Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Ревность легковерна, как дитя, и бешена, как дикое животное.
Николай Некрасов, русский поэт, писатель
Latviannews
English version

Джеральд Хопштедтер: «Предпринимателям нужны не подачки, а возможность работать»

Поделиться:
В Латвии Джеральд Хопштедтер обустроился основательно.
В Латвию Джеральд перебрался вместе с детьми.
Снежная зима для австрийца не в диковинку.
Австрийский предприниматель Джеральд Хопштедтер перебрался в Латвию восемь лет назад. Здесь он живет и работает, здесь учатся его дети. Джеральд называет Латвию «моя страна» и за ее развитие болеет всей душой. Он убежден, что в кризисной ситуации правительству гораздо разумнее было бы не выделять мизерную поддержку предпринимателям, а предоставить им возможность действовать.

Чиновники отпугивают инвесторов

Как вы оцениваете поддержку правительством Латвии предпринимателей в период пандемии?
Лучшая поддержка для предпринимателей — не выделение незначительных средств для покрытия зарплат отдельным предприятиям и отдельным отраслям, которым для получения этой мизерной помощи надо вложить ресурсы и время в бюрократическое оформление бумаг, доказывая падение производственных и хозяйственных показателей и т.д.

Лучшая поддержка для предпринимателей — предоставление пространства и возможностей для деятельности, а не всевозможные ограничения. Предприниматель по своей сути — не попрошайка, а труженик, человек дела. Социальная поддержка нужна детям, пенсионерам, семьям, а предпринимателю нужна среда для развития и для действий даже в кризисных условиях. Не надо делать из него попрошайку. Мне даже не хочется давать оценку тому мизерному и унизительному для предпринимателя инструменту дотаций на время простоя, если при этом правительство поднимает налоги, налагает несоразмерные штрафы на ведение малого бизнеса, не позволяет работать магазинам, ресторанам, парикмахерским даже при условии соблюдения всех мер предосторожности во время Covid-19. Не говоря уже о том, что нет никаких ослаблений или льгот в оплате налогов и выполнении других обязательств перед государством.

О какой поддержке бизнеса может идти речь, когда в условиях кризиса, ограничивая деятельность и запугивая штрафами, бизнес ставят перед фактом повышения налогов? Результат налицо — предприятия закрываются, безработица растет.

И еще. На своем опыте я наблюдал, как государственные служащие частенько используют ситуацию с Covid-19, чтобы еще больше осложнить и ограничить развитие бизнеса. Например, совсем недавно один из моих потенциальных инвесторов из Индии, который готов вложить в развитие совместного бизнеса в Латвии немалые средства, звонит мне и говорит, что посольство Латвии в Дели на его просьбу получить консультацию и поддержку для инвестирования в латвийский проект получил ответ, что посольство не советует ему вообще ехать в Латвию. То есть, понимаете, они даже не ответили: мол, до такого-то числа посольство не работает или просим перезвонить позже, когда чрезвычайная ситуация будет отменена. Они стали отговаривать от посещения Латвии вообще. То есть студентов посольство обслуживает, а инвесторов — нет. Вот такая поддержка со знаком минус...

Государство, с одной стороны, выражает озабоченность и платит гроши для поддержки бизнеса, а с другой — поднимает налоги, зарплаты чиновникам и своим отношением топит бизнес, отпугивая инвесторов и тормозя приток средств в страну.

Covid-ограничения — несоразмерны

Насколько, по-вашему, были эффективны ограничительные меры в период пандемии — закрытие магазинов, ресторанов, запрет на продажу промышленных товаров и т.д.?
Они несоразмерны! Закрытие салонов красоты, спортивных и реабилитационных центров, магазинов, ресторанов приводит чаще всего к обратному эффекту.

Как мы видим, растет нелегальная деятельность и теневая экономика. Необходимость услуг никуда не пропадает, и их оказывают подпольным образом — в лесу, на дому, в погребе, где на самом деле еще большие риски получить инфекцию из-за отсутствия элементарной гигиены.

Если государство действительно заботится о здоровье населения, то ему необходимо направить все силы на скорейшее вакцинирование населения, на поддержание его иммунитета, эстетического, физического и психологического здоровья, на доступность продуктов, услуг, аптек. Несмотря на небольшие послабления ограничений с 1 марта для парикмахеров, пока ограничительные меры в целом неэффективны. Ограничивать надо больных, а не здоровых. Но на это министерствам не хватает предпринимательской смекалки, своевременных и правильных решений и грамотных оперативных действий.

Как вы сами и ваш бизнес переживаете пандемию?
Сложно, очень сложно. Так как мой бизнес не связан с производством масок, медицинского оборудования или производством алкоголя (смеется), то мне, как и многим предпринимателям, необходимо было включить режим выживания и оптимизации. Некоторых сотрудников я был вынужден уволить или отправить в неоплачиваемый отпуск, некоторые компании закрыть, некоторые бизнес-проекты отложить.

Есть мнение, что государство не должно вмешиваться в бизнес, что рынок сам восстановится и все расставит на свои места: слабые умрут, а сильные сами выживут. Как вы относитесь к такой позиции?
Это хороший вопрос. Государственная политика и решения очень существенно влияет на предпринимательскую среду. В стабильное время государству не надо вмешиваться в дела бизнеса. На самом деле было бы лучше, чтобы государство своими непредвиденными и непредсказуемыми действиями просто не мешало бизнесу, сохраняло стабильную налоговую и фискальную политику по отношению к бизнесу, и все работало бы.

Однако во время кризиса важно протянуть руку поддержки, прежде всего — в виде отсрочки оплаты налогов, их уменьшения, в виде ослабления требований к банкам, к отчетностям и бюрократии, поддерживая возможности ведения непрерывной хозяйственной деятельности. В случае чрезвычайной ситуации необходимо предоставить неограниченную ликвидность, но наши банки и правительство с этой задачей не справляются.

Как мы видим, сейчас, во времена пандемии, государство своими решениями и своим отношением очень даже влияет на бизнес! В результате только за последние 6 месяцев обанкротилось около 1000 предприятий, особенно пострадал малый и средний бизнес. Безработица уже увеличилась с 6,2% (в конце 2019 г.) до 8% и продолжает расти.

Какие отрасли, по-вашему, сейчас нуждаются в наибольшей поддержке?
Я бы не выделял конкретные отрасли. Мы все взаимосвязаны и взаимозависимы. Если гостиницы закрыты, страдают и кондитеры, и такси, и все остальные по цепочке.

Те предприятия, которые действительно нуждаются в поддержке, — это малый бизнес и микропредприятия. Среди активных предприятий таких в Латвии — 99%. Они обеспечивают в нашей стране больше половины национального производства, они же больше всего пострадали от пандемии.

К каким последствиям могут привести изменения в налоговом законодательстве, которые произошли после Нового года по отношению к малому бизнесу?
Результаты видны уже сейчас: предприятия закрываются, люди теряют работу.

Я предвижу, что данное решение еще больше повлияет на сегрегацию между малым и большим бизнесом, между бедными и богатыми, между национальным и иностранным капиталом. Малый бизнес значительно уменьшится либо будет поглощен крупным бизнесом, а многие национальные фирмы будут вынуждены продать свои акции иностранным компаниям, например, американским. Одним из ярких примеров является банк Citadele, проданный за гроши даже не в кризисное время.

Быстрая вакцинация важнее всего

Какие меры, на ваш взгляд, помогут латвийской экономике выйти из пандемического кризиса?
Прежде всего необходимо как можно скорее провести вакцинирование нашего населения, так как нет никакой гарантии, что пандемия не повторится.

Быстрая и эффективная вакцинация очень важна, потому что Латвии надо активно наращивать и сохранять человеческий капитал. Даже сейчас, ставя на весы экономику и человеческие жизни, уверенно надо сказать, что человеческие жизни — самое важное, экономика стоит на втором месте. Вот почему ошибки министерств в вопросе приобретения вакцин, промедление в этом вопросе и недостаточная поддержка здравоохранения, на мой взгляд, — фатальные ошибки!

В экономике все зависит от того, как скоро будут сняты ограничения. Я прогнозирую, что Латвии потребуется от 10 до 15 лет, чтобы вернуться на докризисный путь роста. Однако все зависит от политики нашего государства. Должны быть внедрены политические комплексные и системные меры, активно стимулирующие рост экономики в долгосрочной перспективе, а также пересмотрены и ограничены расходы государства.

Малый бизнес и микропредприятия власти могут поддерживать не только посредством пособий и выплат заработных плат работникам этих фирм, но прежде всего выступать в роли конечного покупателя, приобретая их продукцию! Даже сейчас, во время пандемии и ограничений, кто зарабатывает? В основном крупные торговые сети Rimi, Maxima, а небольшие латвийские розничные торговцы несут убытки, местное производство и потребление стремительно падает. Государству необходимо создавать благоприятные условия именно местному, национальному предпринимательству. Это уменьшит нашу зависимость от глобальных катаклизмов и влияния политики других государств.

Необходим перезапуск экономики, целый ряд положительных трансформаций для стимулирования экономики, в том числе всесторонняя поддержка внедрению новых технологий, развитию здравоохранения, медицинских технологий и услуг, производственной деятельности, сфере транзита и экспорта, более тесное сотрудничество с соседними странами и мировыми лидерами.

И конечно же экономика не должна оказаться в ловушке бюрократической системы, это только замедлит восстановление. для Для финансового и торгового оздоровления нашей стране важно восстановить доверие, концентрироваться на качестве, а не количестве, на открытости и гибкости, на гостеприимстве, а также прислушиваться к предпринимателям и уважать мнение ученых.

«Это воровство на государственном уровне»

На какие инвестиции может рассчитывать латвийская экономика в ближайшем будущем?
Сейчас наиболее ощутимые инвестиции ожидаются от ЕС и Европейского фонда восстановления. Главная задача — правильное и эффективное распределение этих средств.

Что касается частных инвестиций, то здесь у нас большие проблемы. Когда еще не было таких ограничений и я много летал, проходя по нашему аэропорту мимо огромного павильона Латвийского агентства инвестиций и развития (LIAA) под названием Magnetic, я ни разу не видел там ни одного посетителя. Ни одного. Такое ощущение, что магнит поставлен неправильными полюсами.

Но главная проблема, по сути, — это нехватка целостного и глобального видения Латвии внутри страны и за ее пределами.

Какие последствия, на ваш взгляд, повлек для Латвии «капитальный ремонт» финансового сектора и ужесточение банковского законодательства?
От Moneyval и финансовых структур США Латвия заслужила аплодисменты. Однако в глазах местных предпринимателей и инвесторов — потеряла доверие. До сих пор у нас есть сложности открыть банковский счет — как физическим лицам, так и юридическим.

Регулирование финансовой отрасли, безусловно, должно быть, но то регулирование, которое осуществляется здесь, парализовало бизнес, способствовала выводу средств за рубеж (в Чехию, Словакию, в ту же Эстонию и другие страны ЕС), и как следствие государственная казна потеряла налоговые доходы, которые сейчас пытаются компенсировать повышением налогов.

Больше всего недоумение и недоверие государству вызывает то, что госчиновники не стараются как-то исправить или смягчить эту ситуацию, а, напротив, спешат разработать следующие поправки к закону, дающие право забрать весь бизнес и лишить любого предпринимателя его активов, если его репутация не кажется им достаточно хорошей. В моем понимании это воровство на государственном уровне, что уже вошло в привычку во время ликвидации некоторых банков.

Как вы считаете, какие факторы будут влиять на развитие бизнеса в обозримом будущем?
У любого кризиса всегда есть две стороны — риски и возможности. Бизнес, который может перейти в онлайн, имеет большое будущее — дигитализация продуктов и услуг, онлайн-образование, э-коммерция.

Также надо учитывать процессы реглобализации — будет развиваться местный туризм, локальные услуги.

Учитывая рост числа разводов, депрессий, чувства безысходности у людей, увеличивается потребность в психологической и медицинской поддержке и услугах.

Наше население очень быстро стареет, поэтому адекватный уход за престарелым населением тоже будет иметь повышенный спрос.

И, прежде всего, мы должны всеми легальными способами привлекать инвестиции и не бояться страны и места происхождения потенциального инвестора, готового вложить свои ресурсы в развитие Латвии.

Александр Веселов/«Открытый город»

Фото: Диана Спиридовская
 
05-04-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№4(133) Апрель 2021
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Бульдозер идет напролом
  • Нина Линде: "Готовим форум экономики будущего"
  • Роботы против коронавируса
  • Отложенная партия Даны Рейзниеце-Озолы