Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Если тебе плюют в спину, значит ты впереди.
Конфуций, китайский мыслитель
Latviannews
English version

Мы оказались в эпицентре «идеального шторма»

Поделиться:
Юрис Озолиньш: «Старой энергией больше миром управлять нельзя». Фото: LETA
В мировой энергетике бушует «идеальный шторм» —стечение неблагоприятных обстоятельств, вызвавшее резкий рост цен на энергоресурсы. Его последствия уже почувствовали и потребители газа, электроэнергии и тепла в Латвии. В чем причина и как с этим бороться, «Открытый город» расспросил экс-министра энергетики Латвии Юриса Озолиньша.

Спекулянты зарабатывают на нестабильности

Цены на газ, а соответственно, и на электроэнергию и отопление бьют в этом сезоне все рекорды. Чем вызвана эта ситуация?
Это совпадение нескольких факторов. Вышло так, что спрос на газ увеличился не только в Европе, но и во всем мире. Что-то произошло с объемом производства электричества в Европе из возобновляемых ресурсов — именно ветра и солнца. При этом ничего существенного не случилось ни в газовой, ни в электроэнергетической инфраструктуре, она только укрепилась. Но спрос в некоторых местах увеличился, и сразу после этого наступила нервозность и некоторая паника: нам нужен дополнительный газ, мы должны запасаться на зиму. Другим понадобился дополнительный уголь, и пошло-поехало.

Три обстоятельства привели к сегодняшней ситуации: рост цены на электричество, на газ и новое явление — цены на разрешенные выбросы CO2 и других вредных веществ.

И вот что получается: электростанции покупают дополнительно газ, на всякий случай, на зиму, и тут же на рынке появляются финансовые спекулянты с добавочными контрактами.

Все эти три обстоятельства вызваны структурой рынка, поэтому только сам рынок и может с этой ситуацией справиться. Было бы просто сказать: «Немножко потерпите, не старайтесь заработать сразу быстрые деньги». Но людей трудно остановить, когда это так заманчиво.

Ирония Путина

Насколько в этой ситуации велико влияние российской газовой отрасли? Не так давно Владимир Путин объявил о готовности помочь стабилизировать мировые цены на энергоносители, и они тут же пошли вниз.
Да, это факт, который можно проверить. Но это не новшество. Не секрет, что в газовой системе были аварии, и «Газпром» всегда старался успокоить своих потребителей. Потому что он бешено от них зависит, особенно от Европы. Когда говорят, что наоборот, я к этому отношусь скептически. И газопровод «Северный поток-2», который закончен и проходит сейчас технические испытания, наоборот увеличивает зависимость России от Европы. Потому что, если вы построили газопровод, вы становитесь заложником потребителя и должны делать все, чтобы потребитель не думал изменить структуру потребления.

Так что здесь я вижу два фактора. С одной стороны, Россия является самым большим поставщиком газа для Европы (от 30 до 40%, в зависимости от сезона) — это самый близкий импортный газ, хотя, Ямал находится на огромном расстоянии. Речь идет об огромной системе, через которую газ приходит в Европу. С другой стороны, переключение на местные возобновляемые ресурсы в странах Европы идет настолько агрессивно, что, конечно, поставщики газа и угля попали под двойной обстрел.

Опять же, в нынешней ситуации можно усмотреть парадокс: цену на электричество сегодня определяют те станции, которые используют газ и уголь — самые дорогие источники электроэнергии. То есть, речь идет о взаимной зависимости.

Конечно, Путин по своей натуре не мог не высказаться с иронией о титанической борьбе некоторых стран Европы против «Северного потока-2». Он получил некоторое моральную компенсацию за те унижения, которые годами приходилось терпеть. Но все-таки, я думаю, рациональные торговые отношения гораздо выше политической риторики.

Так вот, Россия как будто что-то делает (ну, почему бы ей не заработать больше денег?). Но, с другой стороны, по тому, как Путин высказывается об использовании Фонда стабильности, видна нервность Москвы. Он говорит, что страна должна серьезнейшим образом присоединиться к общей борьбе против изменений климата.

Иными словами, старой энергией больше миром управлять нельзя. Мир изменился, это не 1990-е годы. Роль газа будет высокой еще очень долго, но, очевидно, уже не в таких объемах. Если вы вложили деньги в трубопровод, надо быть готовым, что они не принесут выгод, которые вы когда-то ожидали.

Высокая цена на газ, будет сохраняться минимум до февраля

Ангела Меркель, остающаяся пока у руля правительства Германии, утверждает, что «Газпром» выполняет договорные обязательства, а высокая цена, возможно, объясняется тем, что были заказаны недостаточные объемы газа. Так ли это?
Этого мы не знаем. Откровенно говоря, кроме некоторых посредников, которые пережили банкротство из-за того, что цена на краткосрочных рынках оказалась выше, чем они предсказывали, как-то не слышно, чтобы большие потребители газа особо паниковали. О выполнении объемов разговор идет уже несколько месяцев, и вызван он теми авариями, которые случились в газовой системе России. Получается так, что те, кто сейчас стараются закупать дополнительные объемы газа, играя на том, что запасы могут быть недостаточными в Европе, нагоняют цену. И видно, что высокая цена на газ, по биржевым прогнозам, будет сохраняться как минимум до февраля.

Но, с другой стороны, большая часть газа уже закуплена. И газ продолжает поступать и на потребление, и на накопление. Так что мы точно не знаем, какие в конце концов будут цены. Многое зависит от того, какие договоры были заключены и насколько дальновидны были потребители, разговаривая с торговцами, насколько они сильны интеллектуально и финансово.

Я думаю, что большие потребители газа умеют управлять ценами. Но остается население. И многое зависит от того, какие потребители у каждого покупателя газа. Но это не исключает обязанности правительств европейских стран, в том числе и Латвии, позаботиться о тех потребителях, которые могут попасть в энергетическую бедность.

Еврокомиссар по финансовым вопросам Мейрид Макгиннес заявила, что резкий скачок цен на газ грозит странам ЕС социальными потрясениями, если правительства не окажут поддержку наиболее уязвимым слоям населения. Есть ли у Латвии свои отдельные возможности для смягчения этой ситуации?
Да, конечно. Мы уже это проходили — 1990-е годы были гораздо сложнее и жестче. Все самоуправления имеют полную базу данных своих жителей и их материального состояния. Так что, здесь только один вопрос: сколько денег отложить на это.

Одни говорят, что проблемы будут еще долго и еще хуже, у нас будет очень много таких потребителей. Но резерв должен быть создан.

В данный момент, я думаю, нет такого специального энергетического кризиса из-за отсутствия ресурсов, есть только ощущение. Где на самом деле реальный энергетический кризис — это Китай. Там происходит отключение потребителей из-за нехватки угля. Китайская экономика переживает гораздо худшие времена, чем мы в Европе.

Помощь населению — это прерогатива самоуправлений, или государство тоже должно к этому подключиться?
Все зависит от необходимого объема этой помощи. Как я слышал, самоуправления имеют для этого средства, но вряд ли они планировали такие изменения цен на электричество и отопление. Так что, без участия государства не обойтись. Государство делило деньги налево и направо разным отраслям экономики. И сейчас настал очень серьезный момент — оно должно подключаться и все.

Газа хватит всем

Недавно прозвучали опасения, что зимой Инчукалнское газохранилище может опустеть? Насколько заполнено газохранилище сейчас? Реальна ли такая ситуация?
Я не знаю, кто хранит газ в Инчукалнсе, это коммерческая тайна. Там газ хранят те, кто будет снабжать Латвию, Литву, Эстонию — любую из стран, которые соединены с Инчукалнским газохранилищем.

Не знаю, насколько там велика доля, которую покупает «Газпром». Но есть в Инчукалнсе и так называемый латвийский резерв. И совсем недавно мы опомнились, что у нас есть директива о солидарности в Евросоюзе. Мы заключаем договоры с Литвой и Эстонией о том, что в случае чего запасы будут использованы для тех потребителей, которые действительно могут попасть в беду.

То есть, газа хватит и латвийским потребителям, и нашим соседям?
Да, именно. Это очень важная позиция, когда реформировали газовый рынок, когда начали так называемый «зеленый курс». Вопрос о тех, кто может оказаться в трудной ситуации, всегда был в центре — и по рынкам, и по переходу на новые источники. Все эти движения не должны быть угрозой для некоторой части потребителей. Но такова жизнь — паника всегда распространяется очень быстро.

«Зеленая сделка» состоялась

Как вы считаете, не были ли слишком оптимистичными планы ЕС по переходу к возобновляемым источником энергии? Не поспешил ли Евросоюз с «зеленой сделкой»?
Нет. Дело в том, что технологии и доступ к технологиям не меняется за одну ночь или за две недели. Планы, принятые в 2014 году, когда Евросоюз утвердил климатическую стратегию, были довольно отдаленные. То, что высказываются опасения по этому поводу — это результат мышления людей. Люди всегда чего-то немного боятся в будущем. Вакцины боятся, еще чего-то. Мышление меняется медленнее, чем технологии.

Нужно сказать, что индустрия полностью включилась, и сделка состоялась. Между политиками, индустрией и обществом. И те законодательные акты, которые появляются, полностью ориентированы на эту сделку.

Вы знаете, за неделю я обратил внимание в СМИ на два аспекта. Один — по отоплению, второй — по подготовке сельского хозяйства к уменьшению выбросов.

Я был удивлен, насколько оптимистичны реальные предприятия. Особенно меня удивило сельское хозяйство. Они больше не сомневаются, что все произойдет так, как планируется, нужно просто к этому приспособиться.

Конечно, мы не можем точно сказать, какой будет результат, но бизнес должен делать то, что он может выполнить, и использовать ситуацию. Возврата нет — раз началось техническое перевооружение и смена практики, то самое худшее — это, если кто-то остановится.

Я уже упоминал, что Путин нервничает из-за того, что кто-то в России еще считает, что будущее за фоссильной энергией. Понятно, что это их богатство, в данный момент у них очень выгодная позиция, когда цены повышаются. Но остается нервность от неизвестности, как поведут себя потребители. Скажем, газопроводы будут построены, а потребители постепенно уйдут.

Не был ли «зеленый курс» ошибкой?

Еще один вопрос касается так называемого Третьего энергопакета ЕС, который был принят еще в 2009 году, чтобы снизить монополию поставщиков, владеющих трубопроводами и газораспределительными системами и тем самым понизить цены. Как вы думаете, не свидетельствует ли нынешний «идеальный шторм», что это решение не было эффективным?
Нет, наоборот. Результаты прошлого года, когда у нас было нетипично много выработки возобновляемой энергии, доказывают, что все в порядке. Те совпадения, которые произошли сейчас и продлятся еще какое-то время, — доказательство того, что мы имеем доступ к информации как никогда. Это было бы невозможно, если бы сохранялись монополии. И потребители, и те, кто развивает технологии, имеют доступ к информации и могут заходить в этот рынок со своими инновациями.

Да, помню, были очень сильные обвинения в подрыве экономики. Сейчас этот вопрос актуален опять. Мы задаем вопрос: не был ли «зеленый курс» ошибкой? Но жизнь показывает, что все было правильно.

Между прочим, признаком, что рынки работают, стала информация о том, что в сентябре в Германии в отдельные дни были негативные цены на электричество, в Латвии тоже, что доказывает — выработка электроэнергии из возобновляемых источников имеет очень хороший потенциал.

Еще один очень важный момент — активы, которые производят энергию в Европе, особенно это касается нашего региона Балтийского моря, полностью сохранили потенциал производства. Инфраструктура ничего не потеряла. Все действует и все сбалансировано.

Недавно президент России сетовал в одном из телеинтервью, что страны Балтии вышли из единой энергосистемы, действовавшей со времен СССР. Мол, это невыгодно ни нам, ни России. Так ли это?
Да, мы были когда-то вместе в одной энергосистеме — от Болгарии до Польши. Но есть же закономерность — если вы принадлежите к политическому и экономическому блоку, лучше, когда вы работаете внутри него, — вы знаете законодательство и так далее. Технически это удобнее. Обмен информацией и законодательная среда в Евросоюзе, я думаю, лучше, чем в России. Поэтому лучше нам находиться здесь.

Потребитель должен быть умным

Разговоры о строительстве терминала сжиженного газа в Скулте как-то сами собой утихли. Означает ли это, что проект окончательно похоронен?
У меня нет никаких прогнозов по этому проекту. Есть обстоятельство, которое произошло за последние годы — это требование к финансовым и нефинансовым институциям в отношении климата. Если даже кто-то решит простроить на частные средства терминал, он все равно столкнется с банковским регулированием, и ему будет задан вопрос: не принесет ли это какой-то ущерб борьбе против изменений климата. А ответы могут быть разные.

Но, как я уже сказал, мы не знаем, насколько долго будут держаться эти высокие цены. Моя ощущение на этот счет: может быть, до февраля, может быть до марта.

Дело в том, что мы видели год назад очень низкие цены на газ. И, если посмотрим трехлетний период и на некоторые перспективы, то увидим, что ничего особо не изменилось.

Как быстро следуют за изменениями на энергетических рынках изменения в счетах конечных потребителей газа, электричества, теплоэнергии — населения?
В данный момент на бирже торгуется очень небольшое количество газа, и это не характеризует весь период его добычи, хранения и использования. Так что все зависит от поставщика, от того, какие договоры были заключены, насколько в них сильна та часть, которая защищает интересы потребителей, при каких условиях и когда можно изменить цену и т.д. Конечно, те люди, которые торгуют газом, очень умные и у них очень хорошие юристы, поэтому в договоры заложено все, чтобы у них было преимущество. Думаю, что период, который мы сейчас переживаем, еще раз свидетельствует: если вы потребитель, вы должны быть тоже очень умным.

Евгений Павлов/«Открытый город»
 

14-11-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№01(142-143) Январь-Февраль 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Андрей Сурмач: "Нужна национальная экономическая идея!"
  • Совладелец KREISS готов устроить коллапс еврочиновникам
  • Рижские адреса Аркадия Райкина
  • Роскошная жизнь Марии Наумовой
  • Борис Акунин: "Времена жесткой силы остались в прошлом"