвийцев, вызван именно стремительным ростом цен на энергоносители и ситуацией с российским газом. Но, как я уже отметил, рост расходов латвийцев этой зимой будет частично компенсирован правительственными субсидиями.

В остальном же замораживание активной экономической деятельности с Россией не окажет в долгосрочной перспективе существенного влияния на латвийскую экономику. Именно потому, что Россия уже многие годы не является нашим основным торговым партнером.

Не стоит нам опасаться и продовольственного кризиса. В текущей ситуации нам повезло в том, что Латвия является нетто-экспортером продовольствия. То есть производит продовольствия больше, чем мы можем его потребить, и даже активно отправляет его на экспорт.

Есть и другое существенное отличие от кризиса 2008 года: сейчас в Латвии благоприятная обстановка на рынке труда для работников. Уровень безработицы низкий — около 6%. Предприятия по-прежнему жалуются на дефицит сотрудников и нехватку рабочей силы. И даже массовый приток беженцев из Украины не поправит сложную ситуацию на рынке труда, которая отягощается демографической ситуацией в стране — значительная часть работоспособного населения страны старше 40 лет или подходит к пенсионному возрасту.

Украинцы физически не смогут «отобрать работу» у латвийцев, как опасается часть жителей. Потому что основная часть беженцев — это женщины с детьми. Они не смогут заполнить все вакансии на рынке. Особенно там, где требуется физическая сила. Только треть из зарегистрированных в настоящее время более 36 тыс. украинских беженцев могут работать в Латвии, причем это, в основном, низкооплачиваемые работы. Работодатели не смогут решить за их счет проблемы дефицита рабочих мест во всех секторах экономики, например, в строительстве. Поэтому сейчас хорошее время для жителей Латвии, чтобы воспользоваться дефицитом рабочих кадров на рынке труда и сменить свою работу на более высокооплачиваемую. Главное — не бояться.

Из маленьких компаний — в большие

Как еще государство может помочь людям в преддверии кризиса? Может быть, вернуться к практике микропредприятий с их налогом с оборота в 9%? В 2008 году государство именно так поддержало малый бизнес. Ведь по статистике 95% предприятий в Латвии — это средний и малый бизнес.
В этом случае речь опять идет о субсидиях. Причем за счет больших предприятий. Действительно, мы часто встречаемся со статистикой, по которой в Латвии только 5% предприятий можно считать крупными. Остальные 95% — малые и средние.

Казалось бы, хорошо, что люди сами себе могут заработать на жизнь, не обременяя государство. Но, во-первых, если мы посмотрим на число работающих в малых и средних предприятиях, то это вовсе не 95% трудоспособного населения. Нередко это предприятия с одним или несколькими работниками. А во-вторых, часто у таких предприятий один собственник, который платит сотрудникам минимальную зарплату, а остальную часть выдает в конвертах.

Здесь мы сталкиваемся с тем, что я называю «отрыжкой» дикого капитализма 90-х. В маленьких фирмах и зарплаты маленькие, и низкие социальные выплаты, а в перспективе — мизерные пенсии. Там, как правило, устаревшие методы работы и технологии, низкая производительность труда, строить экономику будущего на них невозможно. Я решительно против того, чтобы поддерживать существование таких предприятий госсубсидиями. Особенно в условиях, когда недостаток кадров испытывают предприятия, работающие на экспорт и предлагающие конкурентоспособные зарплаты.

Единственный совет, который я могу дать сотрудникам малых предприятий — не бояться менять квалификацию и даже место работы. Тем более, что государство, насколько я знаю, продолжит политику профессионального образования для взрослых и в этом году.

Другой разговор — о снижении налога на рабочую силу в Латвии. Это может помочь всем предприятиям. Хотя обычно налоговую нагрузку на работников снижают, когда экономика находится на подъеме.

Кому война, а кому — доходы

Во время любого кризиса всегда есть те, кому он пошел на пользу. У нас такие есть?
В нынешней ситуации, как и при любом кризисе, нет только проигравших. Очевидно, кризис пойдет на пользу производителям продовольствия. Конечно, фермеры сейчас жалуются на дороговизну топлива, посевного материала, удобрений. Но они привыкли жаловаться, поскольку рассчитывают на субсидии. Мы не можем отрицать, что фермеры столкнулись с ростом цен на все, что связано с производством урожая. Подорожало топливо и электроэнергия, прекратился экспорт удобрений из России и Беларуси, а значит изменились пути и стоимость доставки. Однако их ситуация далека от плачевной. Поскольку и продавать свою продукцию фермеры тоже будут по высоким ценам.

Если мы посмотрим на стоимость продовольствия на мировом рынке, несмотря на отдельные колебания, цены отчетливо имеют тенденцию к росту. А значит, для отрасли сельского хозяйства нынешний кризис пойдет, скорее, во благо, и массового разорения латвийских фермеров уж точно не ожидается.

Не стоит списывать со счетов и строительную отрасль. Несмотря на стремительный рост цен на строительство, в Латвии продолжается строительство жилья. Реализуются крупные проекты, которые финансируются как с помощью государственного института Altum, так и банками.

Нового жилья в Латвии катастрофически не хватает, а с появлением большого числа беженцев, которым требуется жилье, выросли цены и на рынке аренды. Если мы посмотрим на платежеспособность латвийцев, то после ковида, несмотря на жалобы и тревоги, наши жители активно тратят деньги не только на отдых и развлечения, но и вкладываются в недвижимость, пытаясь спасти накопления от инфляции.

В итоге строители заявляют о нехватке работников в отрасли. А с учетом того, что нам необходимо не только новое, но и энергоэффективное жилье, я считаю, что кризис в этой отрасли Латвии не угрожает. Тем более, что кроме строительства новых зданий необходимо проводить работы по утеплению старых серийных проектов.

Учиться нужно всю жизнь

Так, может, пригласить иммигрантов, чтобы оживить трудовой рынок? Ведь и строители, и фермеры периодически жалуются на нехватку кадров.
Решение проблемы дефицита кадров за счет приглашения малоквалифицированной рабочей силы — может быть только кратковременным решением. Его нельзя делать постоянным.

Я читаю лекции студентам и вижу, что многие из тех, кто приехал в Латвию по студенческой визе, никогда их не посещали. Они получают визу, и как только пересекают границу Латвии, сразу же устраиваются курьерами в предприятия общественного питания, другие места. Ни о какой учебе речь не идет.

Я считаю ошибкой строить экономику на дешевой неквалифицированной рабочей силе. Нам нужно инвестировать в обучение на всех уровнях. Чтобы наши университеты вошли в число 300 лучших университетов мира. Тогда к нам будут рваться лучшие студенты со всего мира.

У нас есть уже положительный пример такого учебного заведения. Это Стокгольмская Высшая Школа Экономики в Риге. Возможность стать ее студентами ежегодно привлекает в Ригу молодых людей не только из Латвии, но из Литвы, Эстонии, Украины, Грузии, Молдовы и других стран. Раньше также из России и Беларуси.

Мы должны инвестировать в образование, чтобы читать лекции в наших университетах приезжали лучшие профессора из других стран, Нобелевские лауреаты. Чтобы выпускники латвийских вузов пользовались спросом во всем мире — уезжали, работали за границей и возвращались с новым современным опытом в Латвию. Тогда наша экономика будет развиваться.

В Европе в настоящее время очень популярно обучение для взрослых. Сейчас действительно учиться необходимо всю жизнь. С одной стороны, надо повышать престиж учебы в университетах и конкурс на бюджетные места. А с другой — объяснять молодежи, что профессиональное образование сейчас позволяет зарабатывать очень хорошие деньги. Вспомните, как обстоят дела с квалифицированными мастерами по ремонту. Я считаю, что Латвии необходимо больше инвестировать в престиж и качество профессионального образования. Только так мы сможем вывести экономику на новый уровень.

Крутой разворот транзита

Рассуждая о будущем экономики Латвии, нельзя не упомянуть транзитную отрасль. Транспорт, — он встал навсегда?
Прекращение потока транзитных грузов, разумеется, окажет негативное влияние и на железную дорогу, и на порты. Уход из латвийских портов российского угля, российского зерна, в результате санкций, конечно, приведет к дальнейшему сокращению работы и латвийской железной дороги, и у транспортников. И я не вижу, кто мог бы заменить этот объем грузов в настоящее время.

Однако здесь я могу назвать один многообещающий проект — Rail Baltica. Строительство новой железнодорожной магистрали европейской ширины планируется закончить через несколько лет. И я уверен, ввод в строй Rail Baltica привлечет и новые грузы, которые будут двигаться по маршруту Север-Юг и в направлении ЕС по железной дороге и обратно.

Новая железная дорога не может стоять пустой, она будет востребована не только для пассажирских, но и для грузовых перевозок. Однако развитие этого направления займет не один год. Возможно, следующие 50 лет?
 

Галина Молочкова/«Открытый город»

22-09-2022
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№09(150) Сентябрь 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Айнар Шлесерс: "Наша цель  -- объединить Латвию, как одну семью"
  • Война и латвийский "средний" класс. Кто кого?
  • Владелица "Дождя" мечтает стать чемпионкой мира по танго
  • Максим Галкин: шок и слава
  • Украинцы в Даугавпилсе: "Мы --  не заробитчане"