Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Разговоры изобретены для того, чтобы мешать людям думать.
Агата Кристи, английская писательница
Latviannews
English version

Андрис Америкс: «Главное для Латвии — сохранить позвоночник»

Поделиться:
Андрис Америкс. Фото: Никита Кузьмин.
Очевидно, что Латвия очутилась между двумя геополитическими соперниками — США и Россией. Транзит грузов нам уже помогли уменьшить, сейчас помогают ликвидировать транзит денег. Говорят, доходов, основанных на географии, больше не будет. А какие будут? На чем будем зарабатывать? Об этом «Открытый город» поговорил с вице-мэром Риги, главой партии Честь служить Риге и председателем правления Рижского свободного порта Андрисом Америксом.

— Сейчас и правительство, и парламент нашей страны оказались перед большим вызовом — как сохранить позвоночник и обеспечить благосостояние жителей страны. Находясь в эпицентре глобальной геополитики — а сегодня и Россия, и Америка, и Китай борются за ведущую роль в мировой экономике, — Латвия должна найти свое место и оценить свои возможности. История Риги насчитывает более 800 лет, порту на один год больше, но каждое поколение проживает все заново и должно заново отстаивать свои права.

Сейчас геополитика начинает очень серьезно влиять на порт. Хорошо, что Рижский свободный порт многофункционален и умеет быстро приспосабливаться к новым обстоятельствам. Если бы мне раньше сказали, что один из уже исторических терминалов Риги, Alfa-osta, который долгие годы перегружал минеральные удобрения, будет грузить зерно, я бы не поверил. Но оказывается, можно и так. Помыли емкости и туда вместо минеральных удобрений засыпают зерно. Не от хорошей жизни, конечно, но это реальная альтернатива.

Так что порт, конечно, выживет: вместо минеральных удобрений можем грузить зерно, вместо угля — щебенку. Но главное при этом — сохранить рабочие места, и в порту, и на железной дороге, потому что любые перемены могут серьезно повлиять на благосостояние большого количества жителей Латвии.

А что вы имеете в виду под «сохранением позвоночника»?
То, что за неделю можно положить на лопатки третий по величине банк в стране, показывает, насколько мы уязвимы. Подобный случай — очень большой вызов для правительства. Надо понять, в чем наши интересы, и научиться их отстаивать. А если еще Евросоюз начнет торговую войну с Америкой, а с другой стороны у нас такие непростые соседи, как Россия и Китай… Думаю, немалая часть молодых людей, которые сейчас здесь занимаются бизнесом, просто переедут в другие страны этим заниматься. Так что все происходящее — очень большой экзамен для нашей страны.

Без развития нет будущего

Пару лет назад вы сказали, что экономика Латвии — это лодка без весел. Сейчас что-то изменилось?
Сейчас мы очень жестко привязаны к Евросоюзу и у нас нет больше собственной лодки, мы являемся частью одного большого плота. Правда, одна страна от него отвязалась, но остальные очень тесно связаны. Думаю, все понимают, что если этот плот распадется на отдельные бревна, хуже станет всем. Поэтому мы живем по общим европейским правилам.

С другой стороны, учитывая всемирную борьбу с терроризмом, Америка диктует свои условия по финансам. Нравится нам это или нет, но доллар до сих пор является в мире одним из основных видов платежа, а что касается нефти — так единственным. И американцы пользуются этим рычагом, в том же противостоянии с Россией.

И хоть мы живем в еврозоне, но и наша финансовая система сейчас будет подвергнута очень жесткому контролю, мы, скорее всего, перейдем к той банковской модели, которая существует в Скандинавии — это так называемый принцип сберкассы.

Как вы думаете, банковский скандал повлияет на грядущие выборы в Сейм?
Напрямую нет, потому что нерезиденты не голосуют. Но бизнес-среда, конечно, это почувствует. В центре Риги успешно развивался перспективный проект с большими инвестициями — New Hanza. Многое было не видно, там под землей проведены сложные коммуникации, проложены все сети, практически уже можно строить. А у нас какой-то политический мазохизм — есть те, кто радуется и краху банка, и остановке проекта, говорят: а зачем вообще там улицы строить, трамвай пускать, кому это надо? Не понимают, что это и есть развитие, новые рабочие места, вложения в завтрашний день. Да, к сожалению, банк закрылся, но территория-то осталась, поэтому мы будем делать все, чтобы она развивалась, чтобы там выросли и жилые здания, и офисные центры.

Первый миллион пассажиров на пароме


О каком развитии транзитной отрасли можно сегодня говорить? Известно, что оборот Рижского порта в прошлом году снизился на 9,2%, а перевозки по LDz сократились до самого низкого уровня за 15 лет. Можете дать прогноз на 5 лет?
Да, за два месяца перегрузка в порту упала на 10%. Но это прогнозируемое падение, оно было заложено в наших планах исходя из той же геополитической ситуации. Хотя наши соседи в Клайпеде держатся на прежнем уровне. Значит, литовцы справляются с ситуацией, у них позвоночник оказался более крепкий. Вот и у нас если не будет хребта, то мы окажемся на далекой периферии.

Россия сделала очень многое, чтобы часть своих грузов перегружать через собственные порты. Это касается, прежде всего, нефтепродуктов. Для Риги эта позиция практически закрыта. Еще недавно треть продукции Рижского порта составляли сыпучие грузы, треть — контейнеры, генеральные грузы, а треть — нефтепродукты. Сейчас эту последнюю треть мы потеряли однозначно. Но у нас остался очень серьезный хаб с Россией по Уралхиму. Этот концерн производит в год 6 млн тонн минеральных удобрений. Из них 2 миллиона приходят в Ригу.

Позитивной можно считать позицию по углю. Если не последует какого-то неожиданного политического решения, то на ближайшие 5 лет мы сохраним 8–9 млн тонн угля в год. Кузбасский уголь, который мы грузим, в зимнее время сложно куда-то еще перенаправить, российские порты замерзают. В самые лучшие годы мы грузили 14 млн тонн в год. В прошлом году перегрузили 11 миллионов. До 8 миллионов объем может снизиться, но все равно уголь остается нашим стратегическим продуктом. Хотя в Усть-Луге сегодня строят большие терминалы, чтобы стать самым большим угольным портом в Балтии.

Контейнерные грузы тоже растут. За прошлый год их объем в латвийских портах вырос на 16%. Какие здесь перспективы?
Контейнеров будет больше. В этом году, наверное, Рижский свободный порт выйдет на рекорд — на полмиллиона контейнеров. В 2017-м их было 450 тысяч. Это связано с экологией, ради сохранения окружающей среды все больше и больше грузов перевозятся контейнерами. Я не исключаю, что через 5–10 лет уголь тоже будет перевозиться в контейнерах.

Ну, и еще один рекорд мы установим в этом году — число перевезенных на паромах пассажиров достигнет миллиона. Это произойдет впервые. В 2017 году благодаря круизникам и регулярной линии в Стокгольм мы перевезли 830 тысяч человек. У Таллина, кстати, из-за близости с Финляндией, 7 млн пассажиров, так что нам есть куда стремиться. Это тоже греет экономику, потому что туристы, приезжающие сюда, поддерживают малый бизнес, сектор услуг — от экскурсоводов до продавцов мороженого.

То есть география нас все равно будет кормить?
География — это то, что позволило нам пережить и шведские времена, и немецкие, и российские. Поэтому мы ни в коем случае не должны отказываться от своих преимуществ. Думаю, что сегодня самое важное — это положительные политические взаимоотношения с соседями, других вариантов просто нет. Можно однозначно сказать, что если усилится противостояние с Россией, то сотни людей могут остаться без работы. Я пока говорю «сотни», не говорю «тысячи». Но это реальность.

А возможна какая-то солидарность в транзите на уровне ЕС? Почему бы некоторые грузы, идущие через Антверпен или Роттердам, не пускать через латвийские порты?
Это исключено. Мы, конечно, обмениваемся опытом по логистическим знаниям, наши специалисты проходят обучение в Роттердаме, в Гамбурге, но логистику грузов определяют их владельцы, которые подсчитывают, что им выгодно. А мы только обязаны сохранять спортивную форму, способность обслужить безопасно, быстро и по выгодной цене.

Перераспределения внутри Евросоюза быть не может, тем более, что самые большие европейские порты — Гамбург, Роттердам — океанские, это другой масштаб.

Рижский склад для Индии и Китая


Рижский порт называет приоритетом этого года грузы из Беларуси, а поиск новых рынков связывает с Ираном и Индией. Расскажите подробнее.
Беларусь уже давно наш хороший добрый партнер. Мы перегружаем львиную долю белорусского мазута, это более 3 млн тонн. Сейчас они начали искать возможности переработки не только российской нефти, но и иранской. Для нас это очень хорошо, мы к этому готовы. В начале февраля, когда латвийский премьер был в Минске, этот вопрос тоже был предметом переговоров.

Беларусь заинтересована в покупке иранской нефти. Рижский порт за всю свою историю никогда не перегружал сырую нефть. Однако емкостей, которые есть в порту, вполне хватает, чтобы ее принять и обработать. И тогда получилось бы очень логично — в одну сторону могут идти железнодорожные вагоны с мазутом, а в другую — с нефтью. Мы не говорим сегодня о каких-то сумасшедших масштабах, мы говорим, что готовы в этом участвовать, и в целом это положительное направление.

А Индия пока изучает наши возможности, ей важен не столько балтийский рынок или даже Европа, ей важно покорить российские, украинские, белорусские рынки. И нас она рассматривает как плацдарм, откуда можно все везти дальше.

Китай, кстати, так же на нас смотрит. Преимущества Рижского свободного порта в том, что если «восточный» товар не пересекает экономическую границу ЕС, то есть границу свободного порта в сторону ЕС, то он находится в так называемой таможенной зоне. И сегодня выгодно притащить сюда большой объем разных товаров, складировать, и по мере необходимости частями продавать в Беларусь или Россию. И таможенный сбор платить не за весь груз сразу, а только за очередной заказ.

То есть порт может стать большим складом?
Да, это одно из направлений, над которым мы работаем.

Еще один приоритет года — Криеву сала. Можно сказать, что стройка века вышла на финишную прямую?
Да, остался последний этап. Недавно завершился срок подачи заявлений на заем, который порт берет для завершения работ. Могу подтвердить, что мы получили больше одной заявки, что доказывает перспективность этого направления. И я могу сказать твердо, что 1 января 2019 года ни один килограмм угля на Андрейсале грузиться не будет. Все сыпучие грузы уйдут на Русский остров.

Город в приоритете

То есть несмотря на трудные времена, порт полон планов?
Всегда нужно смотреть в сторону солнца, на перспективу.

Наша ближайшая перспектива — это выборы в парламент. Какие планы у партии «Честь служить Риге»?
Наша партия — вторая по численности фракции в Рижской думе, 11 депутатов из 60 принадлежат к фракции Честь служить Риге, и мы настроены активно работать на благо рижан. В парламентских выборах мы участвовать не будем. Мы рижская партия, а не латвийская. Одни стартовать в Сейм под названием «Честь служить Риге» мы не можем, а разбавлять себя другими не хотим. Поэтому нашим приоритетом останется муниципальная политика.

Татьяна Фаст, «Открытый город»
 

18-04-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№6(99) Июнь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»