Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Разговоры изобретены для того, чтобы мешать людям думать.
Агата Кристи, английская писательница
Latviannews
English version

Министр экономики доволен бизнесом, который обходится без помощи государства

Поделиться:
Юрий Баскаков (справа) рассказал гостям, чего достигла Vitrum Group за более чем 20 лет своего существования. Слева — Арвил Ашераденс и Раймонд Алексеенко.Фото: Диана Спиридовская.
Известное латвийское предприятие «Vitrum Group» министр экономики Арвил Ашераденс и заместитель госсекретаря министерства Раймонд Алексеенко посетили с целью понять, «чем живет бизнес и какие у него основные проблемы». Именно так пояснил свой визит в разговоре с «Открытым городом» сам министр.

Сразу скажем, поставленная Ашераденсом цель была достигнута: он не только познакомился с новым для себя производством, но и сделал ряд открытий. В свою очередь глава компании Юрий Баскаков показал, чего достиг «Vitrum Group» за более чем 20 лет своего существования, и изложил министру общие для латвийского бизнеса проблемы.

«Берем качеством, а не ценой»

— Мы производим все, что связано с барами, кафе, ресторанами и магазинами, — рассказал Юрий Баскаков «Открытому городу» в ожидании гостей. — Одна из новинок — линия по производству холодильных столов для промышленного использования. Они экспортируются в Норвегию.

Предприниматель показывает холодильные столы для производства и продажи сэндвичей, которые устанавливаются в России на заправочных станциях «Neste», латвийских «CircleK». Коротко поясняет, как устроено технологическое оборудование, разработанное местными конструкторами.

Экспорт предприятия «Vitrum» составляет сегодня около 60% от общего объема реализации. В прошлом году было достигнуто рекордное количество стран, куда компания поставляла свою продукцию — 17. Зарубежным рынком номер один был в 2017 году Казахстан — 23% всего экспорта шло в эту страну. На втором месте — Дания, на третьем — Белоруссия. Далее идут Россия, Норвегия, Швеция, Эстония, Турция, Германия, Исландия, Болгария и т.д. На всех рынках «Vitrum Group» представляет свою продукцию под брендом Made in Latvia.

Чем берете скандинавов при огромной конкуренции? Ценой?
Нет, ценой взять невозможно, потому что аналогичную продукцию производит вся Европа и весь Китай. И если вы начнете соревноваться в цене с Китаем, то это путь в никуда. Вот эти холодильные столы мы продаем дороже, чем китайские, где-то в два раза.

Дело в том, что в Скандинавии сумасшедшие зарплаты, и если со столом что-то происходит, он ломается, например, то мастер, который едет его ремонтировать, обходится очень дорого. Мы придумали такую вещь: холодильный агрегат — компрессор — в нашем столе занимает небольшую секцию, куда вставляется как кассета. То есть, его, в случае поломки, очень легко заменить — это может сделать любой неквалифицированный работник. Он стоит всего 400 евро — это в Норвегии не те деньги, чтобы его ремонтировать: обойдется дороже.

Это одна из наших находок, которая появилась при анализе трудозатрат в Скандинавии, связанных с ремонтом оборудования.

Другое наше отличие — все направляющие выдвигающихся ящиков в нашем оборудовании, несмотря на дороговизну, выполнены из нержавеющей стали. Практически все наши конкуренты используют для этого оцинкованный металл, так как это значительно дешевле (при закупке направляющая из нержавейки стоит 15 евро, а оцинкованная — 4).

Но это опять же расчет именно на скандинавский рынок, потому что через два с половиной года цинк ржавеет и его надо менять. Следовательно, надо вызывать мастера, у которого зарплата тоже скандинавская. В результате этот стол превращается в золотой.

В наших же, скажем, столах для хот-догов, которые мы производим уже пятнадцать лет, десять последних лет мы ставим нержавеющие направляющие. И за это время с ними ничего не происходит.

Такое преимущество работает не только в Скандинавских странах — но и в России. Зарплата там меньше, конечно, но расстояния для приезда сервисной службы — просто нереальные. Поэтому и там тоже клиенты начинают смотреть на надежное оборудование.

Вот эти факторы дают нам возможность сказать клиентам: «Ребята, вы хотите продукт, который стоит дороже, но и дольше прослужит, или дешевое одноразовое изделие, которое будет только увеличивать ваши счета?»
 
«Vitrum — отличный пример микса экспорта в разных направлениях — в Скандинавию и страны бывшего СССР», — признал министр. Фото: Диана Спиридовская.
Такими электрическими плитами оснащаются школы и детские сады. Фото: Диана Спиридовская.
Сирийский беженец на предприятии оказался для министра экономики сюрпризом. Фото: Диана Спиридовская.
Работа с оборудованиеми механического цеха требует основательной подготовки. Фото: Диана Спиридовская.
Экскурсия по предприятию. Фото: Диана Спиридовская.
Производственные площади Vitrum составляют порядка 15 тыс. кв. метров. Фото: Диана Спиридовская.
Линия порошковой покраски Wagner позволяет красить металлоконструкции достаточно крупных размеров. Фото: Диана Спиридовская.

Все заработанное — в дело

Насколько легко вести бизнес в Латвии? Какие периоды за 25 лет работы компании были самыми сложными?
В производственном бизнесе легких периодов не было никогда. Но ситуации были разные. В 90-х годах рынок был пуст, и, по сути дела, мы могли производить, условно говоря, хоть палки и их бы кто-то купил. Но при этом и культуры потребления тоже не было.

Потом рынок начал постепенно насыщаться, мы тоже развивались. Сейчас на рынке очень большая конкуренция. Здесь, в этой маленькой стране, в нашем секторе бизнеса, есть все — и финны, и шведы, и немцы, и литовцы, и эстонцы. Поэтому все время приходится искать какие-то ходы, идеи, которые бы позволили жить.

Кризис повлиял на вас?
Конечно, кризис был очень болезненным, и он до сих пор влияет. Не верьте тем, кто говорит, что кризиса уже нет — это глупости. Вот простой пример: если до кризиса любой наш клиент, открывая бар, кафе, ресторан или еще что-то, шел в лизинговую компанию и получал деньги, то теперь я не могу припомнить более двух-трех клиентов, которые за последний год получили банковское финансирование. То есть банки стали очень аккуратно относиться не только к частным лицам, но и к производственному бизнесу, к торговле и общепиту.

А поскольку наши клиенты не могут получить кредиты, значит, они очень осторожничают в плане приобретения нового оборудования.

У нас банковских кредитов нет вообще. По разным причинам, но в том числе и потому, что нам их не очень-то дают. Мы в этом плане немного сумасшедшие: все, что зарабатывали — инвестировали в свой бизнес. Люди, заработав деньги, покупали дорогие машины, яхты, дома, а мы в это не инвестировали никогда. Все, что вы здесь видите, создавалось в течение 25 лет на наши средства.

Один раз мы брали деньги на участие в выставке у Латвийского агентства инвестиций и развития (ЛАИР). Это было в 2009 году. И один из недорогих станков мы приобрели с использованием средств еврофондов. В данный момент мы готовимся к участию в трех выставках (все они пройдут в этом году) и ЛАИР согласилось проинвестировать 60% затрат на участие в этих выставках: в Дании, Швеции и Германии.

Почему не используем более активно европейское финансирование и тем более не делаем на это ставку? Мы когда-то пытались поиграть в эти «игры», но они настолько бюрократизированы и сложны, что, честно говоря, на тот момент отказались от этой затеи.

Гордость «Vitrum Group»

Экскурсию для министра Юрий Баскаков начал с механического цеха. Есть на Vitrum цех деревообработки, цех порошковой покраски, мебельный цех, оконный, большие складские помещения – всего порядка 15 тыс. кв. метров производственных площадей.

Гости увидели, как делаются холодильные столы, нейтральное кухонное оборудование, торговая мебель, различные металлоконструкции, тумбы для кофе-машин, окна и двери. Оборудование здесь производится не только для кафе, заправок и ресторанов — очень много мебели для школ и детских садов (есть свои отдельные линейки предложений — стулья, парты, специализированная мебель для кабинетов химии и физики), а также электроплиты для детских садов, школ и больниц.

Увидели представители министерства гордость компании — металлообрабатывающее оборудование немецкой фирмы «TRUMF» — лазеры, гибочное оборудование. Посмотрели на немецкую линию порошковой покраски Wagner, которая позволяет красить металлоконструкции достаточно крупных размеров. Заглянули в оконный цех. Кстати, все окна в проектах скандинавской компании NCC, строящей в Латвии самые теплые и энергоэффективные дома, сделаны на предприятии «Vitrum».

Во время осмотра предприятия Арвил Ашераденс пообщался с работающим здесь сирийским беженцем (их на предприятии двое). Это оказалось для министра сюрпризом.

Рестораны в Норвегии и заправки в России

После экскурсии Юрий Баскаков рассказал и наглядно показал, что и куда поставляет его компания. Особый акцент был сделан на сотрудничество с Казахстаном, Скандинавией и Россией.

— Самый крупный ресторан Осло работает на нашем оборудовании, — глава «Vitrum Group» показывает на большом экране фотографии различных объектов в разных странах. — Наш дилер в Норвегии — беженец из Афганистана, который живет в Норвегии девять лет. Он сделал настолько шикарную фирму по сервису кухонного оборудования, что к нему очень многие обращаются, ему верят и прислушиваются к его рекомендациям.

Дизайн мебели и оборудования мы разрабатываем сами. Этим сильно берем в Скандинавии, потому что у них очень дорогой дизайн.

Продолжим и дальше развивать свои позиции в Скандинавии и, безусловно, в России. Вот, кстати, заправка в Калининграде, которая претендует на звание лучшей заправочной станции в России. Все оборудование, мебель полностью сделаны нами.

В нашей отрасли в сотрудничестве с Россией нет никаких политических проблем. Мы столкнулись с другим: все нефтяные компании попали под санкции, к тому же упали цены на нефть и у них просто нет инвестиционных денег. А ведь наш основной сегмент — Fast Food зоны автозаправочных станций. И если в 2014 году для «Газпром нефти» мы реконструировали Fast Food зоны для 850 АЗС, в прошлом году — лишь для 30. И это не политический вопрос, а чисто экономический.

Планируем в этом году войти в Испанию. Ну и, конечно, будем укрепляться во всех тех странах, где мы уже присутствуем.

Латвийские парадоксы

Заместитель госсекретаря министерства Раймонд Алексеенко поинтересовался, использует ли «Vitrum» европейское финансирование?

— Еврофонды не использовали, потому что не было проблем с получением лизинга или банковского финансирования, — ответил Баскаков. — А вот в последние годы — это проблема. Нас это больше беспокоит не напрямую, а из-за клиентов. Когда компания вынуждена рассчитывать лишь на свои средства, она покупает ограниченное количество товара. В прошлом году лишь один наш клиент получил в банке лизинг.

Министра это удивило:
— Нам все банки рассказывают, что у них кредитование идет вверх...

Юрий Баскаков рассказал по этому поводу конкретную историю:
— Доходит до абсурда: «Citadele» агрессивно рекламирует лизинг в Эстонии и дает его практически всем, а в Латвии — никому. Я позвонил узнать — почему так. Мне ответили: Эстония — другая страна, с другими условиями. Другого объяснения нет.

По словам главы «Vitrum Group», единственный станок, который компания взяла в лизинг, — оформлен в швейцарском банке. Там компании предоставили лизинг, а в Латвии — нет. Парадокс.

Кадры для Англии и Швеции

Поинтересовался министр и тем, как предприятие решает проблему с рабочей силой?

— Это ключевой вопрос для производства, — признался глава компании. — Но не потому, что этой рабочей силы нет. Она есть. Уникальность ситуации в том, что если бизнес находится в очень жесткой конкурентной среде, то рабочая сила в этой среде не находится.

Может быть, я сейчас утрирую, но когда я был в Англии на производстве — там все рабочие, буквально летают, бегают по цеху. У нас заставить людей так работать невозможно. Когда я спросил у английского начальника цеха: как, почему? Он открыл дверь на улицу, показал на двух сидящих мужиков и спросил: знаешь, почему они здесь сидят? Ждут, когда я кого-нибудь выгоню из своих работников и возьму их.

На другом предприятии мне рассказали о том, какие отличные у них работают специалисты из Латвии. Когда я спросил, обучают ли они этих латвийских ребят, в ответ услышал, что нет — звонят в агентство и им дают уже подготовленных людей.

У нас же ситуация такая — любого, кого мы сегодня берем на работу, мы, прежде всего, обучаем. И не важно — местного берем человека или сирийского беженца: и того и другого надо одинаково долго учить. Причем, если сириец будет стараться, то наш скажет: уволите и черт с ним, пойду устроюсь в другое место.

Расходы на обучение рабочей силы тратятся немалые. Во всех старых странах Европы они покрываются государством. В Латвии этого нет.

Мы, по сути, сейчас занимаемся подготовкой работников для английских и шведских компаний. У нас на покраске работал парень: мы его обучили, он уволился, уехал в Англию, устроился там по своей специальности и вызвал туда еще двоих обученных нами работников. Понятно, что мы не можем и никогда не сможем соревноваться с англичанами в зарплате. По крайней мере, в обозримом будущем.

Конкуренции на рынке труда нет. Почему я с удовольствием взял сирийцев — в том числе и потому, чтобы показать своим работникам, что, в общем-то, ситуация конкурентная. Не будете вы работать — будут другие. Место пустовать не будет — мы все равно найдем выход. Но на самом деле ситуация, конечно, не нормальная.

— Какое видите решение — ввозить рабочую силу? — спросил министр.

— Без всяких оговорок, да. Ничего плохого от этого не случится. У нас работает 175 человек. Никто ведь не говорит, что завтра здесь появится, условно говоря, 175 украинцев или белорусов. Но если бы появились хотя бы 10 человек, они бы стимулировали определенную дисциплину труда. Люди просто видели бы, что есть конкурентная среда, им есть замена в случае некачественной работы и отсутствия дисциплины.

Обратная сторона дешевых предложений

— Какие у вас возможности в плане автоматизации производства? — поинтересовался гость.

— Очень маленькие, — признался глава компании. — Есть процессы, которые можно автоматизировать уже сейчас, но стоимость этого очень большая. Например, машина по резке металла, которая может заменить двух-трех человек, стоит около миллиона. И здесь мы опять возвращаемся к вопросу о банковском финансировании. Где взять этот миллион?

Глава «Vitrum Group» поделился с министром еще одной проблемой, с которой предприятие сталкивается при госзакупках.

— Сегодня латвийское государство является одним из ключевых наших закупщиков. Это не секрет. Но ситуация такая, что во всех государственных и муниципальных конкурсах побеждает, как правило, самая низкая цена. И никто не говорит, что давайте все-таки думать и о качестве. Есть клиенты, которые этому уделяют внимание. Допустим, Рижская дума этому уделяет очень серьезное внимание. Но массе других клиентов важно самое дешевое предложение. А соревноваться в цене с Китаем бессмысленно. Даже с Польшей тяжело, потому что затраты на производство там меньше.

— С кем из конкурентов приходится воевать на латвийском рынке, — поинтересовался гость.

— Если мы говорим про Латвию и кухонный бизнес, то это финны и литовцы, — рассказал Баскаков. — Финны, к сожалению, последнее время очень сильно пошли в демпинг, предлагая китайское оборудование. В прошлом году гастрооборудования в Латвии мы продали на 4 млн евро. Наш ближайший финский конкурент продал на 4,2 миллиона, а следующий — на 1,8 миллиона. Чтобы понимать, о чем речь: весь рынок кухонного оборудования в Латвии — около 11 млн евро.

Сюрпризы для министра

По итогам визита «Открытый город» спросил у министра: появились ли у него новые идеи, как государство может помочь производственному бизнесу?

— Это предприятие само неплохо справляется, — уклонился Ашераденс от прямого ответа. — «Vitrum» — не самая крупная компания, хотя для Латвии у нее уже довольно серьезный оборот. Мы следим за двумя показателями — рост объема промышленного производства и увеличение экспорта. «Vitrum» — отличный пример микса экспорта в разных направлениях — в Скандинавию и страны бывшего СССР.

Для меня стала не очень приятной неожиданностью информация по поводу банков и лизинга. Сейчас, когда вся промышленность на подъеме, очень важно, чтобы банки поддерживали закупки нового оборудования, чтобы выйти на новый уровень продуктивности. Особенно важны вложения в новое конкурентоспособное оборудование, в новые технологии в условиях нехватки рабочей силы. Если банки это не поддерживают, то промышленный рост долго продолжаться не будет. Нам надо садиться с банками и обсуждать ситуацию.

Вторая проблема — рабочая сила. Сейчас мы стараемся как-то ее решать. Бросили немалые средства на обучение уже работающих — запущена программа более чем на 20 млн евро. Кроме того, в правительстве намечаются очень горячие дебаты по поводу открытия (или не открытия) рабочего рынка для иностранцев. Пока удалось договориться об облегченном варианте трудоустройства для специалистов высокой квалификации.

Но большие группы лоббистов выступают за более широкий круг работников в различных секторах, которых бы можно было трудоустраивать на льготных условиях.

Приятным сюрпризом для меня стала встреча с работающим на предприятии беженцем из Сирии. Мы пообщались с ним, и он сказал, что доволен работой. Это один из позитивных примеров того, как Латвия выполняет свои обязательства по интеграции беженцев, а предприятие находит источник привлечения рабочей силы.

Евгений Павлов, "Открытый город"
 

12-03-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№6(99) Июнь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»