Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Хронического счастья так же нет, как нетающего льда.
Александр Герцен, русский писатель
Latviannews
English version

Бетон с мозгами — для IKEA, Bosch и Daimler-Benz

Поделиться:
Основатель Primekss Янис Ошлейс. Фото: Primeks
«Кажется, что бетон — это суперпросто. На самом деле там целая наука», — говорит основатель Primekss Янис Ошлейс. Эту науку и продает латвийская группа. За десять лет ее технология распространилась по нескольким континентам, а вокруг выстроен многомиллионный экспортный сервис.

Прелесть и сложность современного мира в том, что, казалось бы, узкая специализация порой открывает широкие возможности. Случай Primekss — из этой серии. Однажды решив сосредоточиться на производстве бетонных полов для индустриальных объектов, латвийская компания выстроила сложный международный бизнес, который в последние несколько лет растет на 5–7 млн евро в год и дотянулся до США, Канады, ЮАР, Израиля, Индии, России, Германии, Скандинавии и др.

Почему получилось у древних римлян?

«Бетон — он повсюду. Но, если посмотреть критически, его качество не великолепно. В то же время в Древнем Риме тоже строили из бетона, и некоторые сооружения — например, Пантеон, Колизей и акведуки, — стоят уже 1800 лет и все с ними в порядке. Как им удалось?» — задает вопрос Янис Ошлейс.

В прошлом году американские ученые из Беркли заявили, что раскрыли секрет древнеримского бетона: все дело во взаимодействии извести с вулканическим пеплом и морской водой, которое приводило к образованию тоберомита — кристаллы этого минерала сцепляются друг с другом, создавая очень прочную структуру, и с веками она становится только крепче. Но однозначного ответа у современной науки нет до сих пор.

Во время краткого экскурса в историю стройматериалов Ошлейс отмечает, что римское ноу-хау после падения империи было практически забыто и открыто вновь уже в 18–19-м веке. В 1840-х французский садовник Жозеф Монье решил укрепить кадки из цементного раствора железной проволокой и так случайно изобрел железобетон, без которого невозможно представить современное массовое строительство.

«Но в чем существенная разница? В древности не было технологии производства арматуры — сам раствор был качественным», — заключает предприниматель.

По словам Ошлейса, цель предприятия — сделать материал столь же прочным и долговечным. Нет смысла гадать, не потрескаются ли полы от Primekss на каком-нибудь индийском заводе Bosch через тысячу лет, но видимые результаты — международные награды, список клиентов, география экспорта, финансовые показатели — выглядят вполне убедительно. За время существования технологии латвийской компании с ее помощью закатали 10 млн квадратных метров — это примерно соответствует площади рижских микрорайонов Пурвциемс и Тейки вместе взятых.
Фото: Primekss
Фото: Primekss

«Мы понимали, что это тупик»

В каком-то смысле нынешним успехам компания обязана прошлым неудачам. Когда Primekss только начинал, а было это еще в 1997-м, он предлагал эпоксидные покрытия для полов в индустриальных помещениях. Продавались они неплохо, но было очень много звонков: приезжайте, посмотрите — оно растрескалось. Приезжали, смотрели — действительно растрескалось. Выяснилось, что по крайней мере часть проблем связана с тем, что бетон, на который наносилось покрытие, был недостаточно прочным.

«Но когда мы шли к подрядчикам, они показывали сертификаты, описывали технологию, и получалось, что они все правильно сделали. И мы понимали, что это тупик: нам нужен материал получше, но мы не можем его получить», — вспоминает Ошлейс.

Так было до поездки на конференцию в Эсслинген-на-Некаре, что под Штутгартом, где предприниматель познакомился с бельгийским ученым Ксавье Дестре, который убедительно рассказывал о своей технологии. Она заключалась в смешении бетонной массы с фибрами — стерженьками из металла или стекловолокна. По словам Ошлейса, хотя первый патент на фибробетон был оформлен во Франции еще в 1920-х, а в Советском Союзе (в том числе в Латвии) в 1960-х изучали возможности его применения для армейских нужд, по-настоящему технологию развили только в 1980-х в странах Бенилюкса. А поскольку в Северной Европе технология не была распространена, ее приобретение позволило еще молодой на тот момент компании получить первых клиентов за пределами Латвии — в соседних странах Балтии и Скандинавии.

Новый материал по бельгийскому рецепту был лучше обычного, но не беспроблемным: он все же был подвержен рискам деформации. К борьбе с ней подключили еврофонды и международное научное сообщество — в течение двух лет над технологией работали специалисты из латвийских, датских, немецких, норвежских вузов. Перед самым экономическим кризисом удалось выявить подходящие химикаты (пластифицируют бетонную массу и не позволяют ей трескаться при застывании), дозировку, способ приготовления и все это запатентовать в 2008-м.

За десять лет 9 миллионов

Впрочем, работа над технологией не закончена и, вероятно, не закончится никогда: «Наш продукт не только состав, это весь процесс. Мы разработали собственное оборудование для добавки фибр и химии, подобрали подходящее от сторонних производителей, определили, каким должен быть рабочий процесс на каждом этапе, систему контроля качества».

Во все это за десять лет уже вложено 9 млн евро, и, по словам Ошлейса, компания продолжает инвестировать в разработки, которыми руководит целый исследовательский отдел с доктором наук Роландом Цепуритисом во главе.

Тем не менее, утверждают в компании, технология Primekss и в нынешнем виде вполне конкурентоспособна.

Объясняя, чем же замечателен материал, Ошлейс сравнивает его с традиционным настилом полов. Обычно это происходит так: укладывают решетку из арматуры (стальной прут через каждые несколько метров и то же самое — перпендикулярно), потом заливают раствор из цемента, песка, камней и воды, потом ждут, когда он затвердеет, потом прорезают в нем усадочные швы — чтобы при дальнейшем застывании он растрескивался контролируемо, а не как попало.

«Но это очень медленный процесс. Мы же помещаем в раствор огромное количество фибр и замещаем ими привычную арматуру. Это значит, что не надо класть стержни по одному: металл находится в его толще уже на стадии заливки, что позволяет сэкономить очень много времени только на стадии укладки. Но он у нас еще и намного прочнее: в обычном бетоне на кубометр — 60 метров арматуры, у нас — 1,2 километра. Чтобы получить нужную несущую способность, нам хватает гораздо более тонкого слоя, следовательно, твердеет он быстрее. На больших объектах только за счет этого заказчик может сэкономить до 100 тыс. евро», — утверждает Янис Ошлейс.

Вторая проблема — швы. Они, если по ним ездят погрузчики, со временем разрушаются — соответственно, техника по складу или цеху передвигается медленнее, чем могла бы, самих единиц техники нужно больше, она сама изнашивается быстрее. В швы набивается пыль, через них может снаружи просачиваться вода, или наоборот, могут быть утечки во внешнюю среду.

Однако в Primekss получили состав, не дающий усадку, что дает возможность заливать огромные пространства с минимумом деформационных швов или вообще без них.

Ну а если этого мало, разработки латвийской компании позволяют еще и выбросы углекислого газа существенно уменьшить. «Бетонная промышленность ответственна примерно за 6% ежегодных выбросов — это вдвое больше, чем у авиации. В основном они возникают на стадии производства цемента, при обжиге извести. Но так как нам цемента нужно меньше, то и негативное влияние на климат сокращается. В Скандинавии на это обращают самое пристальное внимание, но и в Китае и в Индии отношение к экологии меняется — и на уровне правительств, и на уровне крупного бизнеса», — добавляет предприниматель.

Экспортируем науку

Что существенно, Primekss экспортирует не стройматериал, а сложный наукоемкий сервис, понимание, как получить правильный состав в разных условиях и что с ним делать.

«Мы работаем по всему миру. Сам бетон мы не везем — заказываем у местных поставщиков, — говорит Ошлейс. — Но везде исходное сырье — разное. Например, в Латвии много песка великолепного качества, а с камнем у нас плохо. В Швеции же отличный камень, но песок заканчивается — еще лет на 10 осталось. Там пытаются заменять его за счет дробления камней, но тогда приходится добавлять больше воды, что приводит к усадке. А во Флориде песок кораллового происхождения, поэтому очень пористый, что плохо. И даже если в каком-то месте ты уже выполнил несколько проектов и все вроде бы изучил, каждый раз приходится все делать заново. Потому что, скажем, на карьере, где добывают песок, копнули на 10 метров глубже, а там уже другой геологический период и материал, соответственно, тоже другой.

И везде надо получить нужное качество. Поэтому каждый раз перед тем, как приступить непосредственно к работе, мы проводим исследование: пересылаем камни, песок, цемент в нашу лабораторию, определяем необходимый состав, выбираем подходящие химические добавки и эту «технологическую карту» отправляем заводу, который будет на месте производить бетон. Эти исследования — очень большая часть нашей работы».

Другая важная часть бизнеса — система контроля качества. На объекты в Израиле, Канаде, Индии едут специалисты с планшетами — следят за выполнением работ сами и в режиме реального времени пересылают данные в Ригу, где процесс мониторит целая команда.

За десять лет с момента создания нынешней своей технологии Primekss дважды успешно привлекал рисковые инвестиции и сумел выстроить международный бизнес со сложной разветвленной структурой. Все основные операции сосредоточены в Латвии, дочерние предприятия работают в Скандинавских странах и Израиле («IKEA строила магазин в Нетании и не могла найти там нормальных подрядчиков; пригласила нас. Но для нас это еще возможность получить опыт при высокой температуре и низкой влажности, поэтому решили там обосноваться и выполнять работы собственными силами», — поясняет предприниматель), в других странах — филиалы, которые просто обслуживают лицензированных партнеров и находят новых.

Оборот группы вырос с 8 млн евро в 2010-м до 37 млн евро в прошлом году, а в нынешнем прогнозируется его увеличение еще на 10 миллионов. Портфель клиентов и объектов, где были применены разработки, приятно распух.

«В Северной Европе IKEA последние лет восемь заказывает бетонирование только у нас, — перечисляет Ошлейс некоторые успехи последних лет. — Volvo несколько раз обращалась к нам при строительстве цехов в Швеции и Китае. Много строим для Bosch и Daimler-Benz, для крупных логистических компаний. Lidl очень часто к нам обращается. Недавно например, закончили центр распределения в Сербии. Сейчас ведем переговоры с CERN — они хотят убедиться, что наш бетон не пропускает радиоактивные изотопы водорода. Если испытания будут успешными, нас, похоже, ждет один из самых крупных проектов в нашей истории».

Впрочем, тут же признает он, в масштабах мировой отрасли Primekss пока очень маленькое предприятие, а доля его прогрессивного безусадочного фибробетона теряется на фоне моря бетона обычного.

«Компании с ним работают десятилетиями, переходить на что-то новое им трудно и страшно. Но в этом есть и положительная сторона: те, кто научился работать с нашим материалом, как правило, не хотят возвращаться к традиционной технологии, потому что наша объективно лучше. Поэтому мы растем: на 30% в год — это очень быстро», — считает Янис Ошлейс.

Кирилл Резник-Мартов/"Открытый город"
 

09-01-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№3(108)Март 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»