Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Будущее тревожит нас, а прошлое нас держит. Вот почему настоящее ускользает от нас.
Гюстав Флобер, французский писатель
Latviannews
English version

Китайский миллиардер поможет латвийцам продлить жизнь

Поделиться:
Китайский миллиардер Ван Цзянь в Риге (в центре), справа от него глава Латвийского агентства инвестиций и развития Андрис Озолс. Фото: Facebook.com/Роландо Хуапайя-Дельгадо
 Визит этой осенью в Латвию китайского миллиардера, основателя и владельца гиганта генной инженерии BGI Ван Цзяня прошел без особой помпы. Между тем он дает надежду на поворот в негативном инвестиционном тренде в нашей стране.

Предприниматель Ван Цзянь входит в число самых богатых жителей Китая. Его BGI Genomics котируется на шэньчжэньской бирже, и стоимость компании составляет почти четыре миллиарда евро. Предприятие осуществляет совместные проекты с американскими Институтом нейрологии Аллена и Фондом Билла и Мелинды Гейтсов. Деятельность компании связана с исследованиями в области генной инженерии, результаты которых можно использовать в таких сферах как защита окружающей среды, здоровье и др.

Эта история может занять достойное место в латвийской хрестоматии по привлечению зарубежных инвестиций, если такая когда-нибудь появится. В ней красиво все. Корпорация мирового масштаба, разрабатывающая и внедряющая инновационные технологии в сфере генетики, создает в маленькой балтийской стране научно-исследовательский центр и производство оборудования для исследования генома человека. Вкладывает в это дело 15 миллионов евро и налаживает тесное сотрудничество с местным ученым сообществом. Речь идет о китайской компании BGI Group, которая в этом году открывает свое европейское представительство в Риге. Точнее, в индустриальном парке возле Рижского аэропорта.

Представительство BGI в Латвии базируется в индустриальном парке возле Рижского аэропорта. Фото: Диана Спиридовская
В Риге будет базироваться научно-исследовательский центр BGI и производство оборудования для исследования генома человека. Фото: Диана Спиридовская
Компания BGI (Beijing Genomics Institute) была создана в 1999 году и сегодня является самым крупным в мире научно-исследовательским центром генетики. Это мировой лидер в области услуг по секвенированию (определению последовательности нуклеотидов в молекуле ДНК) генома человека, а также животных, растений и микроорганизмов. В 2013 году BGI за 118 миллионов долларов купила в Калифорнии ведущую американскую компанию в области секвенирования и анализа генома человека Complete Genomics. И вот теперь этот гигант пришел в Латвию.

Почему выбор BGI пал именно на нашу страну, что мы будем от этого иметь, чем намерен заниматься создаваемый научно-производственный центр и какая вообще практическая польза в секвенировании человеческого генома? На эти вопросы «Открытому городу» отвечают причастные к этому «проекту века» люди.

В перспективе большой центр для генетических исследований
 

Андис Шлайтас. Фото: Диана Спиридовская
Андис Шлайтас, доктор биохимических наук, генеральный директор компании Latvia MGI Tech (латвийское подразделение китайской MGI Tech, которая, в свою очередь, является дочерней компанией BGI Group)

Боюсь, что большинство наших читателей из словосочетания «секвенирование человеческого генома» ничего не поймут. Как объяснить основное направление деятельности BGI Group на простом языке?
Главная миссия BGI Group — продлить и улучшить качество человеческой жизни, используя новейшие технологии и искусственный интеллект. Еще лет пятнадцать назад из-за отсутствия нынешних компьютерных возможностей нельзя было обрабатывать большие объемы данных. А сейчас у нас появились и компьютерные мощности, и технологии для того, чтобы делать секвенирование человеческого генома.

В чем смысл этого секвенирования?
Генетически, с рождения, мы получаем по 50 процентов генов от обоих родителей. И далее растем, развиваемся. Если в ДНК возникают какие-то изменения, то могут появиться различные заболевания. А, как известно, многие заболевания, обнаруженные на ранних стадиях, вылечиваются гораздо легче, чем когда болезнь уже запущена. Так вот оборудование по секвенированию генома человека позволяет диагностировать болезнь, когда она еще даже никак себя не проявляет. Есть возможность найти то, что глазами еще не видно. И это касается не только онкологии.

Более того, исследование генома позволяет определить склонность того или иного человека к определенным заболеваниям. Тем самым людей можно предупредить, а болезни предотвратить. Например, если анализ ДНК молодого человека показал, что у него есть риск заболевания раком легких, то, наверное, как минимум курить этому юноше начинать не стоит. То есть можно скорректировать свой образ жизни, придерживаться какой-то диеты, заниматься спортом и т.д. Когда знаешь, где можешь упасть, всегда подстелешь соломки.

Но инвестиции BGI вкладываются еще и в производство…
У BGI Group два основных направления деятельности. Первое —некоммерческое. Это научно-исследовательская работа и лечение людей. Компания располагает одним из немногих частных научных институтов, который проводит всевозможные исследования в области генетики. Сейчас BGI открывает в Китае больницу на 100 пациентов, которых будут лечить с использованием новейших технологий.

Второе направление — коммерческое и связано с производством оборудования для генетических исследований. С этой целью MGI пришла в Латвию, чтобы производить реагенты и инструменты для секвенирования генома и продавать их в Европе и не только. Потребности Юго-Восточной Азии покрывает сам Китай, а, например, Европа, Африка, Ближний Восток — это те регионы, куда из Китая довольно дорого и долго осуществлять поставки. Поэтому и решили сделать производство в Латвии.

Почему выбор пал именно на Латвию?
Тут несколько факторов. Первое — это не Западная Европа с ее высокими зарплатами и бюрократическими требованиями. А второе — Латвия сама была более заинтересована в создании здесь большого иностранного предприятия, нежели, например, Германия. В Германии никого не удивишь инвестициями в 15 миллионов евро. А для нас это довольно интересно. Большую роль сыграло Латвийское агентство инвестиций и развития (LIAA). Они очень много работали над тем, чтобы этот проект пришел именно в нашу страну. Причем работали креативно. Например, когда в Латвию в 2017 году приезжал владелец BGI, они в качестве культурной программы устроили поход за грибами. Ему очень понравилось. Они насобирали кучу грибов, а потом приехали в один из рижских ресторанов, где им эти грибы сразу приготовили. То есть специалисты LIAA учитывали все мелочи и очень старались. И слава богу, что старались.

Конечно, нельзя сбрасывать со счетов выгодное географическое положение Латвии. Мы всегда говорим, что это мост между Востоком и Западом. И это так на самом деле и есть. Отсюда отправить какой-то груз в любую европейскую страну можно за считанные часы самолетом или за двое-трое суток машиной. Если это делать, скажем, из Гонконга, то разница сразу очевидна.

Например, реагенты должны быть заморожены при температуре минус 20 градусов. А отсылать такую продукцию на большие расстояния в замороженном виде — очень дорого. Поэтому опять выбор в пользу Латвии: отсюда отправить реагенты в Германию гораздо выгоднее, чем из Китая.

Зачем нужно было создавать компанию Latvia MGI Tech?
Необходимость в создании фирмы Latvia MGI Tech была в том, чтобы развитием проекта занималось юридическое лицо, зарегистрированное в Евросоюзе. Наш основной капитал — 100 тысяч евро. Идея заключалась в том, что Latvia MGI Tech будет главным представителем MGI в Европе — такой центр со своими лабораториями, производством, с юридическим и фактическим адресом.

В чем заключается научное сотрудничество с латвийскими учреждениями?
Оно началось еще до строительства завода и очень нам помогло. Компания Latvia MGI Tech была создана летом 2017 года, я начал работать в декабре 2017-го, когда здесь еще ничего не было. Cотрудничество с Латвийском центром биомедицины (BMC) и с Университетом Страдыня началось в 2018 году. Мы бесплатно разместили два аппарата по секвенированию — один в BMC, а второй в Институте экологии при Университете Страдыня. Кстати, один такой аппарат стоит порядка 400 тысяч евро. Но это сотрудничество взаимовыгодное — они могут пользоваться этой аппаратурой, и мы тоже, когда нам необходимо показывать образцы продукции.

Кроме того, мы участвуем в европейских проектах, например, по диагностике редких заболеваний именно генетическим способом.

Поскольку помещений у нас много — мы сняли 7 тысяч квадратных метров, в перспективе у нас будет и своя лаборатория, и свои специалисты. Но научное пространство Латвии практически все сосредоточено в Риге, поэтому понятно, что мы все будем сотрудничать и работать вместе.

Сейчас мы сразу создаем лабораторию, но хотим здесь открыть в перспективе большой центр для генетических исследований. Когда приезжал наш основатель фирмы, он говорил, что в первую очередь для него очень важно что-то дать Латвии, отблагодарить ее за возможность создания здесь европейской базы. И мы будем создавать такой центр, и будем сотрудничать как с государством, так и с различными научными учреждениями. Чтобы делиться этой технологией, сделать ее более доступной, чем она сейчас — и по цене, и по времени, затрачиваемому на проведение исследований.
В этом году мы откроем научный центр, это будет первый этап. В следующим году планируем начать производство реагентов. А третий этап — производство инструментов и аппаратуры. Планируемые производственные мощности таковы, чтобы покрыть потребности в нашей продукции Европы, Африки, где очень интересный развивающийся рынок, и Ближнего Востока.

Сколько стоит секвенирование ДНК? Дорого ли это?
Да, достаточно дорого. Но если наш главный конкурент предлагает секвенирование ДНК за 1000–1100 долларов, то мы сегодня делаем это за 600 долларов. Но такая цена действует, если мы используем аппараты, выпущенные до 2017 года. А инструмент, который мы создали в прошлом году, позволяет эту цену уменьшить до 300 долларов. И это не предел. Наша цель — чтобы полное исследование генома стоило не более 100 долларов. Это сравнимо с компьютерной томографией.

Почему важно делать генетический анализ новорожденных или маленьких детей?
Для того, чтобы потом можно было сравнить — есть у человека генетические отклонения от первоначального образца или нет. Ведь когда вы такой анализ сделаете будучи взрослым, непонятно — так и должно было все быть или присутствует какая-то патология в сравнении с «нулевым пунктом»? Однако общество, в целом, еще к этому не готово. Хотя я считаю, что это необходимо и идет людям только на благо.

Предсказать болезнь, которая себя еще не проявила
 

Виталий Скривелис. Фото: LETA

Виталий Скривелис, глава Латвийской ассоциации предпринимателей в области химии и фармакологии

Насколько, на ваш взгляд, будет полезно для жителей Латвии присутствие в стране лидера по исследованию человеческой ДНК?
Секвенирование генома позволяет теоретически определить, какие в будущем у человека могут возникнуть болезни. То есть к чему он предрасположен — к диабету, к высокому давлению, к какому-то типу рака и т.д. Это направление, например, сейчас довольно сильно развивается в Швеции при государственной поддержке. И многие большие частные компании развивают это направление. На данный момент можно различить порядка четырехсот различных самых распространенных генных мутаций. И исходя из того, сколько из этих мутаций у человека имеется, можно делать какой-то прогноз.


Но это годится для дисциплинированных людей, которые не боятся узнать, что они когда-то чем-то могут заболеть и которые могут организовать свою жизнь так, чтобы свести риски заболевания к минимуму. То есть, если кто-то предрасположен к диабету, то он будет следить за своим рационом, чтобы не провоцировать развитие болезни. Или у тебя предрасположенность к коронарным заболеваниям сосудов. Тогда — поменьше стресса, побольше движения, воздержание от употребления жирной пищи и т.д.

Быстрого эффекта для Латвии, помимо того, что здесь располагается высокотехнологичное производство и дает работу людям, не будет. Но главное заключается в том, что BGI сможет предлагать сравнительно дешевое секвенирование генома. Так что минусов я тут не вижу.

Например, в Эстонии недавно закончилась государственная программа, в рамках которой двумстам тысячам жителей секвенировали геном, определили, какие в будущем у них могут быть проблемы со здоровьем, и дали соответствующие рекомендации. Годится ли это в Латвии? Хороший вопрос.

Если использовать черный юмор, то в Латвии и так все плохо, люди все время жалуются: правительство плохое, экономика слабая, зарплаты маленькие. И если они еще узнают, к каким болезням у них предрасположенность, тогда вообще жизнь будет мрачной.

Но я считаю приход в Латвию BGI позитивным моментом. Может, конечно, быть и такое, что некоторые свяжут это с «теорией заговора», мягким влиянием Китая, который помаленьку старается все больше укрепить таким образом свои позиции в Европе. Что здесь можно сказать? Америка укрепляет свое влияние в мире через боевую мощь, а Китай экономическими вложениями, технологиями. Китайцам, мне кажется, Латвия нравится, зеленая страна, не перенаселена людьми.

Они будут производить оборудование и развивать методы секвенирования разного типа. Будут сотрудничать с аналитическими лабораториями в Латвии. Уже сейчас активно привлекают местных молекулярных биологов, генетиков.

Как секвенирование генома может повлиять на лечение человека, на выбор лекарств?
Большие фармацевтические компании говорят так: мы сделаем генетический анализ и определим количество мутаций. А затем просчитаем комбинацию этих мутаций и поставим диагноз. Возможно, по классической систематизации, у пациента уже рак легких. Но с выявленным набором и комбинацией мутаций его лучше лечить не лекарством от рака легких, а, например, препаратами от меланомы — рака кожи. Такое бывает. И это называется индивидуализированная медицина.

Почему большие мультинациональные компании идут в этом направлении? Потому что для индивидуализированной медицины лекарства весьма дорогие. Например, лечение одного больного такими современными лекарствами начинается от 60 тысяч евро и доходит до 350 тысяч. И получается, что даже один единственный пациент — это уже бизнес для большой мультинациональной компании.

Но индивидуализированная медицина — не панацея. Вам говорят: подберем лекарства, которые годятся лучше всего именно для вас. Теоретически подберем и будем использовать. Все они дорогие. Но излечение базируется все-таки на трех вещах. Первое — это, конечно, лекарства и доктора. Второе — это диета, то, что мы едим. И третье — как мы себя ведем. Насколько мы позитивно мыслим, физически активны, как мы освобождаемся от стресса. Потому что стресс у нас каждый день. И если мы его держим долго в себе, то рано или поздно это приведет к какой-то болезни. Так что лекарства — это лишь одна составляющая из трех, которая влияет на результат лечения. А две другие зависят от нас самих.

Китайцам здесь понравилось
 

Роландо Хуапайя-Дельгадо. Фото: Facebook.com
Роландо Хуапайя-Дельгадо, старший инвестиционный консультант Латвийского агентства развития и инвестиций (LIAA)

Где разместится новое предприятие?
Индустриальный парк Lidostas Parks начал работу совсем недавно. Там арендуют помещения несколько предприятий и одно из них — компания Latvia MGI Tech.

Во многом это работа нашего Агентства инвестиций и развития. Мы начали контактировать с компанией BGI еще два года назад. Потом пригласили их приехать в Латвию и посмотреть, какие здесь имеются возможности для открытия производства. И так получилось, что им здесь понравилось. Конечно, это была долгая работа, пришлось решать очень многие вопросы, но в итоге нам удалось показать преимущества инвестирования именно в Латвии.

Как вы нашли их?
Они сами активно искали место в Европе, где можно было бы открыть научно-производственный центр. И мы тоже смотрели, кто интересуется инвестированием в регионе. Тем более, что у нас есть свое представительство в Китае. Получается, что сработали оба этих фактора.

Какие преимущества в Латвии?
Конечно, географическое положение нашей страны, плюс сама локация индустриального парка. Им нравится, что все находится очень близко от аэропорта. Это удобно не только в плане отправки оборудования, которое они будут производить, но и в смысле доставки материалов для генетических исследований. Процесс их транспортировки достаточно сложный, поэтому близость к аэропорту очень важна.

Следующий важный фактор — наличие квалифицированных специалистов. Сотрудничая с Университетом Страдыня, китайцы поняли, что здесь есть возможность найти тот персонал, какой им нужен.

Понятно, что в Германии и других странах Европы расходы на заработную плату гораздо выше, чем в Латвии, и это, конечно, тоже сыграло свою роль. Здесь намного выгоднее открывать производство.

Договор между Министерством экономики Латвии, компанией BGI и Вуханьской национальной базой биоиндустрий (Wuhan National Bio-industry Base) о создании в Латвии научно-производственного центра был подписан в Будапеште на шестом саммите лидеров Китая, Центральной и Восточной Европы (16+1) в 2017 году. Большинство проектов, реализуемых совместно с Китаем в Европе, — это проекты в области транспорта и логистики. Латвийский же проект касается науки и высоких технологий. Это была просьба китайской стороны подписать такой меморандум, где участвует Министерство экономики. Китайцы любят, когда все происходит на самом высоком уровне.

Проектом занималось Агентство инвестиций и развития — на его долю пришлась львиная часть работы, но, конечно, со стороны министерства была поддержка. Когда нужно было, представители министерства встречались с BGI, так как для китайской стороны очень важно участие высших государственных чинов.

Университет Страдыня видит хорошие перспективы
 

Эдвин Миклашевич. Фото: LETA
Эдвин Миклашевич, доктор биологии, директор онкологического института при Университете Страдыня

Какие перспективы сулит новый проект Университету Страдыня?
На данный момент наше сотрудничество с компанией BGI состоит в том, что они бесплатно предоставили нам современный аппарат по секвенированию генов. Поскольку мы являемся университетом, а не лечебным учреждением, то этот аппарат сейчас используется в научно-исследовательских целях. Для нас это очень важно и полезно. В перспективе возможны какие-то совместные исследования с научным центром, который китайцы открывают в Латвии, а также участие в европейских проектах.

Евгений Павлов/"Открытый город"

01-12-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Megris 04.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Megris 04.01.2020
www.vulkanshema.ru - Схемы обмана казино
Журнал
№7(124) Июль 2020
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Диана Новицка: "Построим Ригу будущего вместе!"
  • В войнах спецслужб святых не бывает
  • Как научиться жить с COVID-ом
  • Борис Акунин: "После серых обычно приходят черные"
  • Концертный зал уничтожит парк Кронвалда?